«Джейн Эйр» в Оренбургской музкомедии. Настоящий прорыв в истории театра

Оренбургский театр музыкальной комедии вступил в новый театральный сезон с громкой премьерой — мюзиклом Кима Брейтбурга «Джейн Эйр» по роману Шарлотты Бронте. Вот уже более двухсот лет это произведение не уходит из списка самых читаемых и позже, экранизируемых романов.

Театральная история «Джейн Эйр» практически отсутствует, и тем приятнее, что именно в Оренбурге состоялась премьера музыкального спектакля по мотивам этого любимого миллионами романа английской писательницы. Правда, история юной гувернантки, положенная на музыку Кимом Брейтбургом, уже идет в Минске и в столице, в театре «Московская оперетта», но где она, столица? Потому с полной ответственностью можно сказать, что оренбургская постановка является событием, далеко выходящим за рамки рядовой премьеры.

Подготовка спектакля началась еще весной с тщательного кастинга, ведь подбор актеров на исполнение ролей героев, уже давно ставших культовыми – задача не из легких. Постановочная группа в лице режиссера и хореографа Николай Андросова, музыкального руководителя Валерии Брейтбург, художника-постановщика Екатерины Крюковой и дирижера (да-да, в спектакле живой оркестр!) Валерия Попова подбирала актеров на даже эпизодические роли весьма тщательно.

«Джейн Эйр» — не первый мюзикл на оренбургских подмостках, но время летит быстро и технологии подготовки подобных спектаклей также быстро меняются и совершенствуются. По словам Кима Брейтбурга, в постановке применен новый метод, который активно внедряется сейчас на Бродвее. Он заключается в том, что вся постановка дробится на мелкие эпизоды, каждый из которых надо сыграть, как полноценный спектакль, но при обязательном соблюдении всех правил,  в частности, точности сценического движения и безо всякой актерской самодеятельности. Не все артисты, воспитанные на русской психологической школе и системе Станиславского, на это способны, но новый жанр не позволяет расслабляться, и артисты должны принять условия игры.

Как выяснилось на премьерном спектакле, все эти условия постановщиков были соблюдены. В результате зрители получили яркое зрелище, абсолютно не лишенное психологизма и необходимых сантиментов, потерявшее значительную часть сюжетных линий (вместить весь огромный роман в двухчасовой спектакль – невозможно), но получившее главное, что необходимо современному зрителю – динамику и целостный видеоряд. Сначала, пусть это и не в традиции театральных рецензий, в очередной раз выскажу глубокий респект в адрес оркестра под управлением Валерия Попова. Он звучал идеально, в том числе, когда диалоги на сцене шли под музыку, было настоящее, не заглушающее голоса, piano, что является следствием кропотливой работы музыкантов.

Приятно отметить, что в театре уже не в первый раз зрители наблюдают не просто отдельно хор в массовых сценах, и опять же отдельные балетные номера, а замечательный синтез, получивший в народе название «хор-балет». Это, когда артисты, участвующие в массовых сценах, могут запросто станцевать, звучание отдельных же хоровых фрагментов, которых в партитуре предостаточно, можно приравнять к звучанию хорошего академического хора.

И, уж если отступать от всех правил написания рецензии, то нельзя пройти мимо великолепных костюмов – результат огромного труда работников пошивочного цеха театра, воплотивших в жизнь безудержную фантазию художника Екатерины Крюковой. Там все настоящее – более 170 костюмов, включая эпизодические появления гостей на балу, сделаны вручную, с использованием настоящего кружева и вышивки, все детали проработаны до мелочей – это впечатляет!

Теперь о главных героях – актерах, которые, по словам режиссера Николая Андросова, работали на грани эмоционального истощения, раз за разом отрабатывая крошечные эпизоды и мизансцены. Большинство артистов уже привыкли к тому, что при постановке мюзикла, требования к актерской технике ужесточаются, но были и исключения. Примером может послужить исполнение титульной роли, на которую назначены опытная Евгения Провоторова, сыгравшая премьерный спектакль и совсем юная студентка Алина Хуснутдинова, которую ввели в постановку буквально за 8 (восемь!) дней.

Поскольку мы можем судить лишь о премьерном исполнении, то нельзя не сказать, что исполнение роли Джейн молодой актрисой Евгенией Провоторовой – выше всяких похвал. Если бы была возможность провести рейтинг исполнительниц этой роли в многочисленных экранизациях (Джоан Фонтейн, Сьюзан Йорк, Шарлотта Ремплинг, Рут Уилсон, Миа Васиковска), то Евгения Провоторова достойно бы встала в этот ряд, многих даже превзойдя, учитывая, что она прекрасно поет и танцует.

Надо сказать, что постановщики тщательно подходили к подбору исполнителей даже небольших ролей. Все они должны не просто изображать данный персонаж, но петь и танцевать, ведь все это предусмотрено музыкальной тканью постановки. Например, роли домоправительница миссис Фейрфакс и дворецкого Роберта исполняют ведущие солисты Ирина Низамова и Азамат Нугуманов – и это очередная их творческая победа. Тоже можно сказать о роли директора пансиона Риверса в исполнении Дениса Дрючина.

Для ролей маленьких героинь (Джейн в детстве и Адель) проводился специальный кастинг, за которым внимательно следили оренбуржцы. В результате кропотливого отбора на роли были выбраны Ева Агаркова и Елизавета Милёхина, которая и сыграла премьерные спектакли. Надо сказать, что Джейн в детстве – это крошечный эпизод в самом начале, а вот незаконная дочь Рочестера Адель обрела в постановке и характер, и яркую вокальную характеристику. Юная исполнительница прекрасно справилась с задачами, чем заслужила «Браво!» от зрительного зала.

Теперь об отрицательных героях, ведь всем известно, что чем ярче характер злодея, тем больше симпатий к герою (героине). Главным злодеем в музыкальной версии Джейн Эйр, стала тетка и опекунша героини, миссис Рид и две её дочки. Тут сразу надо сказать, что именно эти персонажи вызвали среди зрителей наибольшие споры. Уж больно похожей оказалась ситуация со сказкой «Золушка», да не просто сказкой, а фильмом, где роль злобной мачехи исполнила великая Фаина Раневская. И, как бы зрители не утешали себя тем, что это совсем другой жанр, что персонажи снабжены яркими вокальным характеристиками, аналогии со старой сказкой постоянно просматривались. Но все эти странности с лихвой компенсировались исполнительницей роли миссис Рид Натальей Чепенковой. Который год замечаю, что ярчайшая примадонна, исполнившая за годы службы в театре десятки лирических и драматических героинь, не чуждается острой характерности. Это очень здорово, и свидетельствует об огромном творческом потенциале замечательной актрисы и певицы. Так вот. Наталья Чепенкова, в роли карикатурной, на первый взгляд, злодейки, являет собой высочайшее вокальное и сценическое мастерство, а в последней сцене, в приюте, где влачит дни всеми брошенная миссис Рид, актриса поднимается на уровень высокого драматического искусства.

К отрицательным героям следует отнести и несчастную сумасшедшую Берту вместе с братцем Мейсоном. Скажу, что исполнение этой роли Анастасией Горовацкой, без всякого укора актрисе, больше напоминает мультфильм «Кентервильское привидение», где оное, время от времени появляется, завывая и ломая руки. Роль же её брата, тоже не очень хорошего человека, исполнил любимый мною, очень талантливый артист Сергей Фурсов. В течение ряда лет, наблюдая исполнение Сергеем самых разнообразных ролей театрального репертуара, прихожу к выводу, что он – на редкость органичный артист, обладающий прекрасными вокальными данными, блестящим драматическим мастерством и очень выразительной речью, что для артистов музыкального театра большая редкость.

Знатоки романа, наверняка удивятся, почему пока ничего не сказано в адрес главного героя романа и спектакля Эдварда Рочестера. Напомню, что эту роль в фильмах прекрасно сыграли такие мастера, ка Орсон Уэллс, Уильям Харт, Тимоти Далтон, Тоби Стивенс и Михаэль Фасибиндер, а мечтают сыграть еще многие, потому что это – одна из самых выигрышных мужских ролей.

В оренбургской постановке, где у каждого персонажа два исполнителя, решением постановщиков роль Рочестера в обоих составах исполняет один артист – Сергей Гурьянов. Музыкальный руководитель постановки Валерия Брейтбург, сообщая об этом факте, не захотела объяснить, почему Сергей вынужден работать буквально «на разрыв», но призвала к пониманию и сочувствию актеру, что более чем странно. Ведь, объясняясь в любви к актерскому составу оренбургской музкомедии, постоянно твердя о безграничных возможностях большинства артистов, на роль Рочестера выбрали только одного. Странно…

Что можно сказать об исполнении Сергеем Гурьяновым это поистине «бенефисной» роли? Ну-у-у, что же – вокал безупречен, актерски тоже все выстроено правильно, только вот внешне, — ну как то не очень он похож на английского лорда даже с сомнительной биографией, видно, что актер молод ( а Рочестеру-то не меньше сорока!), и солидности в нем не хватает и харизма не играет. Хотя, формально придраться не к чему.

Закончить же хочется словами Кима Брейтбурга о том, что новый спектакль – несомненный прорыв в репертуаре Оренбургского музыкального театра, а также о том, что в будущем году, объявленном Указом Президента Годом Театра, местным властям необходимо относиться к этому факту не формально, а по-настоящему творчески.

— Было бы неплохо, если бы театр в будущем году обратился к новому мюзиклу Максима Дунаевского «Капитанская дочка», — добавил композитор и продюсер. – Конечно, подобного рода проекты стоят немалых денег но «игра стоит свеч», и я обещаю посодействовать в решении вопроса о правах, но деньги должны найти в области. Ведь сами понимаете, произведений, так тесно привязанных к Оренбуржью, очень мало, а тут – все карты в руки. Надо рисковать.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.