Дуб дает дуба

Если человек даже совсем немного пожил в Оренбурге, скажите ему при встрече в дальних краях: «Дуб позади драмтеатра» – и он закивает: «Как же, помню, пушкинский дуб». Как он живёт, этот дуб зелёный – достопримечательность и символ города?

И сколько ему осталось жить?

Фото: Валерий Гуньков

Эту тему подсказал известный художник, оформивший множество книг оренбургских издательств, в том числе и «Пушкин и Оренбуржье» Фёдор Абленин. И вот что удалось узнать.

Насчёт городской легенды, что этот дуб видел сам Пушкин – она легендой и останется. А основана она на том, что первую свою оренбургскую ночь Александр Сергеевич провёл на загородной даче хорошо знакомого военного губернатора Перовского. Но там было тесно и холодно, и поэтому самолюбивый и гостеприимный Перовский отпустил на вторую ночь Пушкина ночевать в городе у Даля. В «Воспоминаниях о Пушкине» Даль пишет определённо: «…а на другой день перевёз я его оттуда к себе».

Но точно ли, что памятную доску повесили на дом № 44 по улице Ленинской, позади драмтеатра и напротив известной всем оренбуржцам автобусно-троллейбусной остановки? Ведь тот дом Владимира Ивановича Даля, который он нанимал, не сохранился. Точно. Дочь Даля записала: «Отец жил в доме Звенигородского». Краевед Виктор Дорофеев поднял планы, сверил их с современными. Всё сошлось. И кроме того, на старом плане обозначен большой сад.

Тут всё сходится с рассказом жены Даля, как «две её знакомые барышни узнали от неё, что Пушкин будет вечером у её мужа и что они будут вдвоём сидеть в кабинете Даля. Окно этого кабинета было высоко, но у этого окна росло дерево; эти барышни забрались в сад, влезли на это дерево и из ветвей его смотрели на Пушкина, следили за всеми его движениями, как от души хохотал; но разговора не было слышно, так как рамы были уже двойные».

Насчёт возраста дуба проконсультировался у доцента кафедры лесоведения, ботаники и физиологии растений ОГАУ Виктории Симоненковой и заместителя декана института агротехнологий и лесного дела профессора Александры Колтуновой. Они много лет наблюдают за этим дубом. Ему лет сто, так что никак он не мог даже в юном возрасте быть тем деревом, на которое забрались те барышни в 1833 году.

Дуб неизлечимо болен, говорят лесоводы. Вот отрывки из «Акта официального осмотра дуба черешчатого, произрастающего по улице Пролетарской, 12.

В результате осмотра дуба установлено:

1. На стволе присутствуют плодовые тела серно-жёлтого трутовика.
Трутовик летипорус или серно-жёлтый растёт на ослабленных, больных и мёртвых деревьях. Древоразрушающий гриб-паразит поражает тополь, дуб, иву, липу, берёзу, кедр, сосну, клён, орех, каштан, фруктовые деревья, лиственницу, реже ель и другие виды деревьев. Вызывает красно-бурую деструктивную стволовую гниль, красно-бурую призматическую ядровую гниль.
Стволовая гниль развивается обычно у старых деревьев. При сильном развитии начинают усыхать ветви, затем усыхает всё дерево.

2. Единично обнаружены входные отверстия стволовых вредителей, предположительно, усачей. Они заселяют сильно ослабленные, усыхающие деревья».

Диагноз этот усиливается и загрязнением городского воздуха, и тем, что всё внизу заасфальтировали так, что остался лишь небольшой квадратик земли, через который поступает вода и дышат корни. То, что нужно для продления жизни, сделали: удалили гниль и дупло зацементировали. Приговор: дуб простоит ещё лет десять. И Оренбург лишится одной из своих достопримечательностей.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.