Сестра погибшей в авиакатастрофе Ан-148 орчанки заявила о попытке подкупа

Близкие погибших при крушении самолета Ан-148 в Подмосковье продолжают настаивать на тщательном расследовании трагедии, а также на сокращении сроков проведения генетической экспертизы останков. Очередное заявление сделала родная сестра Светланы Мачневой. Она рассказала о попытках подкупа.

В то время, когда родные ждут передачи тел погибших для организации похорон, представители страховой компании и перевозчика пытают предотвратить возможные финансовые убытки и урегулировать разногласия. Об этом изданию «Взгляд-инфо» рассказала жительница Сочи Лариса Кощенко. При крушении самолета погибла ее родная сестра – Светлана Мачнева.

– Почти за два месяца ни один человек из «Саратовских авиалиний» с нами напрямую не связался. Представители страховой компании приезжали в Орск, предлагали компенсацию за моральный ущерб от авиакомпании – 600 тысяч рублей на ребенка (у Светланы Мачневой осталась несовершеннолетняя дочь). При этом ключевая фраза была – «в обмен на мировое соглашение, которое будет подписано в суде в случае, если вы даете положительный ответ».

На мой вопрос, откуда взялась такая сумма, отвечали, что это из судебной мировой практики, что 600 тысяч – это вполне нормальная сумма, чтобы ребенок до 23 лет был обеспечен. И что даже если мы будем подавать в суд, никогда больше не выиграем. Очень неприятно это все звучало. До этого страховая компания выплатила два миллиона рублей нашей девочке по страховому случаю, но пока документов не предоставили.

Странно, что при отсутствии заключения от Следственного комитета, который ведет уголовное дело, авиакомпания уже сейчас предлагает деньги за моральный ущерб. Мы объясняем это только одним – она явно не хочет судебных разбирательств, – поделилась мнением Кощенко.

Лариса Кощенко, наряду с мамой погибшей в авиакатастрофе 22-летней девушки Анной Толмасовой, просит ускорить темпы генетической экспертизы останков, которая проводится в Москве.

– Мы, конечно, заинтересованы в планомерной и качественной экспертизе, но боимся неоправданного затягивания сроков. Сейчас уже нам говорят, что экспертиза может тянуться до полугода и даже до года. 5 апреля мы ждем приезда в Орск сотрудников московского Следственного комитета на транспорте. С московскими родственниками погибших они уже встречались, знакомили их с промежуточными результатами генетической экспертизы.

Им сказали, что экспертиза проведена всего лишь на 25 процентов. Мы до сих пор не можем похоронить своих родных. С людьми творится что-то немыслимое, многие ежедневно вызывают скорую помощь, – рассказала она.

Светлана Мачнева жила в Орске вместе с несовершеннолетней дочерью, девятиклассницей Екатериной. Чтобы прокормить семью, поехала на заработки в Москву и устроилась работать упаковщицей на завод в Одинцово. В день авиакатастрофы 11 февраля Светлана летела домой в отпуск после первой своей вахты.

Рейс «Домодедово – Орск» пропал с радаров 11 февраля в 14:25 по московскому времени – через несколько минут после взлета. Самолет упал в Раменском районе Московской области. На его борту было 65 пассажиров и 6 членов экипажа. Среди погибших 35 жителей Оренбургской области (Орск, Гай, Новотроицк), десять человек – из Москвы, четверо – из Саратова, двое – из Санкт-Петербурга и еще двое из Ленинградской области. Среди пассажиров рокового рейса также житель Мордовии, Удмуртии, Алтайского края, Ульяновской, Мурманской, Белгородской, Московской областей. В числе городов — Астрахань, Казань, Новосибирск, Нижневартовск, Норильск, Пермь, Рязань, Сочи и Тамбов.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Родственники погибших при крушении Ан-148 требуют ускорить опознание

40 дней. Оренбуржье вспоминает погибших пассажиров рейса Москва – Орск

В Оренбуржье готовят могилы для похорон жертв разбившегося самолета Ан-148

МЧС начал подготовку по доставке тел погибших при крушении Ан-148 в Оренбуржье

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.