Детство и война: воспоминания Нины Семёновой

 

Война ворвалась в белорусский городок Витебск внезапно. Тишину солнечного воскресного утра разорвал чужой, прессующий ухо гул тяжелых бомбардировщиков…

Беда, испепелившая рассвет

Нина Яковлевна Жильцова сейчас живет в Сорочинске Оренбургской области. Женщина родом из Витебска. Она одна из немногих,  оставшихся в живых свидетелей первого дня войны.

Ученице 5 класса Витебской школы Ниночке Семёновой на тот момент было 13 лет. 22 июня 1941 года воскресным днём планировался смотр пионерской организации. Дети спешили в школу. Но звуки летящих самолетов заставили всех поднять глаза к небу. Мальчишки разглядели, что на фюзеляжах вместо привычных красных звезд просматривались черные кресты: «Это не наши!». Дальше случилось то, чего никто не ожидал.

Тяжелые авиационные бомбы упали на железнодорожный мост через Западную Двину, вокзал и аэропорт. Грохот, взрывы, крики ничего непонимающих людей… Когда на место праздного любопытства пришёл испуг и осознание чего-то страшного, взрослые стали спешно загонять детей в помещения и укрывались сами. Тем временем, самолеты, сбросив тонны смертоносного груза на город, улетели прочь.

Узелок и «Зингер»

Ближе к полудню во дворе появился радиоприемник, из которого прозвучало  объявление Молотова о вероломном нападении на СССР фашисткой Германии.

В этот день закончилось безмятежное детство поколения Нины Яковлевны. Дальше начались тяготы и лишения, расставания с близкими, голод и бесконечные дни самой страшной в истории человечества войны…

— Чтобы спастись от бомбардировок, люди начали рыть бомбоубежища вручную. Тысячи горожан трудились на строительстве оборонных объектов. Работали целыми семьями.  Теперь воздушную тревогу объявляли каждую ночь, — вспоминает Нина Яковлевна. А её десятилетняя сестренка Ирочка, пугаясь даже звука машины, хватала простыню и бежала в укрытие.

Вскоре началась эвакуация части населения Витебска на восток. 3 июля 1941 года был подготовлен к отправке эшелон, в котором находилась семья Нины Яковлевны.

— Немцев скоро остановят, и вы вернетесь домой, — успокаивал их отец, вошедший в число народных ополченцев. Позже именно ополченцы вместе с милицейским полком героически защищали город.

Населению было дано указание: брать только самое необходимое. Собрав наспех узелки, женщины, старики и дети покидали родные стены.

В последний момент дядя, брат отца, посоветовал взять с собой швейную машинку «Зингер». Его прозорливость позже спасла семью от голода.

— Помню, как папа перед посадкой в эшелон развернул меня к себе и сказал: «Ты остаешься в семье за старшую. И всегда помни, чьё отчество ты носишь!» —  Нина запомнила наказ отца на всю жизнь. И с тех пор сама именует людей строго по имени и отчеству.

11 июля, через 19 дней после начала войны, Витебск был оккупирован.

Фотография военных лет. Нина (первая справа) с подругами

Баба Маняша

Люди не знали, куда их везут. Эшелоны в пути часто подвергались воздушной атаке. Каждый день был чреват  риском — оказаться в числе убитых.

Наконец поезд с беженцами прибыл на станцию Заглядино Куйбышевской железной дороги. Вскоре оттуда  семья перебралась в поселок Похвистнево.

— Местное население неохотно встречало постояльцев, но нас выручил «Зингер», — продолжает свои воспоминания Нина Яковлевна.

Женщину с тремя детьми и швейной машинкой в руках сразу заприметила баба Маняша: «Значит, не ленивая». Так Семёновы оказалась её квартирантами.

— Как тебя зовут?

— Пионерка я, — смутилась девочка. Для бабы Маняши, мордовки по национальности, она так и осталась «пиянеркой». Женщина была  кладезем мудрости и острого словца. «Козьма Прутков в женском обличье» — так характеризует её бывшая постоялица.

Тимуровцы войны

Они в основном были воспитаны на произведениях Аркадия Гайдара и стали первыми помощниками для стариков, матерей и вдов, неся на хрупких плечах вместе с взрослыми все тяготы военного лихолетья.

Кроме круглогодичных хозяйственных работ, в круг обязанностей тимуровцев входило ознакомление с фронтовыми сводками. Дети  помогали неграмотному населению отвечать на письма, пришедшие с фронта, и читали родным полученные.

— Кто придумал эти треугольники? Но когда их получали, знали точно, что родной человек – жив. А вот обычного конверта боялись все. Потому как содержимым казенного письма часто становилась похоронка, — рассказывает Нина Яковлевна.

Самым настоящим спасением для детишек была школа. Там хотя бы кормили. А дома зачастую кушать было нечего. Самым большим лакомством служили тертая морковь или тыква. О своем военном детстве женщина рассказывает стихами Роберта Рождественского: «У нас и детства не было отдельно, а были вместе – детство и война…».

«Езжай и буди…»

В 1944 году освободили родной Витебск. Но Семёновы полностью воссоединились только в 1946 году, когда в Заволжье их нашел отец.

Нина Яковлевна запомнила не только первый день войны, но и последний.

— Как встречали победу? Ликовали! Как её ждали! Как работали и как её приближали! –

Женщина до сих пор не в силах сдержать эмоций,  переносясь своими воспоминаниями в май 1945 года.

На тот момент (с 1944 года) Нина работала в нефтеразведке. Начальник оставил на посту у радиоприемника конюха (тогда телефонов не было). Со строжайшим указанием, как только объявят победу – немедленно всех оповестить: «Езжай и буди народ, что мир пришёл!».

Объявление об окончании войны передали на рассвете 9 мая. Что тут началось! Конюх, услышав первые слова Левитана, вскочил на коня и помчался галопом по поселку. Стучал палкой в окна и кричал: «Люди! Вставайте! Мир пришел!». А люди выбегали – кто в чем одет. Обнимались. Целовались. Плакали.

Потом собрали единый стол, в целую улицу! Принесли угощения. И тут грянула гроза. Ах, какая она была благодатная! Будто само небо салютовало в ознаменование окончания людской скорби и в честь Дня великой Победы.

Замуж за три дня

В 1946 году произошла судьбоносная встреча в жизни Нины Яковлевны. Артиллерист, младший лейтенант Евгений Жильцов возвращался с войны. На маленькой станции он встретился со своим бывшим командиром, который вдруг посоветовал: «Оставайся здесь, лейтенант. Я тебе и жену приглядел!».  Жильцов остался. А его невестой стала Нина. Знакомство длилось всего три дня, а потом влюбленные подали заявление в ЗАГС.

Обосновались Жильцовы в Большой Глушице Куйбышевской области. Душа в душу прожили 25 лет. Вырастили двух замечательных дочерей. Так бы и жили дальше, да проклятый осколок, затаившийся в теле со времен войны, все-таки настиг артиллериста Жильцова.

Бесценная память

Нину Яковлевну всегда отличала волевая и деятельная натура. Всю жизнь проработала в нефтяной отрасли специалистом по кадрам. Была помощником депутата Самарской областной государственной думы.

Когда ей было предложено возглавить рабочую группу по подбору материалов для Книги Памяти Большеглушицкого района, Самарской области – согласилась, не раздумывая.

10 лет кропотливой работы женщина называет своим «горьким делом».  В 20-ти томах Книги Памяти — помощь конкретным людям в поисках наград, документов и захоронений. И это — целая летопись сотен человеческих судеб, пропущенных через сердце и помещенных «в томе № 19» Книги Памяти.

Нина Яковлевна отмечена несколькими высокими наградами, но дороже всех – медаль «За доблестный труд в ВОВ 1941-1945 гг.», которая была вручена труженице тыла в 1946 году.

Лилия Краснова, газета «Сорочинский вестник»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.