Прошли проверку. Оренбургский приют для животных одобрила мэрия

В Оренбурге сделали первый шаг к цивилизованному отношению к безнадзорным животным – в городе появился первый частный приют для кошек и собак. После смены руководства и обнаружения грубых ошибок питомнику дали сто дней на исправление недочётов. Некогда проблемный объект регулярно проверяют представители администрации и ветеринары.

Обитель для бездомных

15 февраля. Раннее утро. У одиноко стоящего дома, ограждённого забором, на улице Донгузской, появляются первые люди. Еле слышимый собачий лай перерастает в радостный вой – чувствуют, что пришли «свои» – когда дверь отпирается и на территорию заходят первые волонтёры. Они приветствуют и гладят подопечных – «хвостики», как называют их здесь, не перестают ласкаться. После всего пережитого звери по-прежнему тянутся к человеку.

Сегодня в питомник наведается проверка: подходит к концу стодневный испытательный срок. После смены руководства, которое заподозрили в денежных махинациях и недобросовестности, вернуть себе честное имя непросто. Тогда, три-четыре месяца назад, приют не то, что не был оборудован окончательно – по нему гуляли инфекции. Сейчас, несмотря на отсутствие изолятора, угроз для жизни животных нет.

Уборка территории. Выгул собак. Готовка завтрака на 145 зверей – 85 псов и 60 кошек. «Гав!» ненадолго прекращается, когда подопечные учуяли миску с тёплой кашей. Иногда крупы – достаточно бюджетный вариант еды – разбавляются мясом или консервами. Всё зависит от запасов. А вот мурчащим комочкам подают очередную порцию премиум-корма.

— Только благодаря корму здесь животные расцветают. Вроде, смотришь, в приют попал холёный кот. Но стоит ему неделю-другую побыть у нас, как шерсть начинает блестеть ещё больше. Да и здоровье улучшается: дорогое сухое лакомство уменьшает проблемы с почками, — рассказывает RIA56 волонтёр приюта Наталья Моисеева. Она работает в одной из компаний нашего города, а по выходным, ведомая добром, приезжает к подопечным в приют. Убирает за ними, расчёсывает, некоторых стрижёт, прививает и обрабатывает. В общем, делает всё, чем занимается дома.

Кошкин дом

В полдень в питомник приезжают заместить мэра Сергей Николаев, начальник управления ЖКХ горадминистрации Татьяна Малышева, замначальника Оренбургского городского ветеринарного управления Павел Христиановский и журналисты. Рейд начинается.

— Мы встречались два месяца назад, обсуждали проблемные вопросы. Недоработки необходимо исправлять. Посмотрим, какие улучшения сделаны, хотя я уже вижу реальные изменения, — Сергей Николаев отмечает, что за это время построили вольеры для кошек и собак, убрали буржуйку и пересчитали всех животных. – Что со стерилизацией? Скоро весна, период спаривание, а собаки содержатся на общей территории.

Заместитель городского главы напоминает, что у каждого животного должен быть паспорт, а приюту необходимо регистрировать подопечных: когда появился и ушёл. Важна информация о смерти зверей – что покажет вскрытие? Необходима зона карантина – так можно быть уверенным, что прибывший «постоялец» не заразит других.

— Есть предложение, чтобы на нашем сайте появилась база данных кошек и собак приюта, — продолжает Николаев, осматривая объект. – Мы прорабатываем вопрос о стабилизации электроснабжения приюта. И ещё: хотелось бы понимать, как происходит захоронение – от этого никто не застрахован – умерших животных…

— Мы заключили договор на утилизацию биологических отходов, — объясняет волонтёр. Да и паспорта есть у каждого «хвостика» и «мокроноса». Документы – не только усы, лапы и хвост – содержат информацию о возрасте, породе и прививках. Регулярно в приют приезжают ветеринары, хотя сами добровольцы следят за здоровьем питомцев.

В кошачьем доме всё оборудовано для круглосуточного проживания человека. Здесь почти у каждого жителя есть своя клетка или вольер, а некоторые из них успели стать полноправными хозяевами территории. Вот и статный, пушистый кот с дивана наблюдает за гостями.

— Некоторых кошек приходится стричь, чтобы не было колтунов. Так нет проблем с кожей. объясняет Юлия Бабенко, учредитель АНО «Зоозабота», заметив, как все смотрят на стриженого кота-льва.

Проверяющие довольны состоянием кошек. А вот жильцы, кажется, смущены таким вниманием: по дому разносится пронзительное «мяу!» Так или иначе, у каждого подопечного есть собственный лоток с древесным наполнителем – волонтёры покупают его оптом, выходит недорого.

—  Это Филиция. Что за прелесть! Она попала в приют котёнком. Добрая, хорошая. Её невозможно не любить, — Наталья Моисеева рассказывает о своих подопечных. Сама она много лет вместе с мужем ухаживает за животными, брошенными на дачах. – Сидит какая-нибудь кощечка на улице, замерзает. Бабушки звонят, мол, спасите-помогите. Приходится реагировать, но у нас нет возможности забрать их… Всё забито под завязку. Я сразу, как узнала о существовании приюта, начала помогать: переводила деньги, привозила корм и крупы. Но когда до меня дошли слухи о недобросовестности прошлого директора, решила помогать руками.

Будки и вольеры

В собаках не видно ни страха, ни агрессии – только ласка и бесконечное внимание к человеку. Может, кто-то пришёл их забрать? Может, именно те люди, которые принесли корм? Тыкаются носом в ноги, облизывают руки и всячески ластятся к людям. Только и остаётся, что гладить.

— В приюте выделены две отделённых забором зоны: общая и зона содержания животных. Достроили вольеры, но не самые капитальные. Зима – сложное время для строительства, а у нас нет ни людей, ни денег на это. Но если мы объединимся, то сможем, — Юлия Бабенко продолжает показывать питомник.

— Здесь у нас содержатся крупные и средние собаки. Большинство привито от бешенства и инфекций. Есть зимние вольеры, но мы продолжаем строительство. Зимой это особенно трудно.

— Вопросы у ветеринаров есть? Нет. Тогда мы закончили, — ветеринары и представители администрации остались довольны состоянием приюта. Несмотря на очевидные проблемы, упирающиеся в финансирование, невооружённым глазом видны улучшения. Ещё несколько месяцев, и питомник станет образцовым.

Много требований + мало возможностей = ?

Юлия Бабенко прекрасно понимает все требования. Она согласна с ними, но где взять деньги? Банально: кастрация и стерилизация стоят не так дорого, но в масштабах приюта сумма становится космической. А ведь есть и более актуальные потребности – спасать, спасать и ещё раз спасать животных.

Приют осмотрен. Замечания высказаны. Настало время и для совместных планов: администрация, выделившая на льготных условиях участок для питомника, планирует поддерживать объект. Помочь с выравниванием местности – так будет легче достраивать вольеры – и достичь договорённости с ветеринарными факультетами вузов города. Материальная база, научные разработки и студенты, готовые помогать и лечить животных, — чем не мечта?

— Со своей стороны мы окажем помощь и по стабилизации электроснабжения, по замене проводки, весной проведем работы по благоустройству. Но те вопросы, которые надо решать волонтерам, мы будем держать на постоянном контроле, — подчеркивает Сергей Николаев.

Начальник управления ЖКХ Татьяна Малышева в разговоре с RIA56 признаётся, что не против взять отсюда кота или кошку. Этот вопрос уже поднимался на семейном совете.

Послесловие и послевкусие

Ещё суетятся журналисты, снимают животных и волонтёров. Как вам живётся? Какие проблемы? Как вы их решаете? Те, не смущаясь, смело и открыто рассказывают о проделанной работе и планах.

— У нас очень много проблем, в основном это огромные расходы на питание, лечение и обустройство территории. Приют финансируют неравнодушные люди, волонтёры и меценаты. На уровне города финансовой поддержки нет, — Юлия Бабенко вспоминает, насколько трудно в начале года было погасить долг в 60 тысяч рублей. Сейчас, конечно, дебет сведён с кредитом, но приют не может отказаться от одних животных, чтобы помочь другим. Все равны и все важны. Вот и появляются дополнительные передержки, а, следовательно, и траты.

В приюте нет понятия «безнадёжное животное». Так, сейчас продолжается сбор на лечение 15-летнего кота Пушка, заболевшего диабетом, и молодого Лорика с сердечной недостаточностью. Или собака Бонька – её, девятилетнюю, выбросили на улицу прежние хозяева. Приют поддерживает её дистанционно.

— Сейчас в приюте постоянно работают 10 волонтёров. На выходных приезжают другие люди, иногда с детьми. Мы рады всем! Надеемся, что в Год добровольцы оренбуржцы обратят на нас внимание. Одни мы со всем не справимся, — утверждает Бабенко. – Основные планы – это обеспечить временный дом нашим собакам и кошкам, достроить все вольеры и начать принимать новых подопечных. К сожалению, сейчас мы не можем отдать 100 тысяч рублей на изолятор…

На первый взгляд кажется, что в масштабах города содержать приют для животных не так-то дорого. В месяц на всех подопечных уходит порядка 100 тысяч рублей.

За дверью слышится жалобное кошачье мяуканье. Животные требуют внимания: как это волонтёры переключились на кого-то ещё? И почему так много людей, а их не гладят?

— Самое лучшее для нас, волонтёров, это когда животное находит свой дом. В январе пристроили 6 собак и столько же кошек. Мы проводим достаточно строгое собеседование, а потом и следим за жизнью бывших подопечных. Отдаём не всем, — Юлия Бабенко вспоминает, как несколько дней назад к дверям приюта пришла овчарка. Исхудавшая, голодная, измученная, она оказалась домашней. Позже за ней вернулись хозяева… Всё ли было благополучно?

— Приют не решит проблему бездомных животных. Нужно понимать, что питомник – это временный дом, возможности которого ограничены. Важно стерилизовать и кастрировать собственных животных, потому что все бездомные звери были когда-то домашними…

***                                                                                                                                            

Напомним, волонтеры приюта регулярно сообщают о финансовых сложностях: животные постоянно нуждаются в корме, медикаментах, а также уходе и заботе. Для сбора средств круглосуточно работает «голодный» телефон – 89096090033. Все желающие могут перевести деньги на карту СБ 5469460013008155. Актуальная информация о нуждах питомника размещена на официальной странице в «ВКонтакте».

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ:

Татьяна Малышева: Приют для животных – отличная площадка для добрых дел

Оренбургский приют для животных временно не принимает собак и кошек

Татьяна Малышева: Животные оренбургского приюта сыты, привиты и ищут хозяев

100 дней договора: администрация решила судьбу единственного приюта для животных в Оренбурге

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.