Армия «Правды» или «красный» бунт: как в Бузулуке подняли восстание?

фото: так могли выглядеть «сапожковцы»

В середине лета 1920 года в Бузулуке произошли события, которые предвосхитили многие народные выступления против большевиков в период Гражданской войны. Кем были бунтари – махровыми контрреволюционерами или, наоборот, пламенными революционерами, – решать вам. 

 За что боролись

Красноармейцы 9-й кавалерийской дивизии Красной армии поддержали своего командира Александра Сапожкова и объявили себя Армией «Правды». Достаточно прочитать воззвания восставших, чтобы понять основную причину их гнева. Вот что они писали в своих листовках.

«Сегодня в вашу местность пришла 1-я Красная Армия «Правды» освободить вас, наконец, от того ужаса и насилия, которому вы подвергаетесь не первый год. Наша армия была на Уральском фронте, где совершила много подвигов. Будучи на фронте, мы получали тысячи писем от наших отцов и братьев. Все они были полны стонами и жалобами на все те насилия, безобразия, оскорбления, унижения, лишения имущества и даже жизни, которые производились от имени Народа, от имени Народной Советской власти… Долой всё насилие, долой лжекоммунистов! Долой диктатуру комиссаров! Чистка всех советских учреждений от контрреволюционеров! Да здравствует вся Правда на земле! Да здравствует вождь революции тов. Ленин!».

Последнее воззвание, с упоминанием Ленина, датировано 18 августа. Восставшие ещё не знали, что 2 августа В.И. Ленин направил телеграмму ревкому Уральской области и Саратовскому губисполкому: «Бывшим начдивом 2-й туркдивизии Сапожковым поднято восстание в Бузулукском районе. Сапожкову удалось привлечь на свою сторону некоторые красноармейские части и в настоящее время он стремится пробиться на Новоузенск… Предлагаю: пресекать в корне всякое проявление сочувствия и тем более содействия местного населения Сапожкову, используя всю полноту революционной власти; от селений, лежащих на пути следования отрядов Сапожкова, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия…».

Так что вера сапожковцев в доброго Ленина оказалась предельно наивной.

Как всё начиналось

4 июля командующим войсками Заволжского военного округа К.А. Авксентьевским был издан приказ об отстранении Сапожкова от должности начальника 9-й дивизии в связи со служебным несоответствием. На его место был назначен бывший офицер царской армии Г.О. Стосуй.

Когда 8 июля известие об отстранении достигло дивизии, оно произвело на Сапожкова «потрясающее впечатление». По показаниям Маслякова, «вид у него был похоронный; прислонясь к забору, он нервно говорил о том, что он все свои способности, силы и здоровье отдал на укрепление Советской власти. При этом вынул из кармана копию радиотелеграммы от т. Ленина, полученной им в Уральске во время осады, в которой Ленин телеграфировал ему, Сапожкову, что Республика его (Сапожкова) за удержание Уральска не забудет. А теперь, говорил далее Сапожков, меня смещают… Сапожков уже плакал».

9 июля на совещании близких ему командиров Сапожков сообщил о своей отставке, «полном гонении из Самары против старых работников дивизии», предложил «выразить протест вооружённой силой». Он выдвинул идейную платформу будущего восстания: 1) долой комиссаров и старых спецов; 2) освободить из тюрем политзаключённых и других мелких преступников, за исключением контрреволюционеров и совершивших преступления с корыстной целью; 3) реорганизовать Советы, в выборах которых имеют право участвовать только имевшие к 1914 году капитал не более 10 тысяч рублей.

Вечером 13 июля собрание комсостава дивизии подтвердило решение о вооружённом выступлении и приняло соответствующую резолюцию.

Как брали Бузулук

14 июля Сапожков двинул свои отряды на Бузулук. Гарнизон города насчитывал 700–800 штыков, силы Сапожкова в начале восстания составляли 500 человек кавалерии, 500 человек пехоты, два орудия, три пулемёта. Следует сказать, что о подготовке к восстанию в Бузулуке до последнего дня ничего не знали. В городе всё же был организован военно-революционный комитет, все ненадёжные воинские части разоружены, и одновременно вооружились местные коммунисты и комсомольцы.

Переговоры ни к чему не привели. В 15 часов 14 июля сапожковцы начали наступление на Бузулук. Город продержался один час, затем оборонявшиеся стали отступать. Войдя в город, часть конницы Сапожкова повернула на станцию Колтубанку, захватив которую, повстанцы разобрали железнодорожный мост через реку.

Вечером в городе был вывешен приказ, в соответствии с которым город объявлялся на осадном положении, под страхом расстрела жителям приказывалось сдать имеющееся оружие. Была объявлена мобилизация крестьян окрестных деревень, которая оказалась очень успешной, – крестьяне охотно вступали в ряды Армии «Правды». Профсоюзами был избран новый исполком с коммунистом во главе.

Советских и партийных работников Бузулука, отказавшихся присоединиться к восстанию, арестовали. Необходимо отметить, что никаких расстрелов, расправ, избиений и тому подобного повстанцы не производили.

Недолгая победа

Сапожковцам удалось продержаться в Бузулуке всего два дня. Заметим, что ещё вечером 14 июля Самарский губисполком направил для борьбы с повстанцами отряд под командованием Шпильмана, который уже 15-го вёл бои северо-западнее Бузулука. На поддержку отряду Шпильмана прибыли эскадрон запасного кавалерийского дивизиона и рота добровольцев из Самары. Одновременно в район мятежа Оренбургский губком РКП(б) выслал отряд свыше тысячи бойцов под командованием Келлера. 16 июля Бузулук был взят, а 18 июля красные отряды объединили в Бузулукскую группу войск.

Всего в подавлении мятежа участвовали военные части в составе 12 362 штыков, 1 659 сабель, 89 пулемётов, 46 орудий. Сапожков отступил из Бузулука на юго-запад. А уже 3 августа Армия «Правды» потерпела сокрушительное поражение от частей РККА, потеряв до 400 бойцов погибшими и пленными. Но через три дня Сапожков всё же отважился на штурм Новоузенска и снова был разгромлен, после чего ушёл в Уральские степи. 12 августа Сапожкова постигло новое поражение. После ряда тяжёлых сражений от «армии» Сапожкова осталось всего около 150 человек, восемь пулемётов и одно орудие. Вскоре Сапожков был убит.

После гибели Сапожкова командир полка 22-й дивизии Серов продолжал вооружённую борьбу с властями вплоть до 1926 года. Словосочетание «банды Серова» часто встречается в исторической литературе о том периоде. Только с введением в стране новой экономической политики – НЭПа, то есть с фактическим возвратом к элементам «старого доброго капитализма», движение стало угасать. Ибо частично цели, выдвинутые повстанцами – введение рыночных отношений, свободная торговля, демократические свободы, – стали, хотя и в урезанном виде, осуществляться самой властью большевиков, и потому продолжение вооружённой борьбы теряло смысл и широкую привлекательность.

Сергей Хомутов, газета «Сельские вести»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.