Доставляем новости, разбираем события
57,64
62,27
Региональное информационное агентство "Оренбуржье"     |     23 марта, четверг
Оренбург, РИА «Оренбуржье»
,
Колумнисты
23 сентября 2016, 11:14

Игорь Комиссарчик: Когда большинство молчит

Самая большая избирательная кампания в истории Оренбургской области отгремела, отшумела, исчезла за горизонтом, растворилась в сером сентябрьском небе. Ещё один дождливый день осени сотни политологов, тысячи политиков и десятки тысяч журналистов зачем-то называли «особо важным», «ключевым» и «очень ответственным». В действительности же день выборов оказался никому не нужен.

Явка – менее 48%. За «Единую Россию» - более 54%. Выборы обернулись крахом сотен оптимистичных прогнозов и окончательно похоронили надежду на связь парламента с избирателем. Большая часть россиян не пожелала участвовать в дне голосования. Промолчав, россияне, и еще в больше мере оренбуржцы (у нас-то явка оказалась еще ниже), высказали свое «фи» Госдуме и законодательным собраниям как органам власти.

Причин тому – целое множество. Главная из них, разумеется, стоит в каждой российской квартире. Это телевизор. С конца 2013 года по этому самому телевизору с абсолютно серьезными лицами эти же депутаты Госдумы рассказывали несусветные глупости. Серьезные законы в эфир почти не попадали, а вот одиозные идеи, создающие рейтинги, транслировались ежедневно. Помогли и независимые СМИ. Вместо важных законов и интересных инициатив (стоит отметить, что, несмотря на репутацию «взбесившегося принтера», некоторые внятные законы эта Дума все же выдавала) они показывали фриков вроде Жириновского, Мизуллиной или Федорова, всерьез обсуждая их безумные прожекты.

Параллельно телевизор рассказывал о волевых решениях правительства и менеджерском гении президента. Все решения принимались достаточно высоко: Украина, Олимпиада, санкции, доллар, кризис, импортозамещение, Сирия, Турция – это все Путин или, в крайнем случае, Медведев, но никак не вот эти 450 из нижней палаты. В конечном счете, Госдума зарекомендовала себя не только как не особо нужный, но и как бесполезный орган власти. Связь парламента и избирателя потерялась надолго, если не навсегда.

Еще хуже обстояли дела с регионами. На фоне закормленных украинско-сирийскими сюжетами избиратель на какой-то момент поверил, что Алеппо и Донецк сейчас действительно важнее Воронежа и Оренбурга. А когда в дверь к нему постучал доллар по 60 рублей за штуку, встрепенулся. А увидев по телевизору холеных региональных депутатов с мудрыми речами, опомнился: «Эй, вы чего? Нормально же было еще полгода назад». «Мы работаем», - ответили ему местные депутаты и показали пальцем наверх. А там – Госдума, которая сказала ему о величии России и кивнула в сторону президента. Таким образом, в голове избирателя Госдума не решала ничего, а областная дума – совсем-совсем ничего. Так зачем идти на выборы?

Кто-то скажет: а как же одномандатники? Ведь вот они, проводники идей, люди «от земли»? Увы, заманить избирателя на участок не удалось даже одномандатниками. Потому что уезжают они туда, где теперь сидят Милонов, Ямпольская и Онищенко. А значит и ответственность у них будет примерно такая же.

А еще была изумительная агитационная кампания. Один мой знакомый, увидев федеральные дебаты на «России-1» спросил: «Это все всерьез? Это вот они? Это вот за них мы должны?» Региональные же дебаты и вовсе избирателя напугали. Кандидаты со стеклянными глазами, кашляя и запинаясь, читали свои тексты, задавали друг другу космически оторванные от реальности вопросы, и обещали золотые горы. Правда, золотые горы, вероятно, лежали только в избирательных фондах. В реальности кандидаты понимали, что ничего не смогут дать избирателю. Это же, кажется, поняли и избиратели. Когда избиратель видит, что печать криво напечатанной газеты, которой нерадивый агитатор забросал два этажа, дороже его автомобиля, что на щите с лицом депутата фотошопа больше, чем косметики в шкафу у среднестатистической жены этого самого избирателя, что на встрече с жителями кандидат вместо проблемы с сельским кладбищем начинает рассказывать про русскую авиацию в Сирии, пропадают последние иллюзии. И объяснять уже ничего не надо.

Итог этих выборов неутешителен для рядового избирателя. Принимать (или просто штамповать) законы будут все те же единороссы, коммунисты, справедливороссы и сторонники Жириновского. Так здесь происходило последние 8 лет, так будет до 2021 года. Но еще неутешительнее результаты для самой власти. Да, выборы прошли без митингов и громких скандалов. Да, победила партия президента и премьера. Но большинства у «Единой России» больше нет. Большинство, посмотрев на работу предыдущей Госдумы и прошедшую агиткампанию, решило остаться дома. Теперь ни один политик в России не знает, чего хочет большинство. Потому что 52% избирателей не согласились с правилами игры и не пришли на участки. Им не понравились 14 партий, не понравились одномандатники, разонравились даже эти, местные, которые открывали детские площадки и выступали с агитречами между песнями казачьего хора на окружном празднике. Это молчаливое большинство очень разнородно: от заводских рабочих до барменов крафтовых пабов, от бухгалтера автозаправки до студента, по возрасту - левака.

Молчаливое большинство не знает, чего хочет. У кого-то в день выборов были намечены алко-шахматы с соседом, у кого-то состоялась долгожданная поездка на дачу, кого-то напугал дождь, кого-то – назойливый агитатор. Предложить этому большинству то, за чем оно дойдет до избирательного участка в следующий раз – одна из главных задач современной российской элиты. Иначе на следующих выборах Россия получит парламент при 30% явке… А это утрата не только связи с избирателем, но и с реальностью.

3 комментария
16:27 / 20.03.2017

Писать о «группах смерти» - затея крайне паршивая и спорная. Можно поспорить о том, были ли полезными изначальные публикации и публичное расследование в отношении так называемых кураторов «групп смерти», спровоцировавшие слишком большой ажиотаж. Но, так или иначе, в 2016 тема была частично закрыта. К концу года история сошла на нет. Однако события зимы и весны 2017 года явно показали: благодатная тема в Оренбурге, как и по всей России, собирает читателя вне зависимости то того, имеет ли под собой публикация реальную основу.

16:50 / 21.03.2017

Редких животных доставят в заповедник «Оренбургский» в рамках специального проекта реинтродукции вымирающего вида дикой лошади. Об этом министр природных ресурсов России Сергей Донской заявил во время встречи с Президентом страны Владимиром Путиным. Диалог состоялся накануне, 20 марта.

09:18 / сегодня

В песне «Скажи, что я её люблю» группы «Сплин» есть фраза, наиболее точно характеризующая происходящее в Оренбурге: «Я превращаюсь в звук». В эти дни в драмтеатре показывали «Рождественские истории» столичного проекта «Спектакли-невидимки».

17:16 / 21.03.2017

Одновременно получать зарплату и пособие по безработице удается нескольким тысячам оренбуржцев. В министерстве труда и занятости населения Оренбургской области констатировали, что ежегодно вынуждены ставить на учет «безнадежных» безработных. 

12:11 / 21.03.2017

Разногласия среди историками  и городской администрацией вызвала принадлежность одного из старых домов в исторической части Оренбурга к знаменитому автору «Словаря живого великорусского языка».

14:55 / 22.03.2017

Дети обладают исключительно добрым сердцем и обостренным чувством справедливости – такой вывод можно сделать на спектакле «Летучий корабль» в Оренбургском  драматическом театре имени Горького.

Архив портала