f Евгения Шевченко: «На нефть санкции можно ввести, а на Чайковского – нельзя»
Татьяна Петрова, РИА «Оренбуржье»
,
Культура
15 февраля 2017, 14:13

Евгения Шевченко: На нефть санкции можно ввести, а на Чайковского – нельзя

Культура – это зеркало, которое отражает внутреннюю жизнь каждого из нас. О советских героях и современных идеалах, о культуре и культе, о кирзовых сапогах, глубинах человеческой души и эффективном сотрудничестве рассказала министр культуры и внешних связей Оренбургской области Евгения Шевченко.

Культура долгие годы воспринималась просто как деятельность культурных организаций: библиотеки, художественная самодеятельность, клубы по интересам… Изменилось ли мировоззренческое отношение к ней?

– Полагаю, что культура как безусловное явление в нашей жизни разными людьми всегда воспринимается по-разному. Кем-то, вы правы, как набор развлечений – хоровод, баян, концерт. А для кого-то это неотъемлемая часть существования, практически физическая потребность. И я не в первую очередь говорю о деятелях культуры и искусства. Я говорю об обычных людях, которые ходят в театры и филармонию, смотрят телеканал «Культура», по-прежнему много читают, посещают выставки, являются активными и постоянными участниками творческих коллективов, в том числе самодеятельных, водят своих детей в творческие секции и так далее. И интерес этот растет. В обществе есть предпосылки к тому, что быть образованным, просвещенным и всесторонне развитым человеком – это модно. Это одна из обязательных составляющих успешной, востребованной личности.

Можно много говорить о том, как в Союзе было плохо, как там обезличивался человек. Но культура в той нашей стране умела превращать толпу в народ – читающий, думающий, увлеченный качественным кинематографом… В чем заключается роль культуры сегодня?

– Культура – это явление, которое не может менять свою природу в зависимости от политического строя. Фундаментальность культуры в ее духовности, отсутствии границ и наличии возможностей. Искусство проникает туда, где нет экономических, торговых и политических контактов. Сила искусства в том, что оно может беспрепятственно и, самое главное, безнаказанно нарушать любые государственные границы и политические запреты. На нефть санкции можно ввести, а на Чайковского – нельзя!

Отсюда и корневая роль культуры: быть проводником в сложном процессе формирования лучших человеческих качеств в людях. Ведь, как известно, культура – это то, что остается с человеком, даже когда все остальное забыто.

Опыт ломать и строить на обломках не удался. И мы смотрим старые фильмы, возвращаемся к старым героям. Но все-таки наивно полагать, что «прокормим» новые поколения шедеврами советского времени. Наследие ценно тогда, когда становится почвой для новых ростков. Что растим сегодня?

– Не прокормим. Уже сегодня есть очевидный запрос общества на современных героев. Человеку важно в произведении узнавать себя, приметы и проблемы своего времени. Ведь чтобы подражать герою, ему надо верить. А верить можно тому, о чем имеешь представление, опыт, примеры из собственной жизни. Безупречные герои – герои Великой Отечественной войны. Но, воссозданные на экране нашими с вами современниками, они никогда не будут так же правдивы и убедительны, как созданные очевидцами тех событий.

Поэтому задача, которая стоит перед культурой сегодня, заключается в поиске не надуманных, но светлых образов, в умении их раскрыть и подать человеку. Не впихнуть, не заставить, не навязать, а именно подать, заинтересовать, увлечь. Это долгий путь, но самый эффективный. Потому что культура – понятие глубинное, место ее обитания – человеческая душа. А до нее еще надо дотянуться.

У нас стало модно быть верующим. Церковь, несмотря на то, что государство у нас светское, активно вмешивается в державные процессы. Как вы к этому относитесь?

– Откровенно говоря, с предубеждением отношусь. Но это лишь в том случае, если Церковь действительно вмешивается. А ведь есть примеры, когда позицию Церкви, на которую она имеет полное право, принимают или выдают за вмешательство. Это разные вещи.

Культура и в силу (как мы уже определились) сферы воздействия на человека, и в силу того, что, как и вера, подразумевает совокупность небиологических проявлений человека, и даже в силу одинакового корня в названии – «культ» и «культура» – ближе других сфер деятельности человека к Церкви. Но это же совершенно не означает, что догматы Церкви должны прямо или косвенно распространяться на культуру и искусство. Они могут и должны существовать отдельно, иногда, по доброй воле художника, пересекаясь идеологическими смыслами.

Какие явления в нашей культуре вам кажутся маргинальными?

– Искусство – это всегда дело вкуса. А вкус, как известно, у всех разный. Соответственно, и граница между нормальным и, скажем так, крайним в искусстве весьма призрачна. Кому-то «Тангейзер» – это непререкаемый гений создателей постановки, а кому-то – авторы в душу кирзовыми сапогами залезли и цинично в ней потоптались.

Но если эту дискуссию переводить в более или менее практическую плоскость, то я бы сказала, что эксперименты в искусстве возможны и даже необходимы. Иначе как понять, что такое хорошо, а что такое плохо? И государство также должно создавать для них определенные условия (например, в рамках творческих лабораторий), в то время как академические театры, государственные музеи и иные учреждения культуры призваны в первую очередь развивать и культивировать традицию.

В этой связи какие сферы культуры, по вашему мнению, нуждаются в поддержке государства больше всего?

– Все без исключения. Понимаете, культуру нельзя рассматривать с точки зрения бизнеса, поскольку дивиденды от нее невозможно измерить никакими деньгами. Поэтому и государство, и бизнес, и общество должны вкладывать в культуру. Ведь чем больше людей в театрах и музеях, тем меньше их в больницах, подворотнях и тюрьмах.

Получается ли внедрять менеджмент в культуру?

– Безусловно. Появление менеджмента в сфере культуры – скорее, адаптация к новым условиям ее существования. Здесь есть свои особенности, которые не отменяют сам процесс, непрерывный, сложный, творческий.

Потому в культуре, а точнее, в административной ее части, есть «эффективные» контракты, причем не только с руководителями учреждений, но и с творческими коллективами. Реализуются платные услуги, привлекаются спонсорские средства, укрепляется сотрудничество с бизнес-сообществом, развивается культурный туризм, который способствует вовлечению культурного потенциала в коммерческий оборот. В частности, памятники культуры, аутентичные события культурной жизни региона являются важнейшей составной частью культурного туризма, поскольку создают неповторимый образ территории и делают регион привлекательным для посещения. Тут главное – держать баланс. Перекос ценностей сильно мешает эффективности общей работы и оборачивается потерями ценных творческих кадров.

Появились ли в регионе случаи поддержки культуры частными инвестициями?

– Примеры есть. Жаль, пока они не имеют массового распространения. Люди у нас отзывчивые, но, согласитесь, куда как быстрее сердце отзовется помочь больному ребенку, чем пожертвовать на памятник архитектуры или стать попечителем театра.

В «Основах государственной культурной политики» президент объявил культуру одним из ведущих приоритетов государственной политики вообще. Удалось ли преодолеть пресловутый остаточный принцип финансирования культуры?

– Ну, если судить исключительно по цифрам, то пока, увы, нет. И в федеральном, и в региональном бюджетах культура по-прежнему занимает первую строчку снизу среди ключевых социальных отраслей по объемам финансирования.

В тоже время в рамках «культурной трилогии», когда один за другим были объявлены Год культуры (2014), Год литературы (2015), Год кино (2016), значительные ресурсы были задействованы.

Для примера: в Год культуры были привлечены значительные средства для поддержания инфраструктуры сферы культуры. Отремонтировано порядка 200 объектов, фактически заново родились два театра – Орский и Бугурусланский. 2014-й стал прорывным и с точки зрения повышения уровня доходов работников культуры – зарплата (подчеркиваю, средняя!) выросла вдвое – с 8 до 15,5 тысячи рублей.

В Год кино Оренбург, Орск, Новотроицк и Ясный имели возможность смотреть кино первым экраном. Кинотеатры появились в Соль-Илецке, Акбулаке, Абдулино, Медногорске, Новосергиевке. И это не финал. В следующем году появятся современные кинозалы в Гае, Кваркено, Адамовке, Саракташе и, кстати, вернется в строй кинотеатр «Мир» в Орске. Охват населения области современным кинопоказом вырос фактически в 2 раза и составил более 60%.

Так что внимание к культуре со стороны государства очевидно. Но сфера эта заслуживает, безусловно, большего. И что особенно важно – она ведь благодатная, в ней все зерна прорастают в прекрасные растения, которые дарят человеку радость.

1 комментарий
17:01 / 23.11.2017

Отсутствие снега и минусовых температур никак не скажется на оформлении города к главному празднику года. В администрации заверили, что ледовые фигуры в случае чего смогут заменить фигурами из композиционных материалов и пенопласта. 

15:17 / 23.11.2017

С 2018 года в Оренбургской области минимальный размер заработной платы будет равен прожиточному минимуму. Работодатели не смогут платить меньше 9 482 рублей. 

10:08 / 23.11.2017

В телевизионном шоу «Лучше всех» на Первом канале показали маленькую оренбурженку, отчеканившую целиком сказку в стихах «Телефон» Корнея Чуковского.  

17:41 / 22.11.2017

«У терроризма нет ни Родины, ни веры» – фраза, ставшая афоризмом этой войны. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев недавно сказал, что Третья Мировая война уже идёт. И это война против террора.

15:16 / 22.11.2017

Орску выделены средства на строительство цирка. Начать его планируется в следующем году. 

16:46 / 21.11.2017

В социальной сети набирает обороты удивительный флешмоб – капитаны дальнего плавания со всего мира поздравляют с Днем рождения семилетнего Андрюшу из Оренбурга. У мальчика сложный диагноз – ДЦП и травма спинного мозга, но в будущем он мечтает покорять океаны на собственном судне.

Архив портала