Open post

Руководитель отряда «ОренСпас» Григорий Петренко: Каждый пропавший ребёнок должен быть найден

 

В Оренбурге волонтёры поисково-спасательного отряда «ОренСпас» в седьмой раз проведут акцию, посвящённую Международному Дню пропавших детей. Руководитель координационной группы Григорий Петренко рассказал RIA56 о работе отряда  и о том, что планируется на 25 мая.

— Несколько лет в России, как и во всём мире, 25 мая отмечается Международный день пропавших детей. Оренбург семь лет назад, в числе первых регионов, начал проводить в этот день акцию, призванную напомнить людям об этой серьёзной проблеме: каждый ребёнок должен быть найден.

Чтобы предупредить вопросы, которые задают каждый год, не слишком ли шумно мы проводим это мероприятие, не слишком ли позитивно для такого дня? Я сразу отмечу — нет, не слишком. Этот день, безусловно, не назовёшь праздничным, но он и не траурный. Мы, как и многие другие люди, хотим выразить сопричастность к этой проблеме и привлечь к ней внимание оренбуржцев.

На акции мы попытаемся говорить на двух языках: взрослом и детском. Родителям будем объяснять, что делать, чтобы ребёнок не пропал и как действовать, если это случилось.  Детям в процессе игры объясним, где их может подстерегать опасность.  Аниматоры подготовили для ребят тематические игры, направленные на предотвращение чрезвычайных ситуаций. В игре дети лучше запоминают информацию. Возможно, при необходимости, они смогут правильно оценить ситуацию и верно на неё отреагировать.

Также 25 мая для оренбуржцев выступят детские творческие коллективы. Мы приглашаем принять участие в акции, посвящённой Дню пропавших детей, всех желающих. Она пройдёт 25 мая в в парке 50-летия СССР. Начало в 19.00.

— В Оренбургской области, к счастью, дети пропадают не часто. В большинстве случаев это «бегунки». Основная причина побегов детей – недопонимание родителей. Бывают, к сожалению, и случаи, когда причиной пропажи ребёнка становятся криминальные мотивы, но для Оренбурга это редкость, хотя подобные случаи были.

За несколько лет существования «ОренСпаса» зарегистрировано несколько убийств детей, два похищения и один случай, когда ребёнок заблудился и погиб. Взрослые не успели вовремя найти малыша.

Но по статистике, большая часть — это «бегунки», которые либо приходят сами, либо их возвращают домой  правоохранительные органы и волонтёры. Поисковики «ОренСпаса» не только выезжают на местность, но и оперативно находят детей в соцсетях и убеждают их вернуться.

— Мы не психологи, но возможно это является даже плюсом.  Психологи используют свои термины и методы, которые не всегда срабатывают. Подростки  хотят видеть во взрослом человеке,  друга,  но чаще получают строгого учителя или  врача. Это не всегда даёт результат.

Мы разговариваем с ними на равных, не ставим себя выше. Просто объясняем ситуацию, что может случиться и какие последствия ожидают ребёнка, если он не вернётся. У нас в отряде есть ребята, которые сами в детстве сбегали из дома. Вот именно у них лучше всего получается договариваться с такими подростками.

Мы также часто разговариваем с родителями и объясняем, как себя вести, когда ребёнок придёт домой, чтобы не усугубить ситуацию. Иногда родители звонят сами и просят совета или поговорить с их ребёнком.

— Чаще всего подростки уходят из дома по собственному желанию: поссорились с родителями,  получили двойку, маме не нравится лучший друг и тому подобное. Но они не всегда осознают, что на улице их подстерегает огромное количество опасностей, к которым они не готовы. Мы им это объясняем на конкретных примерах из жизни.

Например, девочка ушла из дома и попала в компанию подростков или более взрослых людей. Сначала ей показалось, что все нормально, но потом начались проблемы.  Не секрет, что в таких компаниях часто бывают изнасилования, наркотики, издевательства и унижения. Побег из дома может закончиться трагично. Это мы и пытаемся донести до наших подростков при общении.

— Информация о том, что ребёнка поставят на учёт в ПДН, срабатывает в половине случаев. Те, кто регулярно убегает, относятся к ней спокойно. А в некоторых случаях она становится мотиватором к возвращению. Спокойно объясняешь подростку, чем это грозит, какие проблемы будут и лично у него и у родителей, дальнейший контроль со стороны социальных служб. Это срабатывает, подростки  понимают, что в конечном итоге всё равно придётся вернуться, но проблем будет гораздо больше. Поэтому соглашаются на начальной стадии побега.

Дети бегут как из семей социального риска, где с ними плохо обращаются, так и из благополучных. Переходный возраст и юношеский максимализм дают о себе знать. Часто ребёнку кажется, что проблема не решаема, и он просто может от неё убежать. Для маленьких детей, уход из дома или ситуация, когда ребёнок потерялся,  может закончиться физической и психологической травмой, а иногда и летальным исходом.

— Мы достаточно давно сотрудничаем с полицией и МЧС. Спасатели, как правило, привлекают нас к поискам на местности, когда кто-нибудь заблудился. С полицией мы работаем практически по всем пропавшим и с выездом на местности и с распространением и сбором информации. И полицейские к нам обращаются и мы к ним, если информация о пропавшем у нас появляется раньше, чем у них.

Когда родственники пропавших обращаются к нам, мы проверяем информацию и направляем в полицию, чтобы они писали заявление. Несмотря на то, что все знают, что с момента пропажи не надо ждать трое суток, люди по прежнему уверены, что у них сразу не примут заявление. Это заблуждение. Ещё раз заострю внимание на том, что если прошло какое-то время и есть уверенность, что с близким человеком что-то случилось, вы можете подать заявление, хоть через несколько минут после пропажи.

 

 

Open post

Роман Музычко: «Южный Урал» дал мне путевку в жизнь

— В межсезонье Вы приняли решение завершить карьеру игрока, тяжело ли было принять такое решение? С чем оно связано? 

— В прошлом году еще на предсезонке начали беспокоить старые травмы. Я такой человек, что не привык отсиживаться. Хотелось принести больше пользы команде, забить больше голов. Я почувствовал, что следующую предсезонку мне будет еще трудней. Если постоянно на уколах и обезболивающих выходить играть, то ты не покажешь своей 100% игры. В 25 лет я не замечал ничего, в 35 — уже все сказывается. С массажного кабинета я практически не выходил, потому что все время надо разогреваться, принимать обезболивающие. Организм не обманешь. Да, кто-то в 40 лет заканчивает, но я посчитал, что надо закончить сейчас.

— За свою карьеру Вы провели 887 официальных матчей и набрали 440 (260+180) очков. Следили за своей статистикой? 

— После каждого сезона анализируешь свой результат — сколько забил, очков набрал, какую пользу команде принес. Если посчитать по очкам, то получилась неплохая карьера. Не довелось поиграть на высшем уровне, но я ни о чем не жалею, мне клуб «Южный Урал» дал путевку в жизнь, здесь я вырос и добился успехов.

— Давайте начнем с самого начала Вашей профессиональной карьеры. Два сезона Вы провели в Хабаровске. Как так получилось, и почему приняли решение вернуться в Орск? 

— Раньше у орской молодежи не было таких условий, как сейчас созданы в хоккейном клубе «Южном Урале». Здесь выстроили вертикаль, и выпускники ДЮСШ могут успешно строить свою карьеру в родном городе, так как есть команды в МХЛ-Б,МХЛ-А, ВХЛ. Раньше же: ты заканчиваешь ДЮСШ, тебе 17 лет, у тебя есть возможность попасть только в первую команду. Естественно, туда, где играют 30-летние мужики, 17-летнему пацану было тяжело попасть, а тем более, закрепиться. Здесь мне подвернулся удачный момент. Несколько тренеров из Орска уехали в Хабаровск, ну и пригласили 7-8 человек на просмотр. Там была первая лига. Я принял решение ехать. После просмотра оставили двоих. Для меня это стало переходной ступенькой от детского к взрослому хоккея. Мы даже выиграли первую лигу, стали чемпионами. Команда должна была выходить в высшую лигу, однако руководство ВХЛ тогда не разрешило клубу этого сделать из-за дальностей расстояний, финансовых трудностей в лиге. Нам руководство клуба сказало, что больше нет смысла содержать команду первой лиги. На тот момент мне исполнилось 19 лет, я позвонил в Орск, где тренером был Марат Газимович Гильманов, объяснил ситуацию, и он пригласил меня. Для меня это была очень приятная новость. В Орске я первый сезон играл в роли лимитчика, а дальше как-то пошло и стало неплохо получаться.

— Расскажите, поступали же предложения от других клубов, почему Вы отдали 16 лет «Южному Уралу»? 

— Если и были предложения, то ненамного выше по заработной плате, условиям. Я даже не рассматривал их, потому что здесь меня все устраивало. Тем более играешь дома, где живут семья, родные, близкие. Считаю, что мне повезло.

— За свою игровую карьеру Вы поиграли с большим количеством игроков. Кто из партнеров по звену запомнился вам больше всего? С кем было играть комфортно? 

— Было очень много интересных хоккеистов. Мне посчастливилось поиграть с таким мастером, как Виталий Казарин. Также хочу отметить опытного хоккеиста – Олега Марзоева. С ними я долго играл и находил взаимопонимание.

— Каждый раз, выходя на площадку, чувствовалась дополнительная ответственность? 

— Естественно, чувствовалась. Когда заполняется полный стадион, и ты понимаешь, что каждый человек тебя знает, а половина стадиона знает тебя лично, это придает дополнительную ответственность, спустя рукава непозволительно играть.

— Вас встречали на улице болельщики, говорили, как надо забивать? 

— Конечно. Много любителей хоккея подходили, спрашивали, как обстановка в команде, давали свои рекомендации по игре.

— На Ваш взгляд, в Оренбургской области есть перспективная молодежь, которая в скором времени закрепится в основе? 

— Я следил за выступлением «Сарматов», и там есть хорошие ребята. Был приятно удивлен, что там некоторые игроки так стабильно забивают. Я думаю, что в следующем сезоне 2-3 человека могут заиграть в основе, у них есть шансы.

— Можно ли сказать, что вы вступили в следующую фазу в своей карьере? 

— Еще рано говорить, что я вошел в следующую стадию. У меня только в планах закончить высшую школу тренеров. Я остался в системе клуба. Позже руководство конкретно определит мои задачи и действия.

Open post

Вячеслав Лабузов: Оренбургские выпускники будут солидно выглядеть в лучших вузах страны

Подготовка к Единому госэкзамену в Оренбургской области вышла на финишную прямую – первое испытание выпускникам предстоит пройти уже меньше чем через неделю. Как готовились дети, родители и учителя к важнейшему экзамену в своей жизни, RIA56 рассказал министр образования Оренбуржья Вячеслав Лабузов.

— ЕГЭ – это серьезное событие в жизни выпускников, педагогов и родителей. Это, наверное, одно из тех событий, которые собирают вокруг себя массу населения Российской Федерации и Оренбургской области, — заметил Вячеслав Лабузов.

В этом году государственный экзамен будут сдавать 7762 человека. Часть из них – 350 человек – выпускники прошлых лет, которые, согласно Положению, имеют право пересдать или досдать необходимые экзамены. Обязательными к сдаче в этом году по-прежнему остаются русский язык и математика. При этом математика, в свою очередь, делится на два уровня – базовый, который сдают 5494 человека, и профильный, его выбрали 5107 человек.

— Сегодня наметилась такая тенденция, что выпускники выбирают сразу два уровня. Тем самым они как бы гарантируют себе получение аттестата об общем образовании, — отметил министр. – При этом мы все же рекомендует остановиться на чем-то одном, так как оба варианта – это достаточно тяжело.

Наиболее популярным предметом по выбору остается обществознание – его в этом году сдадут 3981 человек. Далее по списку идет физика – 2331 человек. Как пояснил Вячеслав Лабузов, число желающих сдавать эту науку с каждым годом растет, так как инженерные специальности сегодня востребованы и хорошо оплачиваются. А вот только набирает популярность сегодня экзамен по информатике и ИКТ, который в этом году сдают всего 352 человек.

— В этом плане мы находимся примерно на одном уровне с другими регионами России. Хотя фиксируется небольшой рост. В завершающемся учебном году мы очень много отработали с преподавателями информатики. И я думаю, что процент желающих сдать этот экзамен будет расти с каждым годом, — поделился министр образования региона.

В основной период – с 28 мая по 2 июля – в Оренбуржье будут работать 59 пунктов проведения экзаменов, то есть во всех муниципалитетах, кроме Бугурусланского района и ЗАТО Комаровский. Новшеством этого года явстанет то, что распечатывание заданий, их сканирование и передача в региональный центр обработки информации будут проводиться в массовом объеме впервые. Исключением станут только Оренбург и Оренбургский район.

— Конечно, это вызывает особую тревогу, — заметил Вячеслав Лабузов. – Но мы всю зиму тренировались, учились. Это очень ответственно, ведь это техника, и ситуации могут быть разные. Но мы готовимся к любым ситуациям. И главная наша задача заключается в том, чтобы не добавлять нервозности тем кто сдает ЕГЭ, и кто ожидает.

Кроме того, глава ведомства отметил, что подобная система уже тестировалась в регионе в период предварительно сдачи ЕГЭ. Все пункты работали по новым правилам, и се распечатывалось на местах. При этом сбоев в работе зафиксировано не было.

Помимо этого Вячеслав Лабузов отметил высокий уровень подготовки оренбургских школьников.

— Результаты ЕГЭ последних лет нас не могут не радовать. Оренбургская область вошла в пятерку лучших территорий России. Это и почетно и ответственно, ведь сегодня идет жесткая конкуренция, и все регионы заинтересованы в повышении баллов своих выпускников, — отметил министр.

Помимо 106 стобалльных результатов, в Оренбургской области в прошлом году более 4 000 человек получили от 80 баллов и выше и почти 600 выпускников – от 95 баллов и выше.

— До экзаменов остаются считанные дни — мы на финишной прямой. И хочется пожелать и ученикам, и родителям, и педагогам, чтобы они этот экзамен выдержали. Потому что от этого будет зависеть траектория их дальнейшего развития, — заключил Вячеслав Лабузов. – А я в свою очередь хочу сказать, что наши ученики умеют учиться и будут солидно смотреться в том числе и в главных вузах страны.

Open post

Ольга Будина: Мы живём в то время, когда взрослые разучились любить собственных детей

 

Оренбургский благотворительный фонд «Сохраняя жизнь» приблизился к реализации главного проекта – строительства реабилитационного центра для детей, переживших насилие. Идею поддержали на федеральном уровне. Так, на закладку первого камня в село Маякское Соль-Илецкого городского округа приехала известная актриса театра и кино Ольга Будина.

Торжественная церемония закладки первого камня при строительстве реабилитационного центра «Серебряный ручей» началась позже запланированного. Жители села обступали Ольгу Будину, фотографировались с ней и благодарили за то, что она приехала. А актриса, в свою очередь, поддерживала разговор и ласково улыбалась каждому.

– Я приехала специально для того, чтобы поддержать вот эту очаровательную, маленькую, но очень сильную женщину, – Ольга Будина показала на Анну Межову, директора оренбургского благотворительного фонда Сохраняя жизнь». – Первый заложенный камень даст старт уникальному проекту. Нигде в России такого центра нет, хотя потребность насущна уже не первое десятилетие. К сожалению, мы живём в то время, когда взрослые почему-то разучиваются или уже разучились любить и относиться с вниманием к собственным детям, к чужим детям. Хотя и существует лозунг, что чужих детей не бывает. Но реалии таковы – бывают.

Актриса сказала, что даже одного такого центра будет недостаточно, ведь он убирает следствия жестокого обращения с детьми, а не причины. Будина удивилась: до какой же степени человек должен сам себя довести или позволить себя довести, чтобы вымещать злобу и агрессию на ребёнке?

– Я призываю всех людей не проходить мимо, если вы видите: происходит что-то неправильное, кого-то обижают, бьют или совершают непозволительные агрессивные акты… Вмешательством можно помочь ребёнку, нужно вызывать правоохранительные органы. Обращайте внимание, когда ваши соседи позволяют себе грубо обращаться с детьми, – продолжала она. – Люди закрывают глаза, уши: это не их семья, и зачем лезть в чужой огород. А я думаю, что лезть нужно, потому что в данном случае помогаешь ребёнку.

Ольга Будина, директор собственного благотворительного фонда пообещала, что будет прикладывать все силы и возможности для помощи детям, пострадавшим от насилия. В центре «Серебряный ручей» им будут возвращать любовь к жизни, доверие к людям и самоуважение вне зависимости от возраста.

– Строительство первого в России реабилитационного центра для детей, перенёсших насилие, требует значительных вложений и на этапе строительства, и на этапе дальнейшей эксплуатации. Этот центр, как ни крути, должен быть многофункциональным – он таким и задумывается. Сюда будут приезжать ребята со сломанной судьбой со всей России, – подчеркнула актриса. – Мы просим всех, кто каким-то образом может помочь, услышать нас и внести свою лепту в строительство. Потому что мы делаем это для детей, которые будут жить на нашей земле, жить с нашими же детьми и управлять нашей страной. Мы думаем о будущем. Важно, чтобы это понимали люди, владеющие пароходами, заводами и фабриками.

В конце выступления Ольга Будина призналась, что довести задуманное до конца очень сложн. Но отступать ни она, ни Анна Межова не намерены.

– Помните, была такая фраза в фильме «Экипаж», когда разбушевался вулкан и герой, командир, говорит: «Взлетать нельзя – разобьёмся. Оставаться тоже нельзя – погибнем. Значит, будем взлетать». А мы будем строить.

Scroll to top