f Умру? И что? Оренбурженка Анастасия Кузякова сняла фильм о ВИЧ-положительных женщинах
Мария Москвина, РИА «Оренбуржье»
,
Здоровье
1 декабря 2017, 10:31

Умру? И что? Оренбурженка Анастасия Кузякова сняла фильм о ВИЧ-положительных женщинах



О вирусе иммунодефицита почему-то если и говорят, то полушёпотом, словно можно заразиться, едва коснувшись этой темы. Не запрет или табу, но стыд и медицинская неграмотность. А как он, этот ВИЧ, передаётся? А если меня укусит «положительный» человек, я заболею? А целоваться можно? На эти вопросы – да, ничего страшного, кусайте в ответ – из показа в показ отвечает автор документального фильма «Женщины+», оренбурженка Анастасия Кузякова.

Рана, о которой невозможно молчать

Анастасия росла в семье медиков. Её мама работала фармацевтом и, когда один из курьеров потерял сознание, оказала ему первую помощь. После инъекции, закрывая шприц, промахнулась и укололась, а парень, очнувшись, сказал: «У меня ВИЧ». Это было больше 15 лет назад. Хотя всё закончилось хорошо, тема осталась и в очередной раз всплыла в 2016 году: мама попала в больницу, и в ожидании операции ей пришлось несколько раз сдавать анализы на вирус иммунодефицита.

Тогда Анастасия Кузякова думала над темой курсовой работы – девушка училась во ВГИКЕ – и решила рассказать о ВИЧ. Её консультировали в оренбургском СПИД-центре, где она и узнала, что большинство первичных пациентов – женщины: обычные, красивые, образованные. Просто им в один момент не повезло, и волей-неволей они заражают других. Молодому режиссёру это показалось несправедливым.  

– Как найти ВИЧ-положительного человека, если ты не относишься к сообществу? Не пойдёшь же в СПИД-центр, не будешь предлагать себя в качестве режиссёра. Написала волонтёрам, они – другим волонтёрам, и пошла моя просьба по цепочке. Мне дали контакты какой-то женщины, до сих пор не знаю, кто она, – рассказала RIA56 Анастасия. – Я написала письмо буквально из двух предложений, а потом узнала, что оно разошлось по всем инстанциям. Уже через сутки телефон разрывался от звонков. Писали и звонили со всей страны. Я поняла, что это рана, о которой больше невозможно молчать.

Съёмки в Москве и Оренбурге

Пока сокурсники Анастасии Кузяковой снимали фильмы о массовке в кино, съёмках ток-шоу, тундре и андеграунде, девушка взялась за острую социальную тему. Тему, о которой не принято говорить открыто – тем удивительнее были женщины, откликнувшиеся на письмо.

– Я же была им незнакома! А они звали меня в гости, поили чаем, и рассказывали, рассказывали. Самое главное, у них были разные позиции на свой статус, принятие себя, взгляды на интимные вопросы. Я выбрала трёх непохожих друг на друга женщин, которые, правда, уже более 10 лет живут с ВИЧ.

на фото: Анастасия Кузякова

Съёмки документального фильма проходили в Москве: не было возможности отправиться в экспедицию по городам России, хотя ВГИК и поддерживал студентов. Для того, чтобы полностью реализовать задуманное, Анастасия запустила сбор денег через интернет. Команде требовалась сравнительно небольшая сумма на технику – около 65 тысяч рублей. По словам Анастасии, было сложно и страшно запускать первый проект.

– Мы с продюсером удивились: как правило, такие проекты финансируют знакомые, родственники. А нам помогали неизвестные люди, которые не требовали ничего взамен, – призналась Кузякова.

Оказалось, денежная сторона фильма – ещё полбеды. Гораздо сложнее найти точки соприкосновения с правительством: департамент здравоохранения Москвы, несмотря на письменные согласия героинь и врачей, запретил снимать в СПИД-центрах, ссылаясь на неразглашение медицинской тайны. Слишком серьёзная тема, чтобы её освещала юная студента. Поэтому за фоном – как обойтись без «больничных» видов? – команда отправилась в Оренбург, где набрала нужный материал.

Сложные вопросы

Часовые беседы. Непростые, откровенные вопросы, и такие же ответы. Без отведённых в сторону глаз, увиливания или приукрашивания женщины рассказывали о себе, работе и интимных отношениях. Чтобы добиться честности и открытости, быть на равных Анастасия Кузякова отдала себя «на растерзание» героиням.

– На личные темы говорить сложно, как бы мы ни были знакомы. Это требует доверия с обеих сторон. У нас была тактика: откровенность за откровенность. Во время интервью я садилась на место героев перед камерой, и теперь женщины мучили меня вопросами, – вспоминала девушка. – Я же не отношусь к сообществу, и, как бы не изучала тему, не смогу до конца понять. Планировалось – условно – показать взгляд здорового человека на болезнь. С иногда глупыми вопросами, которые должны быть заданы. Эти кадры не вошли в фильм.  

Умру? И что?

«Мне говорят: с таким диагнозом вы проживёте 5-7 лет. А я такая: что? Этого не может быть!» – откровенно рассказывает одна из героинь фильма «Женщины+», Светлана. Она не хотела ждать и всеми действиями приближала смерть, развлекаясь.

кадры из фильма

«Я не почувствовала ничего, кроме маминой истерики. Подумала, что это плохо: она бросилась мне на шею и начала рыдать, кричать, что я не умру. Я её обнимала и утешала», – вспоминает Анна. По словам девушки, кроме ВИЧ были и другие, более серьезные стрессы: смерть новорождённого ребёнка.

«Моему брату было 2 годика, и мама-медик переживала, что он может заразиться. Мне пришлось отвоёвывать свои права, что ничего страшного, если он попьёт после меня или съест шоколадку. Не виню её, она не знала. А кто-то из родственников даже перестал со мной общаться», – говорит Вероника. Её организм сопротивлялся лечению, и она отказалась от терапии. Не важно, сколько, ты проживёшь, важно, как.

Эти красивые, сильные женщины, несмотря на диагноз, как и все, воспитывают детей, рисуют, лепят пельмени и мечтают о свадьбе. А ещё вспоминают… «У меня были отношения с отрицательным человеком, я не хотела ему навредить. Мы расстались. А через год он умер. Как же так, я не понимаю?!»

«Женщины+» – это не только важно и социально, но и безумно красиво, профессионально. Музыка, визуальный ряд, детали и фокусы – видно, как автор уважает и любит своих героинь. Эти чувства и эмоции передаются зрителям. До мурашек.

Премьера в сердце Евразии

Документальный фильм неохотно берут на российские фестивали: не потому, что он как-то не так снят или в нём есть что-то из рук вон выходящее. Просто – не принято. Просто – слишком остро. Зато на европейских конкурсах охотно показывают короткометражку.

– Обычно после сеансов я разговариваю со зрителями. В Европе люди знают о ВИЧ и спрашивают только о фильме, о технических моментах, но никак не просят рассказать им про болезнь, – сравнила зрителей режиссёр.

Недавно «Женщины+» выходили на федеральном канале «ОТР». Анастасия Кузякова призналась, что в скором времени планируется телевизионная премьера в Оренбурге.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Нам необходимо это знать. Оренбуржье присоединилось к акциям по борьбе со СПИДом

В Оренбуржье ежемесячно выявляют 160 новых случаев ВИЧ-инфекции

0 комментариев
Архив портала