Open post

Удивительный Самсон возвращается в Оренбург

Уникальная коллекция свидетельств невероятной славы Русского Самсона – выдающегося силового атлета ХХ века вновь станет доступна посетителям Музея истории города Оренбурга на Набережной.

Цирковая карьера Александра Засса (таково настоящее имя силача) началась в 1908 году на арене Оренбургского цирка. Но настоящую славу и титул Сильнейшего человека Земли он снискал в 20-30-е годы в Великобритании, где выступал под псевдонимом Удивительный Самсон. Потому и стало так важно собрать все, что связано с судьбой выдающегося спортсмена и артиста – личные вещи фотографии, афиши, открытки. И коллекция была собрана благотворительным фондом «Евразия» в 2006 году в разных уголках Великобритании – от Хокли на юге до Инвернесса в Шотландии. Тогда этот проект поддержали пятеро оренбургских меценатов, выделивших личные средства на экспедицию по поиску раритетов: Алексей Громов, Владимир Шишкин, Евгений Терепин, Олег Четвериков и Владимир Ушаков.

Итогом этих краеведческих изысканий стала установка памятника Александру Зассу – Самсону перед зданием оренбургского цирка в 2008 году. Автор композиции – известный российский скульптор Александр Рукавишников. Проект был поддержан видными оренбургскими политическими деятелями и руководителями крупнейших промышленных и торговых компаний – вице-губернатором Сергеем Грачевым, главой Оренбурга Юрием Мищеряковым, Андреем Козицыным (УГМК) и Сергеем Филипповым («Стройландия»). С тех пор скульптурная композиция Самсона регулярно упоминается в списках удивительных памятников России.

В 2011 году фонд «Евразия» представил на Международной Лондонской книжной ярмарке книгу «Удивительный Самсон. Рассказано им самим… и не только». Большой вечер памяти нашего соотечественника прошел тогда в Хокли, где к приезду оренбургской делегации усилиями городского Совета и спонсорами было благоустроено место захоронения Александра Ивановича Засса.

Но главный сюрприз ждет оренбуржцев 28 июня: на мероприятия по случаю 130-летия Самсона – Засса прибывает член городского Совета города Хокли (графство Эссекс) госпожа Лесли Вингоу. В первой половине дня гостья из Британии встретится с коллегами из Оренбургского городского Совета, а в 16.00 примет участие в торжественной церемонии открытия выставки в Музее истории города, в которой также примет участие вице-губернатор Павел Самсонов. Торжества начнутся перед зданием Музея на бульваре, а предварит их выступление юношей и девушек из Оренбургской областной федерации гиревого спорта. Приглашаются все желающие.

Open post

Он не вернулся из боя. Александр Аверьянов спел для оренбуржцев лучшие песни о войне

Очередная годовщина начала Великой Отечественной войны отмечена концертом военных песен, которые исполнил известный оренбургский журналист, заслуженный работник культуры России, поэт Александр Аверьянов. Концерт состоялся в историческом здании областной библиотеки, и старинный лепной зал был переполнен. Причем, пришли на концерт не только пожилые люди « с историческим опытом», но и те, для кого прошедшая война – очень далекое прошлое.

Перед началом концерта Александр Аверьянов ответил на некоторые вопросы RIA56.

 — По прошествии 77 лет со времени начала самой страшной войны в истории человечества, по-прежнему актуально звучит фраза о том, что Великая Отечественная не обошла стороной ни одну семью, ни одного человека из ныне живущих. Что у вас лично связано с войной, какими нитями вы соединены с тем временем?

— Не буду оригинален, сказав, что, как и все россияне, связан с войной тесными узами. Причем, это проявилось даже  в творческом плане. Дело в том, что я иногда публикую свои произведения под псевдонимом – Черноусов. Это фамилия моего погибшего дяди, и я отдаю ему долг своими стихами и песнями. А вот моя жена, Наталья Веркашанцева гораздо активнее меня в плане поисков родных – героев войны. Много лет мы искали сведения о гибели её деда, нашли только когда открылись архивы Министерства обороны. Оказалось, он героически погиб и похоронен под Арзамасом. Мы уже трижды ездили на его могилу. А еще она участвовала в самом первом шествии Бессмертного полка, несла фотографию дедушки.

Я же всегда хотел отдать дань памяти героям войны исполнением военных песен, но долго не решался. А вот недавно подумал, что если я не сделаю это сейчас, то возможно не сделаю никогда. И решился.

— У каждого жителя нашей страны есть своя любимая песня о войне, с которой зачастую связано что-то личное. Есть ли такая песня  у вас?

— Понимаете, глядя сегодня на этот уникальный культурный пласт, именуемый «песни о войне», с огромной долей уверенности могу сказать, что 99% этих песен – абсолютно гениальны, и есть еще «золотой запас» песен обреченных на бессмертие в веках. Что же касается меня лично, то я отмечу «Журавли», написанные уже после войны, и как журналист в первую очередь отмечу знаменитую симоновскую «Песню военных корреспондентов» — «От Москвы до Бреста, не такого места, где бы не скитались мы в пыли…». Константин Симонов знал о войне не понаслышке, прошел её от первого до последнего дня, потому и песня получилась такой правдивой.

  — Не так давно Вы объявили о прекращении публичных выступлений. Не поторопились?

— Нет, все правильно, хотя прощание с концертной деятельностью немного откладывается. Этот концерт я хотел сделать последним, но…придется еще попеть, пока есть силы.

Приятно бывать на концертах, где ощущается невероятно единодушие зала и исполнителя. Такое может быть только во время исполнения песен, которые давно «легли на сердце» российских людей. И потому, когда зазвучали первые аккорды любимых песен, зал стал подпевать, причем делалось это настолько естественно, что получился концерт солиста в сопровождении хора. «На позицию девушка провожала бойца…», «Бьется в тесной печурке огонь…», «Темная ночь» и многие другие звучали в удивительном соединении не только голосов, но и сердец. Так же тепло зал принимал песни, написанные уже после войны, но  хранящие её дух – это композиции Юрия Антонова, Яна Френкеля, Александры Пахмутовой, и, конечно же, Владимира Высоцкого.

Приятно отметить, что в зале были дети, которых привели с собой бабушки и прабабушки, дедушки и прадедушки. Ведь, право же, не ничего лучше, чем говорить о войне словами великих песен, а не безликих комментаторов с телевидения.

В заключение концерта, все зрители совершенно искренне попросили Александра Ивановича Аверьянова не принимать поспешных решений, и продолжать радовать оренбуржцев исполнением песен, как своих, так и просто любимых народом произведений выдающейся плеяды советских композиторов и поэтов, равных которым нет, и вряд ли будет.

Open post

Олег Меньшиков рассказал про гастроли, Гамлета и восхитился оренбургской публикой

фото: Сергей Медведев, RIA56

В Оренбургской области начались гастроли одного из ведущих театров столицы – Московского драматического театра имени Марии Ермоловой. Вот уже семь лет коллективом руководит российский актер и режиссер Олег Меньшиков. Перед началом гастролей состоялась пресс-конференция, на которой журналисты оренбургских СМИ смогли задать вопросы популярному актеру, а также представителю Федерального центра поддержки гастрольной деятельности  «Большие гастроли» Варваре Трофимовой и представителю принимающей стороны в лице директора Оренбургского драматического театра им. Горького Павлу Церемпилову.

Открывая пресс-конференцию, министр культуры и внешних связей региона Евгения Шевченко напомнила, что Оренбуржье одним из первых присоединилось к федеральной программе «Большие гастроли», и за последние годы жители Оренбурга и Орска смогли увидеть лучшие спектакли известных московских театров – «Et cetera» под руководством Александра Калягина, театра на Малой Бронной, Московского ТЮЗА и знаменитого на весь мир Государственного академического театра кукол им. Сергея Образцова.

— Решение пригласить в Оренбург театр им. Ермоловой, — отметила министр, — родилось в прошлом году, когда Олег Евгеньевич приезжал на кинофестиваль «Восток&Запад. Классика и авангард» в качестве почетного гостя, при этом, подарив оренбуржцам один из самых ярких театральных спектаклей своего репертуара «Оркестр мечты. Медь». У нас сразу возникли деловые и вместе с тем дружеские взаимоотношения, что позволило нам вести разговор о возможности больших гастролей Театра им. Ермоловой в Оренбурге. И вот мы уже фиксируем не просто прибытие театра в Оренбург, но фактическое начало гастролей, потому что  слышим, как на сцене репетирует оркестр, тот самый «Оркестр мечты», который через пару часов будет вместе с Олегом Меньшиковым рассказывать зрителям очень интересные истории.

Представитель Федерального центра Варвара Трофимова, в свою очередь, отметила, что гастроли ермоловского театра состоялись, благодаря партнерству Благотворительного фонда Алишера Усманова «Искусство. Наука. Спорт». В Орске, куда театр направится после областного центра, часть билетов будет распространяться бесплатно в рамках федеральной программы «Арт-окно». В ноябре 2018 года и оренбуржцы смогут бесплатно посетить моноспектакль Евгения Князева «Пиковая дама».

Далее, на вопросы журналистов отвечал кумир нескольких поколений, народный артист России Олег Меньшиков, который, предваряя вопросы, рассказал, почему для гастрольного тура были выбраны именно эти спектакли.

— Сразу отмечу, что «Оркестр мечты» мы покажем, как говорится, «по просьбам зрителей», — отметил народный артист,  –  а представить вам спектакль « 1900» считаю необходимым потому, что эту постановку считаю программной для театра. Что же касается «Гамлета», то познакомить жителей Оренбурга с поистине выдающейся актерской работой Александра Петрова в роли принца датского,  — просто необходимо! В свое время я пригласил его в театр именно с условием постановки этой пьесы Шекспира и он, не думая ни минуты, согласился.

— Я очень доволен тем, что Петров работает в нашем театре. Он принадлежит к тому типу артистов, чье амплуа в старое время именовалось «герой-неврастеник», — подчеркнул Меньшиков, —  Он не может просто находиться на сцене во время действия, он должен что-то совершать, ну, хоть табуретку сломать (смеется). В Саше имеет место быть такая уникальная актерская заразительность, которая доступна очень немногим. Таким образом, «Гамлет» делался  для него, из-за него и только ради него.

В связи с постановкой трагедии Шекспира, был задан еще один вопрос, по поводу появления новых переводов текстов великого барда взамен очень хороших, но уже ставших архаичными транскрипций Бориса Пастернака, Татьяны Щепкиной-Куперник или Михаила Лозинского. На вопрос – способен ли перевод Шекспира, приближенный к современным реалиям, лучше донести великий текст для зрителя? – Олег Евгеньевич ответил, что, несмотря на то, что Борис Леонидович Пастернак был величайшим поэтом ХХ века, подлинное соответствие его переводов истинному тексту ставится под большое сомнение.

— Пастернак жил и творил, в основном, в сталинскую эпоху, потому многие темы и проблемы шекспировских трагедий у него были сглажены, и текст сильно ретуширован. А ведь в свое время того же «Гамлета» играли матросы на кораблях, следующих из Европы в Америку. Представьте, каким должен был быть это текст, чтобы им было это близко? Потому, новые переводы – явление необходимое. Да, нам сделал такой перевод «Гамлета», Андрей Чернов, и я считаю это успехом. Но вот сейчас мы готовим «Макбета», и тоже озаботились новым переводом. То, что сделал в этот раз Чернов, мне не понравилось категорически, и мы стали искать нового переводчика. В конце концов, мы нашли его в Канаде. Это поэт из команды Иосифа Бродского…фамилия выскочила из головы, но я вспомню… У перевода довольно сложный поэтический строй, но он очень хорош. Что же касается переводов Пастернака, считающихся у нас образцом, то думаю, — если выстроить в ряд все его переводы известных пьес Шекспира, то получится одна очень длинная и тоскливая трагедия, — отметил Меньшиков.

Самым коротким был ответ Меньшикова на вопрос – Чем отличается зритель на спектаклях в Москве и провинции? – Ничем, — ответил актер. А еще кумир рассыпался в комплиментах относительно сценической площадки нашего драмтеатра, и вообще всего здания, а также оренбургской публики.

Довольно щекотливая тема дороговизны билетов на спектакли столичных гостей, была поднята в сразу нескольких вопросах. Прокомментировал этот вопрос директор Оренбургского драмтеатра, председатель оргкомитета принимающей стороны Павел Церемпилов. Он заметил, что  стоимость билетов на спектакли ермоловцев ( от 1000 до 5000 рублей) формировалась, исходя из затрат на гастроли, включая питание, проживание, внутренний трансфер и т.п. В целом же, эти цены соответствую московским.

Следует заметить, однако, что зарплаты оренбуржцев никак не соответствуют московским… Хотя, должен же быть у людей праздник, ради которого не жалко и последних накоплений…

Да, самое главное, Олег Меньшиков вспомнил-таки фамилию переводчика «Макбета» и прислал SМS. Его фамилия – Гальдесман. Огромное спасибо, Олег Евгеньевич!

Open post

Ким Брейтбург: Оренбургская музкомедия может войти в число лучших театров России

 

Оренбургский театр музыкальной комедии продолжает интриговать зрителей регулярно появляющейся информацией о подготовке нового спектакля, которым на этот раз будет мюзикл «Джейн Эйр». На днях в Оренбург прибыла в полном составе постановочная группа в лице режиссера Николая Андросова, музыкального руководителя Валерии Брейтбург, художника Евгении Крюковой, и, конечно же, автора, композитора и продюсера, заслуженного деятеля искусств РФ Кима Брейтбурга.

Сейчас в театре полным ходом идут репетиции, и, хотя не принято до премьеры раскрывать секреты премьеры, Ким Александрович Брейтбург согласился ответить на некоторые вопросы RIA56, которые, впрочем, касались не только новой постановки.

— Ким Александрович, Вы хорошо известны, как автор популярных и любимых зрителями мюзиклов. Только в нашем театре идут – «Голубая камея», «Дубровский», «Так не бывает» и «Снежная королева». Прочему Вы обратились к произведению, которое по праву считается самым издаваемом романом в мире, имеющим несчетное количество экранизаций – роману Шарлотты Бронте «Джейн Эйр»?

— Причина простая. Написать мюзикл по этому произведению предложила моя супруга, потому что еще с подросткового возраста «Джейн Эйр» является её любимым романом. Думаю, что к этому могут присоединиться тысячи других женщин. Не секрет, что главная публика в театре – это женская аудитория, которая ведет за собой мужчин. И не будем скрывать, что сильной половине человечества этот роман тоже нравится. К тому же – это очень яркая и романтичная история любви. Важным является и тот факт, что образ Джейн резко отличается от характеров героинь русской классики, которые в большинстве своем – страдалицы и жертвы обстоятельств. Джейн – не такая; она – сильная духом личность, умеющая бороться за свои чувства и место под солнцем. Свою судьбу она строит самостоятельно, и это интересно и очень современно по сути.

Впрочем, попрошу не забывать, что этот спектакль не является буквальным переложением классического романа для театральных подмостков. Автор либретто Карен Кавалерян создал пьесу «по мотивам», учитывая специфику жанра мюзикла. Невозможно уложить весь многостраничный роман в два с половиной часа сценического действия. К тому же жанр мюзикла предполагает наличие в постановке комических персонажей, поэтому пришлось изыскивать то, чего нет в основном тексте романа. Подобными персонажами стали у нас дочери миссис Рид, в связи с чем появилось несколько побочных линий. Так что мюзикл «Джейн Эйр» — это не точная копия романа, а достаточно вольная фантазия на его тему. Хотя все главные моменты остались неименными.

— Жанр любой театральной постановки предполагает наличие Злодея. Кто в этом спектакле исполнит эту функцию?

— Злое начало у нас олицетворяет миссис Рид, все главные отрицательные характеристики сосредоточены именно в ней.

— Помимо главной героини в романе есть еще и герой, это Рочестер. В самом начале – довольно мутный персонаж, постепенно раскрывающий свои секреты и вызывающий в конце симпатии и сострадание. Претерпел ли его образ какие-либо изменения?

— Нет, два главных героя, Джейн Эйр и Рочестер, сохранили облик героев романа такими, как их описала автор Шарлотта Бронте. Эти персонажи очень сложны для воплощения, в романе вообще нет прямолинейных характеристик героев, поэтому актерам при исполнении ролей придется нелегко. Надо будет немного «приподняться над собой, а это – всегда сложно. Убежден, что для Оренбургского театра это будет качественно новая ступень в развитии. Хватит ли у сил у театрального коллектива – пока не знаю, но мы все будем стараться. Пока же с уверенностью скажу, что для многих это станет большим рывком в профессиональном качестве. Я вообще считаю, что театр должен вызывать у зрителя яркие эмоции, а если удастся, то и эмоциональные потрясения. Публика должна не разгадывать сложносочиненные режиссерские ребусы, а переживать за героев, сопереживать их мыслям и поступкам. Иначе вся работа сводится на «нет».

— Давайте вернемся к изначальному посылу, то есть жанру мюзикла. Было время, когда в нашей стране о мюзикле ни театральной сцене имели весьма приблизительное представление. Чтобы познакомить с ним российского зрителя на российскую сцену автоматически переносились известные бродвейские постановки – « 42-я улица» или «Чикаго». Как ни странно, они оказались провальными, и только когда возник жанр собственно «русского мюзикла», дело пошло на лад…

— Ничего удивительного, просто музыкальный строй американских мюзиклов оказался чужд уху российского слушателя. В американской музыке используется много таких базовых элементов, как джаз, соул, блюз, спиричуэлс и тому подобное. А российские зрители привыкли к другой мелодике, основанной русской народной песней, русской классической музыкой, советской массовой песней. Им гораздо ближе Дунаевский, Соловьев-Седой, Блантер, Пахмутова, из более позднего поколения композиторов – Давид Тухманов или, скажем, Юрий Антонов. Их мелодии нравятся публике, им подпевают, их помнят наизусть. Поэтому, когда появился Русский мюзикл, где мелодический ряд был привычен слушателю, появились первые успешные постановки.

Понимаете, лучшие образцы американской музыки, созданные Ирвином Берлином, Колом Портером, Ричардом Роджерсом, Джеромом Керном знакомы слушателям за океаном с самого раннего возраста. Их мюзиклы – это национальное культурное достояние . У нас же с творчеством этих и других американских авторов широкая публика мало знакома, поэтому имеет место некоторое отторжение. Сейчас, в век Интернета, музыкальных границ практически не существует, но генетически российскому народу все равно ближе свое, родное.

— Помимо композиторской деятельности, Вы еще являетесь продюсером своих же постановок. Как Вам в этом качестве, и что значит быть продюсером в современной России?

— Дело в том, что в России, в большинстве своем, действуют государственные репертуарные театры. И продюсерам, в отличие от коллег в Европе и Америке, где почти все театры являются частными, приходится действовать в данных реалиях. Да, во многих случаях я являюсь продюсером своих постановок и контролирую процесс подготовки спектаклей. Это – не прихоть. Прославленный композитор Ричард Роджерс, который также продюсировал многие свои постановки, говорил, что если вы хотите, чтобы все было по-вашему, не уходите из зала даже на пять минут — иначе вашу постановку могут испортить. Думаете – шутка? Ничуть. Я полностью с этим согласен. И потому редко отдаю постановку «в чужие руки», на откуп неизвестному мне режиссеру, который, иной раз, желая самоутвердиться, может такого нагородить, что полностью смениться концепция произведения. Продюсер обязан за этим следить. Образцом автора и продюсера в одном лице я считаю знаменитого британского композитора Эндрю Ллойда Уэббера.

— Давайте немного поговорим об актерах, самых зависимых людях в театре. Трудно ли человеку, долгие годы работавшему в классической или советской оперетте, полностью перестроить себя, изменить свою биомеханику, чтобы стать полноправным исполнителем современного мюзикла?

— Конечно, актер мюзикла – это человек новой генерации и более совершенных исполнительских навыков, но если актер талантлив, то играть по новым правилам он сможет без сомнения. Да, у нас, в отличие от Бродвея, другие условия, но учиться надо. Когда я смотрю на американских актеров играющих спектакль с таким мастерством и такой энергетикой, будто завтра – конец света, и понимаю при этом, что точно так же они играли вчера, и будут играть завтра, то я вижу огромную разницу в подготовке актёров у нас и у них. К сожалению, наши российские артисты могут позволить себе расслабиться, отпустить себя, работать кое-как. Железная творческая дисциплина Бродвея – на грани фантастики. Каждый день актёры играют с такой самоотдачей, что зрители провожают их со слезами восторга.

— Спектакли по Вашим произведениям идут во многих театрах России и СНГ. Как на их фоне выглядит Оренбург?

— Неплохо. В оренбургском театре сбалансированная труппа, к счастью дружная, лишенная на сегодняшний день склок и крупных конфликтов. Работа доставляет им удовольствие, они не отлынивают, всегда приходят друг другу на помощь. В репертуаре театра в последние годы появились качественно сделанные постановки. У театра появился новый зритель, пришла молодёжь. Но театру очень нужна помощь властей, и в первую очередь финансовая. Тут зачастую не хватает элементарного: новых инструментов для оркестра, средств для создания современных, интересных по сценическому оснащению спектаклей, возможности обновлять труппу, приглашая новых артистов, которых надо обеспечивать жильем, и самое главное – театру нужен капитальный ремонт, ибо состояние его здания плачевно. А в идеале – Оренбургу необходимо строить новый современный музыкальный театр. Думаю, что жители города и области это заслужили. Но средства у вас тратятся зачастую на проведение различных дорогостоящих фестивалей, когда приехали гости, пошумели, показали один спектакль или концерт, выбрали значительную часть бюджета, отпущенного на культуру, и уехали. Фестивали нужны, спору нет, но забывать про собственные театры тоже нельзя. Сейчас Оренбургская музкомедия вполне может войти в число лучших театров России подобного рода, но ей надо активно помогать.

— Как Вы думаете, что принесет нам Год Театра, объявленный в 2019 году?

— Очень хочется надеяться, что помимо творческих удач, еще и то, что власти повернутся к театрам лицом, услышат их беды и проблемы.

Open post

Игорь Храмов: Книги Оренбургского издательства вошли в ТОП-5 лучших изданий страны

 

В Москве завершилась главная книжная ярмарка страны «Красная площадь». Оренбург на ней представило книжное издательство имени Г.П. Донковцева. В этом году целый ряд изданий как краеведческого, так и общекультурного характера, имели на ней несомненный успех. Директор издательства, президент Оренбургского благотворительного фонда «Евразия» Игорь Храмов рассказал RIA56  об особенностях, которые выделяли  оренбургские книги из общедоступной  продукции других регионов.

— Во-первых, это дешевизна. Согласитесь, что год от года цены на печатные издания растут, и этому есть много причин. Но поверьте! – оторопь берет, когда видишь детскую книжку, где напечатаны 10 стихотворений Маршака, с отличной печатью и прекрасными иллюстрациями, но по цене, превышающей 1000 рублей, и не стоит удивляться тому, что наши дети не умеют читать, — отметил Игорь Храмов. —  Мы сознательно продаем книги по доступным ценам (правда, детскую литературу пока не издаем). Вот пример. Все знают, насколько дороги книги из знаменитой серии «Жизнь замечательных людей», специально поискал на ярмарке – так дешевле 800 рублей  нет, и это прямая цена издательства! Мы же поставили книгу об Александре Шмореле, вышедшую в этой серии всего за 500, и по спросу определили, что были правы.

Второй причиной популярности оренбургских книг является оригинальность темы в сочетании с её востребованностью. Примеров тому – несколько: «Соленые озера Соль-Илецка» были просто нарасхват, а покупатели при этом говорили о том, что – да, слышали про живительную силу Соль-Илецкого озера, но теперь имеем научно подтвержденные и обоснованные мнения специалистов об этом феномене. К тому же – правильная маркетинговая акция – к книге прилагался мешочек с настоящей илецкой солью. Жалко, мало взяли!

Третья причина – это яркие личности оренбургской истории, судьбы которых получили печатное воплощение. Примеры – Виктор Черномырдин, Морис Дрюон, Жозеф Кессель, Александр Шморель, Юрий Рященцев, Юрий Энтин, Гарри Бардин — список можно продолжить. Во время презентации той или иной книги, публика шла «на имя», а потом уже получала представление об издании. Причем, часто мы видели на нашей акции весьма значительных персон. Так, на презентации книг о Викторе Черномырдине скромно сидел, никак не заявляя о себе Лев Данилкин, автор нашумевшей книги «Ленин. Пантократор солнечных пылинок». Регулярно появлялась у стендов суперпопулярная писательница Гюзель Яхина, и это не праздное любопытство – им было по-настоящему интересно.

Следует признать, что значительной составляющей успеха оренбургских изданий стало то, что наша делегация оперативно откликалась, на любое изменение графика работы ярмарки, что при таком колоссальном объеме продукции и различных мероприятий, вполне естественно. Это привело к тому, что нас не просто запомнили, а отметили, как одну из наиболее гибко работающих структур, что всегда идет на пользу обеим сторонам. Еще сработал фактор удивления, когда многие посетители впервые открывали для себя имя опального в годы СССР писателя Юрия Домбровского в сочетании с именем «лукавого царедворца», и вместе с тем выдающегося поэта 18 века Гавриила Державина. Книга Домбровского «Державин, или Крушение империи»» имела колоссальный успех и вошла в неофициальный, но очень престижный Топ-пять самых популярных изданий на ярмарке. И это при наличии книг из 45 регионов России, включая столичные издательства.

Игорь Храмов рассказал, что было приятно осознавать, что Оренбургская область обладает уникальным сочетанием значимых для русской и мировой культуры имен.

— Многие посетители, увидев наш стенд, удивлялись редкому сочетанию: Юлиан Семенов, Юрий Домбровский, Алексей Саморядов, Юрий Ряшенцев, Виктор Черномырдин – почему все они на оренбургском стенде? Мы лукаво улыбались и с гордостью отвечали – потому что они, так или иначе, имеют к нашему краю непосредственное отношение. И это далеко не все известные имена, на самом деле их – сотни, — заключил Игорь Храмов.

Open post

Оренбуржцы с блеском выступили в спектаклях из Минска и Екатеринбурга на «Гостином дворе»

 

Юбилейный, десятый международный фестиваль «Гостиный двор» проходил с 26 по 30 мая и объединил самобытные музыкальные театры России и Белоруссии. «Три мушкетёра», «Боги и люди», «Тристан и Изольда», «Алые паруса», – без оренбургских артистов практически не обошёлся ни один спектакль.

Завершился фестиваль спектаклем Свердловского театра музыкальной комедии, мюзиклом Максима Дунаевского «Алые паруса». Наконец-то оренбургские зрители поняли, что такое настоящий русский мюзикл! Помимо блистательной музыки (каждый второй номер – настоящий шлягер!), публика увидела роскошную постановку лауреата «Золотой маски» Кирилла Стрежнева, уникальный балет, сравниться с которым вряд ли кто может (балетмейстер Сергей Смирнов – «Золотая маска»), и живой оркестр (дирижер Борис Нодельман – лауреат «Золотой маски»). Все это подкрепилось отточенными актерскими работами.

Примечательно, что в роли Мэри, матери Ассоль, выступила выпускница Оренбургского института искусств им. Ростроповичей Татьяна Мокроусова (курс В. Кучина). Роль, совсем небольшая и трагическая – женщина умирает почти в самом начале, запомнилась выразительностью и вокальным мастерством. Среди огромного количества цветов, которые благодарные оренбуржцы несли на сцену после спектакля, львиная доля досталась Татьяне, – землячке, выступающей на сцене одного из лучших музыкальных театров России.

Татьяна Мокроусова служит в Свердловской музкомедии с 2005 года, является лауреатом Международных конкурсов артистов оперетты и мюзикла имени В. Курочкина, обладателем 1 премии конкурса «Браво» 2010 года в номинации «Лучшая роль в мюзикле». Играет ведущие роли в спектаклях театра: «Екатерина Великая», «Мертвые души», «Белая гвардия», «Тетка Чарли», «Декабристы», «Кошка», «Эвита»…

Не обошлось без «оренбургского следа», настоящей сенсации, и на спектакле Минского музыкального театра. Неожиданно заболел исполнитель роли Перениса в спектакле «Тристан и Изольда» и на выручку пришел артист Оренбургской музкомедии Александр Попов. Он за сутки выучил роль и буквально с одной репетиции вошел во все мизансцены постановки. Выглядело это настолько органично, что никто и поверить не мог, что артист играет в этом спектакле впервые.

Александр Попов служит в театре с 2014 года, но за этот небольшой период уже сыграл ведущие роли практически во всех спектаклях репертуара. В 2017 году стал лауреатом I степени конкурса «Ярче солнца таланты блистают», а 2018 получил «Оренбургскую лиру» за роль Д’Артаньяна в мюзикле «Три мушкетера», который открывал фестиваль «Гостиный двор».

Руководство Белорусского театра в лице директора Александра Петровича выразило глубокую благодарность оренбургским коллегам. К радости публики, было сообщено о том, что в следующем сезоне между Минском и Оренбургом состоятся обменные гастроли.

Open post

Роковой танец Саломеи. В Оренбургском театре кукол сыграли сенсационную премьеру

 

«Не смотри на неё, это грозит бедой, — такая фраза неоднократно будет звучать по ходу спектакля от самых разных действующих лиц. И беда, как водится, случится. Оренбургский областной театр кукол в очередной раз поставил спектакль, который с полным правом можно считать сенсацией в театральном пространстве не только города, но и, пожалуй, всей страны.

Не то, чтобы пьесу Оскара Уайльда в России не ставили, нет, она идет только в Москве в двух театрах – у Виктюка и в «Модерне», но постановка в кукольном театре – случай беспрецедентный. Приглашение в качестве постановщика выдающегося режиссера-новатора Олега Жюгжды из Белоруссии – огромный рывок в процессе развития искусства театра кукол, ибо он уже зарекомендовал себя, как человек, ломающий привычные каноны и создающий ни с чем не сравнимые театральные решения.

Те оренбуржцы, которым повезло увидеть его спектакли на фестивалях «Гостиный двор», а это были «Макбет» Шекспира, «Чайка» и «Вишневый сад» Чехова, «Скандал в пассаже, или Крокодил» Достоевского, могут реально оценить выдающийся художественный талант режиссера который помимо постоянной работы в родном Гродно, активно ставит спектакли в России и Европе.

Когда стало известно, что художественный руководитель Оренбургского театра кукол Вадим Смирнов пригласил именитого маэстро на постановку в наш театр, то знатоки поняли, что нужно ждать чего-то необычного. Когда же стало известно название премьеры, то ожидание чуда возросло стократ, потому что этим названием стала «Саломея» Оскара Уайльда.

История жестокого каприза юной иудейской царевны хорошо известна по Новому Завету, и довольно подробно описывается у Марка и Матфея. Пьеса была написана в 1891 году на французском языке, почти сразу же переведена на английский и тотчас же запрещена к постановке. Но запреты продержались недолго, и «Саломея» уже более ста лет украшает мировые театральные подмостки. На этот сюжет написана опера Рихарда Штрауса, созданы многочисленные балеты, и никто не боится создавать свою интерпретацию знаменитой библейской истории.

Не испугался и коллектив Оренбургского театра во главе с Вадимом Смирновым, по словам которого, приступали к работе с трепетом и…страхом. В Оренбурге уже не первый год идут спектакли для взрослой аудитории. «Тень» Шварца, «Мертвые души» Гоголя, «Маленькие трагедии» Пушкина, «Генералы в юбках» Ануя, «Сон в летнюю ночь» Шекспира – серьезный репертуар для театра, который днем играет постоянные и любимые детьми истории про цыплят, поросят, утят и мышат, а вечером  — «тыква превращается в карету», то есть все исполнители проходят тотальную перезагрузку и становятся персонажами мировой литературной классики. Все это так, но вышеозначенные постановки проходили исключительно под руководством  Вадима Смирнова. Требовалось нечто новое, и оно пришло в лице Олега Жюгжды, рискнувшего поставить не абы что, а «Саломею».

Театр позиционирует спектакль, как путешествие в глубь веков, и потому неспроста он начинается с абстрактной вроде бы сцены, когда группа молодых людей обсуждает что-то на французском языке. По-видимому, они вместе с нами, зрителями собрались увидеть историю, которая уже тысячелетия волнует миллионы людей. И история начинается…

Не считаю необходимым делать подробный разбор спектакля, но с ответственностью заявляю, что в Оренбургском театре кукол произошло выдающееся театральное событие, о котором еще будут говорить, спорить и стараться его понять и принять. Но на некоторых моментах стоит остановиться, и первое – это сценография и куклы, выполненные белорусской художницей Ларисой Микиной-Прободяк. Пожалуй, впервые на оренбургской сцене мы видим столь тщательную проработку деталей у кукол. Там работает все: глаза, ножки, ручки, и даже пальчики на этих ручках! Сложнейшая работа! С такими куклами наши актеры еще не встречались, но замечу, что справились они с честью.

Общая же сценография, которая на первый взгляд кажется громоздкой, на самом деле является гибкой и удобной. Второй огромный плюс постановки – музыка, специально написанная композитором Павлом Кондрусевичем, белорусом, живущим ныне в Хорватии. Не часто мы встречаем такую яркую музыкальную характеристику персонажей в оригинальном звучании. Зачастую, в театрах делают подбор из уже известных музыкальных  произведений, а чтобы вот так – создать оригинальную партитуру – на это способен далеко не каждый.

Актерские работы всегда являются самым обсуждаемым моментом любой постановки. Так вот, ответственно заявляю, что мы увидели целую череду блестящих актерских воплощений, учитывая, что каждый из исполнителей несет ответственность за живого актера и за героя-куклу. И первой я хочу назвать исполнительницу титульной роли. Царевну Саломею, возжелавшую в качестве подарка от тетрарха Иудеи Ирода Антиппы голову пророка Иоканаана ( в Библии – это Иоанн Креститель) на серебряном блюде, сыграла Елена Смирнова. Сыграла так, что дух захватывает. Казалось бы, может ли актер-кукловод после бесконечной череды очаровательных зверушек и сказочных принцесс, исполнить роль библейской героини, пусть вовсе не положительной, но приковывающей к себе внимание столетий. Может, уверяю вас, и белочки-зайчики тут не помеха. Потрясающий голос, дивная пластика, несомненное трагедийное дарование – все вместе являет собой прекрасную актерскую работу.

Второй явной удачей стало исполнение роли Ирода худруком оренбургского театра Вадимом Смирновым, чей актерский дар уже давно стал данностью и не нуждается в дополнительных оценках. Смирнов сумел показать нам не только царя  — «самовластительного злодея», но и глубоко страдающего и сомневающегося человека. Просьба падчерицы Саломеи приводит его в трепет, он вовсе не хочет убивать Пророка, так как считает это преступлением, но не может нарушить данное строптивой девчонке слово. Вся эта трагедия выбора  показана Смирновым с высочайшим мастерством. Трудна жизнь иудейского царя. Мало того, что Иудея просто-напросто заштатная провинция Римской империи, так ведь помимо громогласного Пророка появился так еще и некий Мессия, который возвещает о новом Царстве Божием, превращает воду в вино, может накормить тремя хлебами тысячи голодающих, и главное – воскрешает мертвых. Вот этого допустить нельзя, никак нельзя. А тут еще это дурацкое обещание Саломее. Но выбор сделать надо. И он его делает…

И, наконец, нельзя не сказать о совсем молодом актере труппы Артеме Артемьеве, который сыграл, в общем-то, довольно статичную, но, основную роль Пророка Иоканаана.

Лариса Ломакина в роли Иродиады, матери Саломеи, четко демонстрирует то, что регулярно проклинает Пророк – «вавилонская блудница», кровосмесительница, а по сути – базарная торговка – вот кем является жена тетрарха Иудеи Ирода Антиппы.

И совершенно великолепен в крошечной роли молодого сирийца, начальника стражей актер Александр Казимирский. Это ведь именно он в самом начале спектакля истошно требует от солдат не смотреть на царевну, иначе быть беде. Но, как же на нее не смотреть, ведь она так прекрасна…

В наши дни многие режиссеры при постановке классических пьес стараются найти некие аллюзии с днем сегодняшним. Олег Жюгжда к этому не стремится, ведь история эта, несмотря на тьму веков, по-прежнему современна, так как и сейчас живы амбиции, которые некоторые люди ставят во славу угла и стремятся осуществить свои желания, чего бы это не стоило. Вот разве что в сцене пира, когда провозглашается тост за Императора, все дружно начинают скандировать «цезарьцезарьцезарьцезарь». Ничего не напоминает? Нет? Да и бог с ним.

Теперь два слова о том, что, на мой, и не только мой взгляд, не совсем сложилось. Во-первых, плохо видно из зала. Учитывая, что куклы маленькие, хочется их получше разглядеть, а не получается. Может быть, надо как-то изменить соотношения зрительного зала и сцены? Надо бы подумать. И еще. Главная сцена спектакля – знаменитый «Танец семи покрывал», из-за которого и случилась главная трагедия – совершенно не впечатлил. Это обидно.

Зато финал – это просто гениальное решение: на крупном плане, уже не куклы, а люди, Иоканаан и Саломея, просеивая через пальцы песок, произносят великие слова из «Песни песней» царя Соломона: «Напоите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я изнемогаю от любви» Хотя любви там никакой нет, одно вожделение, но так хочется, чтобы была.

 

Open post

Оренбургский театр кукол отметили на театральном фестивале в Самаре

 

Всероссийский театральный фестиваль «Волжские театральные сезоны» проходил в Самаре в четвертый раз и собрал лучшие постановки российских театров последних лет. Всего было представлено 17 спектаклей, география же просто впечатляла: от Омска до Севастополя, включая Оренбург, Уфу, Челябинск, Пермь, Белгород, Курск, Самару плюс столичные театры.

Оренбург на этом театральном смотре представлял областной театр кукол со спектаклем «Мертвые души» в постановке художественного руководителя театра, заслуженного артиста РФ Вадима Смирнова. Выбор был сделан верно: публика шквалом аплодисментов, стоя рукоплескала оренбургскому спектаклю, долго не отпуская со сцены.

Каждое утро в Доме актера члены жюри обсуждали прошедшие вчера спектакли, буквально «по косточкам» разбирали все плюсы и минусы постановки. Оренбургский спектакль не стал исключением, подробный анализ его провели ведущие театральные критики страны – Анна Некрылова из Петербурга, Наталья Райтаровская и Елена Глебова из Москвы, Валерий Иванов из Самары, который, в частности, отметил, что давно не видел такого цельного, энергетически наполненного спектакля с отличными актерскими работами. Именно актерская работа Любови Милохиной была удостоена Диплома жюри за исполнение роли Коробочки.

Все критики дружно отметили, что помещица Коробочка в исполнении Милохиной – один из самых ярких персонажей, с прекрасной, внятной подачей текста, очень хорошим вождением, с точным попаданием в образ.

Следует отметить, что фестиваль в Самаре собрал спектакли разных жанров, помимо драматических и кукольных, были еще оперы, балеты, мюзиклы. Так что у жюри работы было предостаточно. Среди трех кукольных театров  только Любовь Милохина была удостоена диплома за актерскую работу. Лучшим же спектаклем в кукольном жанре стала постановка Пермского театра кукол «Превращение» по роману Ф. Кафки.

Приятно отметить, что несмотря на наличие в списке участников четырех столичных театров, основные награды ушли все-таки в регионы. Так, лучшей оперной постановкой стала «Волшебная флейта» Самарского театра оперы и балета, в балетном жанре победила «Легенда о любви» из Башкирии, лучшим режиссером в драме стал Юрий Бурэ за спектакль «Месяц в деревне» Курского областного театра. Но ни жюри, ни публика не усомнились в решении присудить Гран-при все-таки столичному коллективу – Санкт-Петербургскому Молодежному театру на Фонтанке под руководством Семена Спивака за спектакль «В день свадьбы» по пьесе Виктора Розова.

Open post

Евгения Шевченко: Оренбургский фестиваль «Гостиный двор» дает старт предстоящему Году Театра

В преддверие десятого Международного театрального фестиваля «Гостиный двор» министр культуры и внешних связей Оренбургской области Евгения Шевченко рассказала о главном культурном событии 2018 года. Министр также отметила, что на днях Президент РФ подписал Указ о  том, что 2019 год станет Годом Театра.

— Для семи оренбургских театров, — подчеркнула министр, — это будет благоприятным стимулом для дальнейшего развития. К тому же, следует отметить, что в стране продолжают действовать федеральные программы, направленные на поддержку театральной провинции. Первая программа, под названием «Театры малых городов» призвана развивать театральное дело в театрах городов, население которых не превышает 300 тысяч человек. Таких городов у нас два – Орск и Бугуруслан. Для них, помимо дополнительного финансирования премьерных постановок, предусмотрено проведение  театральных фестивалей, мастер-классов мастеров искусств, а также  различные гранты.

Вторая федеральная программа посвящена развитию детских театров. У нас в области их также два, и оба в областном центре – это областной театр кукол и театр кукол «Пьеро». Оба они – яркие самодостаточные  коллективы с яркой историей и огромным творческим потенциалом.

Мы очень рады,- отметила Шевченко,- что в течение нескольких лет Оренбуржье является включенным еще в один, по сути, самый главный федеральный проект  — «Большие гастроли». Зрителям нашей области уже продемонстрировали свое искусство ведущие московские театры – «Et cetera» под руководством Александра Калягина, «На Малой Бронной», Московский ТЮЗ и другие. Это просто замечательно, когда в провинцию ежегодно приезжают столичные театральные коллективы, чтобы порадовать народ своим искусством. В июне этого года оренбуржцам предстоит встреча еще с одним московским театром – имени М. Ермоловой, которым руководит  народный артист России, кумир уже нескольких поколений Олег Меньшиков. Ермоловцы покажут три спектакля, два из которых, «Оркестр мечты. Медь» и «1900» — это моноспектакли любимого артиста, а в «Гамлете» главную роль исполнит кумир уже совсем нового поколения – Александр Петров.

Кроме того, возродилась традиция обменных гастролей, когда театры соседних регионов на несколько дней меняются сценическими площадками. Совсем недавно это произошло между Оренбургом и Самарой.

Что же касается предстоящего театрального фестиваля «Гостиный двор», то согласно сложившемуся порядку, в этом году Оренбург будет принимать музыкальные театры. Приятно отметить, что наш областной театр музыкальной комедии давно перешагнул рамки  «провинциальной оперетки» и вышел на новый уровень, в первую очередь, благодаря грамотной репертуарной политике куратора театра Кима Брейтбурга. Именно оренбургскими «Тремя мушкетерами» Максима Дунаевского, Юрия Ряшенцева и Марка Розовского и откроется фестиваль «Гостиный двор» 26 мая.

Далее сцена театра музыкальной комедии будет предоставлена гостям. Некоторые из них уже известны оренбургскому зрителю, с некоторыми предстоит приятное знакомство. Среди тех, кто уже приезжал на «Гостиный двор» — Государственный академический театр Республики Крым, который покажет оригинальный современный балет «Боги и люди», посвященный героям античности – Прометею и Икару.

Античность сменит мрачное Средневековье – Белорусский государственный музыкальный театр из Минска покажет фолк-рок-оперу «Тристан и Изольда» по мотивам старинной кельтской легенды. Это совсем новая постановка театра, премьера состоялась только в декабре 2017 года, так что оренбургские зрители станут поистине соучастниками открытия нового жанра.

И завершит театральный марафон Свердловский государственный академический театр музыкальной комедии из Екатеринбурга, который в этом году отмечает 85-летие. Это самый большой музыкальный театр России, и, пожалуй, самый славный. Не счесть наград ему в советское время, но 17 «Золотых масок» в наши дни – дорогого стоит! Давно уже Свердловск вернул себе историческое название – Екатеринбург, но театр по-прежнему именуется «Свердловская музкомедия», потому что именно под таким названием он известен всему миру.

Гости из уральской столицы покажут на фестивале мюзикл Максима Дунаевского «Алые паруса», и это, пожалуй, одна из главных интриг фестивальной программы. Дело в том, что те, кто ожидает солнечной феерии по мотивам любимого произведения Александра Грина, будут глубоко разочарованы. Их ждет довольно мрачная история, где все основные акценты будут переставлены: Ассоль содержит «ночное» заведение «Маяк», Грей – позер и гуляка, а жителей приморского городка Каперна  никак нельзя назвать благонадёжными гражданами. Обращаю ваше внимание на то, что этот спектакль имеет возрастной ценз 16+, так что не стоит вести на него детей и романтически настроенных девушек. Эта горькая социальная драма не для них. Но музыка Дунаевского, как всегда восхитительна.

В конце встречи министр культуры и внешних связей вновь вернулась к предстоящему Году Театра и подчеркнула, что подготовка к нему началась уже сейчас.

— Следует сказать, — подчеркнула Евгения Шевченко, — что мы будем идти по пути, проложенному Годом Литературы и Годом Кино, когда наименование Года, стало стимулом для создания новых проектов и новых объектов, условий для дальнейшего повышения качества театрального искусства, выхода его на новый уровень.

Open post

Лидия Медведева отмечает юбилей. Известный искусствовед рассказала об отце, музее ИЗО и художниках Оренбурга

 

Известный оренбургский искусствовед заместитель директора областного музея изобразительных искусств, заслуженный работник культуры России Лидия Сергеевна Медведева сегодня, 30 апреля, отмечает свой юбилей. А через полгода, вся музейная общественность будет отмечать 110-летний    юбилей её отца, Сергея Андреевича Варламова, человека, благодаря стараниям которого в Оренбурге был основан музей изобразительных искусств. В преддверии юбилея Лидия Сергеевна рассказала RIA56  об отце и музее, который стал неотъемлемой частью их жизни.

 — Давайте начнем разговор с семьи Вашего отца, Сергея Андреевича Варламова, который родился в селе, в простой крестьянской семье, но, тем не менее, стал выдающимся деятелем искусства и создателем музея…

— Вы знаете, отец – это пример всей моей жизни. Да, семья Варламовых была самая, что ни на есть, крестьянская, и даже бедняцкая. Было много детей, и, когда я впервые увидела их дом в селе Петровское  Саракташского района, то спросила отца – а как вы тут все помещались? – на что он, смеясь, ответил – «днем-то все больше на улице, а к ночи – стелили на пол в передней комнате большую кошму, и все на ней устраивались вповалку». Жили, как все, скромно, но с достоинством. Шесть сыновей росли в семье, и все они стали выдающимися специалистами в разных отраслях, но искусство сделал своей стезей только мой отец.

 — Как же получилось, что сельский юноша, мало что знающий о художниках, подал заявление на рабфак по специальности именно «изобразительное искусство», и в дальнейшем весьма в этом преуспел?

— Как рассказывал отец, и видела я сама, очень многое  для формирования его как художника, вытекало именно из атмосферы села Петровское. Вы знаете, вроде бы все там обычно – речка, лес, пригорки, луга, но есть там нечто невидимое глазу, но ощущаемое всем организмом. Сергей Андреевич, будучи маленьким мальчиком, больше всего мечтал не об игрушках, а о карандаше. И вот однажды ему приснился сон, что искомый карандаш находится под половицей у печки. Тогда утром, он аккуратно разобрал эти половицы и увидел там – нет, не карандаш, а обычную почтовую марку. Не зная, что это такое он побежал в лавку и попросил обменять эту неведомую маленькую бумажку на карандаш. Лавочник удивился, но, увидев горящие глаза мальчика, отдал ему карандаш просто так. С тех пор начался творческий путь моего отца как художника. Потому, когда после революции, молодые ребята выбирали себе специальности для обучения на рабфаке, Сергей Варламов выбрал искусство. Учился он в Москве, и эта непривычная для тихого сельского юноши столичная жизнь с её темпом и соблазнами, чуть было не стоила ему потери здоровья. Он и так-то не отличался крепостью, всю жизнь страдал сердечным заболеванием, а тут, при такой круговерти, он просто перестал спать, и это сильно подорвало и без того слабый организм. Слава Богу,  об этом узнала женщина из наших краев, и практически силой заставила его вернуться в Петровское, где он понемногу восстановил здоровье.

Но жизнь продолжалась, и Сергей, став комсомольским вожаком на селе, не оставляет занятия живопись, более того, он становится штатным корреспондентом местной газеты, ни один выпуск которой не обходится без его рисунков. Более того, он стал посылать их в Москву, в «Крестьянскую газету», где отметили несомненный талант Варламова и пригласили участвовать  в съезде селькоров. Там он познакомился с тогда уже очень известными художниками Кукрыниксами, которые посоветовали ему не бросать живопись. Вернувшись домой, он сначала перевелся на работу в Саракташскую районную газету, а в 1944 году возглавил областной радиокомитет.

 — Но, как же ему пришла в голову мысль о создании в Оренбурге музея? Ведь в те годы это было очень непросто.

— Все первые послевоенные  годы его не покидала мысль о создании музея, главным образом потому, что он познакомился с творчеством замечательного художника-передвижника, оренбуржца Лукиана Попова, начинает много писать о нем и других художниках. В конце концов, он становится руководителем местного отделения СХ РСФСР. Но идея собрать вместе все работы Лукиана Попова и создать из них хотя бы Галерею, не оставляла Сергея Андреевича. Но для этого нужны были очень большие деньги и государственная поддержка. Тогда на помощь ему пришел директор областного краеведческого музея Борисов, который помог приобрести все имеющиеся в наличии в Оренбурге картины Лукиана Попова и в дальнейшем помог с оформлением документации на новый музей.

Первым собственным зданием музея стал крошечный дом по ул. Правды, 6. Как оказалось, потребность горожан в изобразительном искусстве была столь велика, что в течение некоторого времени в музей стояли очереди.

 — Как развивалась художественная жизнь Оренбурга до того моменты, когда Сергей Андреевич инициировал приезд в наш город большой группы столичных художников, которые позже составили «золотой фонд» оренбургской художественной школы — Николай Ерышев, Юрий Григорьев, Геннадий Глахтеев, Рудольф Яблоков и другие?

— Это большая ошибка, считать, что до появления этих действительно выдающихся живописцев,  художников в Оренбурге как бы и не было. Неправда, такие имена как Федор Козелков, Николай Ледяев, Серафим Александров и ряд других были широко известны во всей стране, имели не одну выставку и были прекрасными творцами высокой живописи. Мой отец всячески поддерживал «старую гвардию» и в то же время старался, чтобы молодые художники ни в чем не оказались обделенными.

фото: архив семьи Медведевых

 — Именно на тот период приходится появление в Оренбурге художников работающих в жанре так называемой «наивной» живописи?

— Пик расцвета наивной живописи приходится на 60-70-е годы. В то время создали свои лучшие полотна  Степанов, Ледяева, Шнайдер. К сожалению, часть из них безвозвратно утеряна. Я вспоминаю вопиющий случай, когда некая столичная дама, увидев картины Виктора Шнайдера, забрала их с собой, якобы с целью показа на выставке. Он ей поверил и не взял никаких документов, а она просто исчезла вместе с картинами. И только уже в начале нового века картины Шнайдера стали всплывать на Сотбис. Знаете, что самое сложное в работе с наивной живописью? – Суметь отобрать эти жемчужные зерна. Это очень сложно.Но мне повезло, я умею это делать.

 — Ваш творческий путь, как искусствоведа, очевидно, был предопределен? Ведь в такой семье сложно выбрать иную профессию.

— Отчего же, вот мой брат – ученый, к искусству отношения не имеет, а я… Да, это было предопределено, так как отец видел меня своим продолжением, и я старалась его не подвести. Знаете, ведь многое сейчас изменилось и в жизни, и в искусстве. Иногда складывается впечатление, что в живописи царит один авангард, все другие виду искусства отправлены под спуд. Это несправедливо. Ведь авангард – это составная часть того самого наивного искусства, которыми прославили свое имя Нико Пиросмани, Михаил Ларионов и другие. Сейчас в Москве обычную художественную выставку днем с огнем не найдешь, сплошные выставочные проекты да перфомансы. А вы знаете, что в 1995 году почти одновременно, с разницей в несколько месяцев  ушли из жизни мастера наивного искусства – Степанов, Приезжев, Шнайдер, который перед смертью сказал – «…мне нечем стало жить».

Распалась страна, распались жизни – такой вот печальный итог. Думала, что уже и не встречу ничего нового в любимом жанре, ан, нет! Однажды на выставке в областном центре народного творчества знакомлюсь с женщиной, которая ведет там семинар для начинающих художников – обычная рутина, ничего интересного. И вдруг она мне говорит – «а можно я вам другие свои картины покажу, за них правда меня ругают», — и показывает мне просто чудесные полотна. Я ухватилась за неё, как за какую-то «исчезающую натуру». Результат вам известен, Лариса Нестерова теперь известный художник, подлинный продолжатель дела великих предшественников.

 — Лидия Сергеевна, вы хорошо известны как автор многочисленных работ о творчестве оренбургских художников, в своих книгах и статьях Вы не просто рассказываете об их творчестве, но и беспристрастно анализируете современный художественный процесс. Кого из ныне живущих художников, Вы с полным правом можете назвать лидером? Или это некорректный вопрос?

— Отчего же, я мог сказать совершенно откровенно, что в настоящее время подлинно высоким искусством можно считать талантливое сочетание реализма и авангарда. Среди оренбургских художников таковым я вижу Юрия Петровича Григорьева, который совсем недавно заявил о себе в новом качестве: после роскошной пейзажной живописи, он вдруг представил потрясающую выставку жанровых работ. Вот это, я понимаю, — мастер!

Scroll to top