Не Земля – нам, а мы – Земле

Эту поездку по Сакмарскому району я не планировал. Эколог, приехавший из Оренбурга, попросил показать некоторые памятники природы. И вот в один приятный майский полдень мы выехали из Сакмары.

Разрушается памятник природы

Первым пунктом нашего маршрута было посещение гор Палаточной и Сверчки. Моему спутнику необходимо было закартографировать и определить координаты с помощью системы «ГЛОНАСС». По пути я рассказал о том, что, согласно легенде, на Палаточной горе стоял шатер Емельяна Пугачева, крестьянского вожака, возглавившего борьбу против тогдашней элиты.

Однако вид этой исторической достопримечательности и символа славного села Архиповка поверг эколога в состояние глубокого стресса. Он испытал шок, когда наш «УАЗик» остановился у двух карьеров, обезобразивших памятник природы.

Определяя размеры карьеров, гость из Оренбурга поминал недобрым словом экологическую дикость, вандализм и невежество местных жителей. Решиться на такое преступление могли только иваны, не помнящие родства, потерявшие человеческий облик. Как они собираются воспитывать у детей любовь к малой родине? Что оставят потомкам?

Я сочувственно выслушивал его гневные тирады. Действия любителей бесплатного плитняка иначе, как варварскими, не назовешь. Вокруг Сакмары существует несколько «каменных горок», и все они активно разрабатываются. Можно было бы привезти стройматериал оттуда и не уродовать прекрасный памятник природы. Настроение было испорчено.

Что напомнил людям орел-курганник

Ни живописная пойма Салмыша, ни осадочные слои, вскрытые обрывом горы Сверчки, не изменили эмоционального состояния эколога. Закончив работу, он выразил желание осмотреть Березовый овраг и Белую гору. Пришлось снова проехать по многострадальной Палаточной горе. В глубоком молчании мы проводили глазами зияющие пустоты карьеров.

Из оцепенения нас вывела необычная картина, которую иначе, как мистической, не назовешь. Мы подъезжали к Архиповке, и между мусорных куч на пригорке сидел красавец орел-курганник. Он хмуро взирал на залежи мусора. Всем своим видом гордая птица выражала абсолютное презрение к человеческому бескультурью.

За последние 15 лет (примерно столько я занимаюсь краеведением) это был единственный случай, когда я увидел сидящего на земле курганника. Естественно, в голове появились мысли, что это знак. Наши предки – славяне в дохристианский период (до 988 года) прокомментировали бы это событие так: дух горы или урочища материализовался в орла, чтобы напомнить людям, что так безобразно жить нельзя. Такое поведение может привести к болезням и даже гибели членов сообщества.

Мой спутник молчал, переваривая негативную информацию. Я попытался завести беседу, но разговор явно не клеился. Время тянулось медленно, а окрестности села Петропавловка все не появлялись на горизонте. Наконец, посреди расступившихся лесопосадок забелели цветущей таволгой склоны Березового оврага.

Атмовитамины Березового оврага

Березовый овраг – одна из самых интересных достопримечательностей Сакмарского района. Еще в середине прошлого века известным геологом В.П.Твердохлебовым здесь был установлен эрозионный контакт нижне- и среднетриасовых отложений. Напомню, что триас – удивительное время, когда после глобальной катастрофы в позднем палеозое начали восстанавливаться флора и фауна нашей планеты.

Праматерик Пангея раскололся на две части: Гондвану и Лавразию. В этот период появилось огромное и загадочное море Тетис. 45 миллионов лет, по историческим меркам, – мгновение и множество важных событий в жизни Земли.

Машина остановилась на краю оврага, наш седовласый водитель отказался составить компанию, но это не повлияло на наше горячее желание исследовать этот огромный памятник природы.

Овраг имеет множество отвершков, и именно они представляют самый большой интерес. Осадочные слои – это музеи под открытым небом, в них как в книге можно прочитать и представить череду драматических и жизнеутверждающих эпизодов. Уже через несколько минут с моим спутником произошла чудесная метаморфоза. Особая энергетика места: цветущие чилига, таволга, земляника, молодая ярко-зеленая травка и степной воздух, наполненные атмовитаминами (atmen (нем.) – дышать) полностью изменили его психо-эмоциональное состояние.

Повышенный интерес специалист проявил к осадочным отложениям. В ответвлениях оврага они были представлены красноцветными песчаниками с прослоями галечных конгломератов и аргиллитов (ожелезненных глин). Наслаждаясь красотой ландшафтов и исследуя геологические объекты, мы ушли довольно далеко от машины. Время поджимало, пора было возвращаться.

Наступит ли «золотой век» гармонии?

Зафиксировав координаты отвершка с самым большим объемом геологической информации, мы двинулись в обратный путь. Добравшись до «УАЗика», начали вспоминать студенческие годы. Оказалось, что мы с экологом окончили один и тот же ВУЗ, он поступил в пединститут в тот год, когда я получил диплом.

Белая гора встретила нас своей молчаливой красотой и безмолвием. Сурки попрятались и не проявляли к нам никакого интереса. Только мухи, сновавшие над свежим пометом, свидетельствовали о том, что зверьки в норах, и жизнь продолжается.

Эколог посетовал на то, что животный мир в районе бедноват, разогнан и распуган охотниками-любителями. Действительно, в тот день, кроме архиповского орла, больше увидеть нам никого не удалось.

Взобрались на самую вершину горы, обозрели живописные пейзажи. Эколог определил местоположение объекта, и мы начали спускаться. Среди разнотравья на крутом склоне были разбросаны куски гипса и спрессованных галечных конгломератов. Я подобрал один на память о поездке.

Речку Елшанку форсировали в самом узком месте. Немного постояли, прислушиваясь к ее убаюкивающему журчанию, направились к машине. На обратном пути нас не покидало расслабленно-радостное состояние. Такие ощущения, как правило, испытываешь после поездки по маршруту.

О проблемах не говорили, опасаясь потерять позитивный настрой. Я выразил осторожный оптимизм, оценивая процесс формирования экологического мышления в райцентре, мотивировав это тем, что горы Виселичную и Рублевую пока не изрыли и на Араповой пока не понастроили теремов.

Эколог процитировал вождя одного индейского племени, сказав: «Не Земля принадлежит нам, а мы принадлежим Земле». Не за горами то время, когда люди будут жить в гармонии с природой – видимо, тогда и наступит «золотой век» – время, которого никогда не было в прошлом, но пережить его предстоит человечеству в недалеком будущем.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.