Булат Калмантаев: Свобода там, где есть ответственность

Интервью главного редактора RIA56 газете «Аргументы и факты в Оренбуржье» (№18)

Что сегодня происходит со свободой слова? Что она собой представляет, и как осуществляется право на выражение своего мнения в современных СМИ? Об этом мы беседуем с Булатом КАЛМАНТАЕВЫМ, доцентом кафедры теории журналистики и периодической печати крупнейшего вуза Оренбуржья.

Журналистика — не слуга!

— Булат Абдулович, что такое свобода слова в журналистике?

— Чаще всего, когда вспоминают о свободе, то сразу же говорят об ответственности. Ответственности перед читателями, аудиторией. Я же в этом случае всё ставлю наоборот — есть ответственность, так значит ею и определяется свобода. Если человек занимается профессиональной журналистикой, то на первом месте стоит ответственность не перед учредителями или властью, а перед теми, кто тебе доверяет. Пусть даже аудитория у тебя небольшая — десять, двадцать, тридцать, сто, сто пятьдесят человек или сто пятьдесят тысяч — но ты несёшь ответственность перед ними.

У журналистов не может быть понимания свободы слова в смысле «говорю, что хочу». Он за всё сказанное отвечает перед своей аудиторией.

В этом смысле свобода слова СМИ находится на службе у аудитории. Везде совать свой нос нас уполномочивает общество. Журналистика не слуга власти, бизнеса или партии. Кто бы ни был учредителем того или иного СМИ, оно, то есть СМИ в первую очередь уполномочено теми людьми, которые заинтересовались этой газетой, радиостанцией или телеканалом.

Но такой подход к свободе слова имеет отношение именно к профессиональной журналистике, а не к простым гражданам. Их права полностью оговорены в Конституции РФ, где сказано, что гражданин имеет право любым законным способом получать и распространять информацию. Другое дело, что ограничение доступа к информации есть и для профессионала, и для граждан. Они могут быть гласными и негласными, законными и не очень. Профессионалы либо находят обходные пути, либо действуют напрямую. При лобовой атаке в виде официальных запросов и писем мы можем получать форменные отписки. Если информацию не захотят раскрывать, то в худшем случае ведомство промолчит или соврет, в лучшем — напишет ответ, который не будет содержать никаких фактов. Добывать информацию какими-то обходными путями у нас могут далеко не все в силу отсутствия профессионализма. Часто журналисты вместо того, чтобы повышать качество своей работы, жалуются на то, что им ограничивают доступ к информации.

Убытки — в районах

— Зато как много всего сейчас можно найти в Интернете. Особенно в блогах…

— Блогерская журналистика это не журналистика в прямом смысле этого слова, но это осуществление гражданами своего конституционного права. Если бы наше блогерство не было испорчено страшной ангажированностью, это была бы площадка, где по-настоящему реализуется свобода слова.

Блогерство тоже нужно дифференцировать. Есть просто граждане, которые ведут блоги для развлечения. Есть блоги журналистов, общественных деятелей, лидеров общественного мнения, тех, кого можно отнести к экспертной группе. Эти люди не просто выставляют оценки по принципу «нравится — не нравится» или по принципу расхожего общественного мнения, они располагают фактической базой и аргументируют свои оценки и выводы.

У блогеров нет такой ответственности перед аудиторией как у журналистов, но некоторые из них действительно зря болтать не станут, потому что дорожат своей репутацией. Журналисты, ведущие блоги, и в Интернете остаются журналистами, но наличие блога автоматически не переводит его автора в разряд журналистов.

— Какая свобода слова может быть в районной газете, которая напрямую зависит от бюджетных дотаций?

— Из 38 наших районных и городских газет только 20 могут существовать без поддержки. Ни одна газета Беляевского, Матвеевского или Грачёвского районов  никогда не сможет стать рентабельной. Население районов примерно 20 тысяч человек, около три-пяти тысяч человек выписывают «районку», а значит практически в каждый дом она доходит. Тираж здесь не нарастишь никогда — не будут в дом выписывать по две газеты, да и численность населения не увеличивается. Рекламные поступления лимитированы уровнем развития бизнеса в районе. Поэтому ряд газет, занимаясь своей профильной деятельность, будут убыточными.

Другой вопрос — насколько эти газеты свободны в реализации той профессиональной ответственности, о которой мы говорили выше,  перед жителями этого района? К сожалению, местные и районные руководители в силу своей некомпетентности и плохой подготовленности, непонимания роли районной газеты, постоянно вмешиваются в редакционную политику — «вы же наши, а мы ваши учредители». Надо воспитывать коммуникационную и информационную компетенцию руководителей муниципальных образований. Часто журналисты воспринимаются местной властью, как обслуга, и с этим нужно бороться.

Независимость — признак зрелости

— Отношения СМИ и учредителя. Как часто они становятся камнем преткновения?

По закону о СМИ учредитель не имеет права вмешиваться в редакционную политику. На моей памяти не было ни одного случая привлечения к ответственности тех, кто ограничивает доступ к информации, или учредителя, который систематически вмешивается в редакционную политику. А вот если журналист даст неполную информацию как раз по этим причинам, то его — накажут. Здесь закон действует только в одну сторону — в сторону журналистов, все остальные остаются безнаказанными.

— Когда-нибудь пресса научиться отстаивать своё законное право на независимость от учредителя?

По-хорошему, быть свободными от учредителя мы не можем. Если учредитель у СМИ из сферы металлургии, то и писать об этом будут больше, причём чаще с положительной точки зрения. Вопрос в другом — насколько учредитель будет глубоко понимать важность правдивого и объективного информирования, что это для его же пользы. Наши пока этого не понимают. Степень свободы слова в печати будет зависеть от уровня зрелости гражданского общества.

Записала Евгения ЧЕРНОВА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.