Дневник стюардессы

Ежегодно 12 июля отмечается Всемирный день бортпроводника гражданской авиации. Специально к праздничной дате RIA56 публикует откровения стюардессы.

Обладатели земных специальностей считают профессию бортповодника одной из самых романтичных в мире. Стюарды и стюардессы, раздавая пледы, разрешая конфликты между пассажирами, предлагая курицу или рыбу, порой думают иначе.

Франкфурт-на-Майне

Иногда самолеты летают без пассажиров, например, перегонка на другую базировку или на проверку, так называемый чек (check — проверка). Это для бортпроводников как мини-отпуск.

И вот однажды пришел наряд Москва – Франкфурт. Лететь предстояло на широкофюзеляжном самолете, рассчитанном на 364 пассажира. В экипаже два пилота и четыре бортпроводника, без пассажиров, сегодня – туда, завтра – обратно.

Прохладное октябрьское утро, доброжелательный немец поставил печать на визе, уютная гостиница в пригороде, времени немного, нужно разобраться с маршрутом до центра, покупкой билетов на поезд через терминал. Бывалые рассказывают, что в европейских пригородных поездах обычно никто не проверяет билет: заходишь в вагон, занимаешь место, едешь спокойно до своей станции. Но уж если контроллер подошел к безбилетнику, то проблемы будут большие. Поэтому никто обычно не рискует.

Добрались мы до центра, прогулялись по набережной Майна, заглянули в католический собор послушать орган. В немецкой пиццерии перекусили кальцоне и вот попали в самый туристический центр. Традиционно много китайцев, много селфи, лавочки с сувенирами и большое количество нарядных людей около ратуши.  Мы догадались, что это гости ждут молодоженов. Решили тоже посмотреть, как выглядит невеста в Германии.

Стоим, ждем, догадливые любопытные туристы тоже подходят. Открываются высокие тяжелые двери, гости начинают играть на гитаре мелодию напоминающую марш Мендельсона, а на пороге появляется пара  мужчин в костюмах с бутоньерками в нагрудных кармашках. Все счастливые, улыбаются, разливают шампанское, поздравляют новую семейную пару.

Это не мое!

Перед каждым рейсом обязанности распределяются между всеми бортпроводниками в бригаде. Кто-то отвечает за загрузку питания, кто-то за загрузку мягкого инвентаря (салфетки, пледы, мыло). На каждом рейсе один из бортпроводников отвечает за коммерческую загрузку. В его обязанность входит подсчет чемоданов, почты, груза. Важно, чтобы количество и наименование совпадало с данными в накладной.

Обычно, на багаж ходят парни, потому что приходится долго стоять под самолетом в мороз, в дождь или в жару. Но если в бригаде одни девушки, то деваться некуда — идешь под самолет.

Фото: www.iphones.ru

Прилетаем как-то в Грецию из Санкт-Петербурга, спускаюсь под самолет. Приезжают грузчики снимать багаж. Во время разгрузки я замечаю, что из багажного отделения выпала черная тряпка. Я не поняла что это и из какого чемодана. Грузчики и вовсе не обратили на нее внимание, разгрузили багаж и уехали. Следом приезжает другая бригада грузчиков с  багажом на обратный рейс в Санкт-Петербург. Один из них замечает на земле эту тряпку, поднимает ее и понимает, что это женские трусы. Весело демонстрирует их своим коллегам и, недолго думая, убирает в первый попавшийся чемодан. Вот так греческий грузчик, возможно, изменил судьбу одного питерского пассажира.

Совет. Если вы по прилету получили сломанный чемодан, заметили недостаток личных вещей или, как в этом случае, с чужими вещами, то, конечно, обратитесь в авикомпанию за компенсацией. Но фактически состояние вашего багажа зависит только от грузчиков, которые, как правило, работают посменно, тягают огромные чемоданы по 20кг и не особо заморачиваются на наклейку «хрупкий».

Про китайцев

Везли мы как-то полный самолет китайцев. Трудности рейса заключались в том, что в основной своей массе они ни слова не понимают по-английски и жесты их отличаются от привычных нам. Объяснить, что на обед рис или макароны было почти невозможно, что уж говорить о правилах безопасности. В потребностях они, конечно же, ничем не отличаются от пассажиров из любого российского города. Им  тоже при приземлении срочно нужно встать и собирать вещи с полок, тоже на взлете нужно посетить туалет.

Табло «пристегнуть ремни» еще не погасло, а китаец на взлете, покачиваясь и хватаясь за спинки кресел, идет в сторону туалета. На все уговоры на английском вернуться в свое кресло и пристегнуть ремень, он отвечал громкой и возмущенной интонацией. Казалось, что скоро начнет драться. Пришлось пустить.

Вот уже набрали высоту, а китаец еще не вышел. Вроде ничего страшного, всякое бывает, все мы люди, но волноваться начали.  Консилиум из бортпроводников уже почти решил открывать дверь, потому что на стуки пассажир не отвечал. В этот момент мы услышали характерный звук смыва и громкий визг из-за двери. Через несколько секунд китаец выскочил из туалета, жалобно причитая и держась за ягодицы, убежал на свое место. Оставалось только догадываться, что там у него произошло. Но на всякий случай, хотелось бы предупредить, что сначала надо встать, а потом нажимать кнопку смыва.

Алкоголь на борту

«Боюсь лететь, поэтому выпью, мне будет все равно и я засну». Наивный! Никто не приходит на борт, чтобы подраться, выйти из самолета под конвоем турецких полицейских и заплатить штраф. Выпить банку пива на земле и выпить в полете ‒ большая разница.

Чартерные рейсы в основном выполняются ночью, пассажиры на них приходят невыспавшиеся, голодные. Только заняв места, многие начинают «отдыхать», несмотря на то, что все купленное в дьюти фри должно оставаться в закрытом состоянии на багажных полках. На устные предупреждения бортпроводников о вреде алкоголя в полете, обычно никто не реагирует, уверяя, что все будет хорошо: «Что я норму свою не знаю что ли?!»

Ночной рейс из Москвы на Гоа. Полный самолет, готовим пассажиров к взлету, на последнем ряду чувствуется характерный запах алкоголя. На наши замечания и предупреждения все четверо почти хором ответили, что они сами врачи и помогут и себе, и другим если что: «Мы не первый раз летим!».

Через минут тридцать началось обслуживание питанием. Я оставалась на кухне в хвостовой части подготавливать следующий рацион, периодически выходя в салон к коллегам меняя пустые чайники на новые. Возвращаясь на кухню, увидела мужчину, сползающего по ручке двери. Первая мысль ‒ «дошли до кондиции». На вопросы не реагирует. Мужчина рухнул без сознания. Мы оказали ему первую помощь: нашатырь, кислородный баллон. Друзья-врачи сказали, что у него есть проблемы с сердцем. К счастью, все обошлось. Но зачем так рисковать?

В полете меняется давление, непривычные перегрузки, ранний вылет, бессонная ночь, стресс… Зачем напрягать организм еще и алкоголем?

Трудности перевода

Выдалась как-то недельная командировка в небольшой китайский город. Семь дней без полетов и, конечно, мы отправились изучать страну. Поезд до Пекина со скоростью 300 км/ч, множество торговых центров с китайскими шубами, Великая Китайская стена, да и в самом городе было что посмотреть.

Каждый день мы гуляли пешком по 20 км. Иностранцы попались только дважды. Сначала пара высоких светловолосых шведов, которые сочли обязательным поздороваться с нами, потом два араба с характерным египетским «Эй, хабиби!». Остальные — местные жители. Когда просили подсказать название нужной нам станции, китайцы застенчиво улыбались, мотали головой и говорили: «Инглишь ноу».

В одну из наших прогулок по центру города, остановившись, чтобы попить водички, отдохнуть и свериться с картой, к нам подошла местная жительница и стала что-то долго спрашивать на китайском. Мы по-английски отвечали, что ничего не понимаем и языка не знаем. На что она кивала и продолжала говорить. Так продолжалось пару минут и уходить она не собиралась. Мы чувствовали себя очень неловко и не знали как выйти из этой ситуации. Тогда решили довести это до абсурда и громко с выражением начали рассказывать «У лукоморья дуб зеленый». По радостному выражению ее лица было понятно, что ей понравилось, рифму она улавливала, поаплодировала нам и, наконец-то, ушла.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.