Жизнь за облаками: одиннадцать тысяч часов в воздухе

В воскресенье, 20 августа, в Росии отмечают День воздушного флота. Как утверждают некоторые биологи, самые долголетающие птицы – это стрижи. Они проводят большую часть своей жизни в воздухе, некоторые не опускаются на землю до девяти месяцев в году и порой даже спят в полете.

Юрий Банников в свои «летные годы», пожалуй, мог дать фору долголетающим птицам. Случалось находиться за штурвалом самолета едва ли не сутками, делая короткий отдых между полетами, особенно в летний период при тушении пожаров, во время поисково-спасательных и сельскохозяйственных работ.

Орский пилот налетал в «Аэрофлоте» с 1975-го по 1996 год 11 000 часов. Высокий летный показатель. И это не считая сотен часов, которые он провел в кабине спортивных планеров, занимаясь авиаспортом.

В 12-летнем возрасте Юрий Банников стал чемпионом Оренбургской области в авиамодельном спорте со своей скоростной моделью, опередив в борьбе за главный приз соревнований своего полного тезку из Сорочинска. А впервые в небо он поднялся в 14 лет, сесть в кабину планера уговорил старший брат.

– Такого жесткого испытания не мог предположить, – с улыбкой вспоминает Юрий Константинович. – После полета едва сумел покинуть планер зеленый-презеленый. Поначалу решил, что больше никогда этого не повторю, но затем совершил с братом второй полет. В этот раз что-то внутри произошло – небо мне стало близким.

В шестнадцатилетнем возрасте решил записаться в летчики. Да вот незадача – ростом не проходил. В течение полугода Юрий висел на турнике, готовил себя к полетам. Двух сантиметров до нормы все-таки ему недостало. Тогда врач аэроклуба бросил: «Взять не могу, но до весны подрастет еще, поэтому даю добро». И Юрий стал заниматься в секции.

В 1968 году его призвали в армию. Службу проходил на земле, в погранвойсках. После демобилизации снова пришел в орский аэроклуб. Начал заниматься в самолетной секции. Летал на Як-18. Выполнил норматив первого спортивного разряда, затем начал «прокатывать» мастерский комплекс. «Бомбил» министерство с просьбой о включении в летное училище, куда не проходил уже по возрасту и по воинскому званию (был сержантом, а требовалось офицерское звание). Но наконец лед тронулся, Банникова направили от военкомата на сборы, где полетал несколько месяцев на вертолете. Продолжил трудиться на «Строймаше», а затем его вызвали военкомат и сообщили о присвоении звания младшего лейтенанта. Это открыло дорогу в небо. В Бузулуке в течение месяца летал на вертолете МИ-4, получил приглашение на учебу. Окончил летное училище в Сасово. Начал подниматься в воздух на поршневых самолетах.

Однако судьба порою подбрасывает сложности. Банников перенес операцию на легкие, два года не мог летать, но железный характер и целеустремленность помогли Юрию Константиновичу вернуться в строй и продолжить работу в «Аэрофлоте».

Юрию Банникову в своей профессиональной деятельности приходилось совершать многочисленные междугородные полеты.

– Нас учили одному: в случае сложных полетных ситуаций заботиться, прежде всего, о пассажирах, – замечает собеседник. – И мы строго следовали этому правилу, благо техника в воздухе не подводила, да и пассажиры в большинстве своем оказывались с крепкой нервной системой, ведь полеты на АН-2 – это не покорение высот на «Боингах». Здесь и воздушные ямы случаются, и шум в салоне, и чайком не побалуешься.

Сейчас орский авиатор находится на заслуженном отдыхе, но небо для него – это целая жизнь.

– Готов хоть завтра сесть за штурвал самолета, особенно если этого потребует мой гражданский и воинский долг, – искренно заявляет Юрий Константинович в конце беседы.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Тест-драйв Boeing 737-800: редкая профессия в небе

Жизнь за облаками: одиннадцать тысяч часов в воздухе

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.