Общественное телевидение: внесет ли зритель свои «кровные» за ОТР?

В конце прошлой недели началось вещание Общественного телевидения России (ОРТ). Масштабный проект, о востребованности которого говорили уже несколько лет, был озвучен Дмитрием Медведевым ещё в конце 2011 года, а его реализация растянулась почти на 500 дней. Сегодня все желающие уже могут смотреть программы общественного телевидения в режиме online. Ключевые слова здесь – «могут» и «желающие».

В детстве мне посчастливилось застать небольшой кусочек «перестроечного телевидения», которым, судя по сегодняшним интервью, очень гордятся мэтры отечественного вещания. Программы  «Взгляд», «Тема», «Очевидное-невероятное», «Человек и закон», «Час Пик» всегда будут ассоциироваться у меня с телевидением конца девяностых – начала нулевых. Полного смысла тех передач тогда я ещё не понимал, но ауру, атмосферу, способ подачи уловил где-то в подсознании. Уловил, видимо, очень прочно, потому что после первых 5 минут просмотра программ общественного телевидения оно стало ассоциироваться у меня именно с теми воспоминаниями. Манера речи ведущих, дизайн студий и даже название программ: «Это вы можете», «Нестандартная модель», «Культурный обмен» , «Большая наука», «Тайны, тайны… Тайны» — здесь все пахнет девяностыми.

Конечно, полностью полагаться на свои воспоминания 15-летней давности (более того, можно ли быть уверенным в ассоциативном ряде ребенка девяти-десятилетнего возраста) я не стал. Благо, «Ютьюб» всегда под рукой. Загрузил пару выпусков программ ещё более старшего поколения – начиная от знаменитого «Взгляда». Оно!

Потом в ход пошли статьи с ведущих порталов страны: «Лента», «Слон», «Коммерсант». У обозревателей этих изданий впечатление от первых дней работы общественного телевидения России примерно такое же. Является ли такая подача информации современной и насколько она актуальна – вопрос спорный. Опять-таки, для тех, кто перестроечное телевидение застал – вполне возможно. Для тех, чьи студенческие годы прошли под аккомпанемент «Дождя», «РБК» или, на худой конец, «России-24» — вряд ли…

Вопросы вызвало и содержание программ. Общественное телевидение, по своей классической концепции, должно в первую очередь говорить об актуальном, насущном, а так же занимать независимую политическую позицию. Политики на ОТР нет вообще. Ни в каком виде. В информационных выпусках новость о распылении в школе Забайкалья газа из перцового баллончика идет впереди урагана в Тульской области, а день пионерии в регионах, по мнению редакторов ОТР, гораздо важнее и актуальнее гибели культового режиссера Алексея Балабанова.

Не будем говорить о том, что графика, логотипы и оформление сайта ОТР очень напоминают аналогичные атрибуты телеканала «Дождь». Все лучшее, как известно, давно придумано.

Хочется задать вполне закономерный вопрос: а для кого создается это самое общественное телевидение?

Как известно, на данный момент работу данной структуры оплачивает государство, что, кстати, само по себе противоречит концепции общественного телевидения. Притом руководители ОТР – заслуженные, но очень уж немолодые Лысенко и Табаков постоянно сетуют на недостаточное финансирование и грозятся, что деньги у проекта кончатся уже осенью. По идее, эстафету у государства должны перехватить телезрители – в формате, к примеру, добровольных пожертвований, систематических выплат или налога на ТВ. И тут мы возвращаемся к словам «могут» и «желающие».

По словам Лысенко, аудитория ОТР – это люди старше 25 лет. Судя по программам общественного телевидения, он эту цифру явно занизил. Если телеканал будет интересен хотя бы тем, кому сегодня 30-35 – уже здорово. Притом, необходимо учитывать, что передачи а-ля «перестройка» привычная к «Глухарю», «Кремлевским концертам Стаса Михайлова» и «Папиным дочкам» аудитория смотреть не будет. Те, кому программы мейнстримного телевидения неинтересны, либо молоды, и ОТР как альтернативу не рассматривают, либо, в силу возраста или места проживания, не будут выходить в сеть ради просмотра телевидения. Не привлечет ОТР и тех, кто отрицая телевизионный мейнстрим, интересуется политикой и актуальной, прикладной  экономикой: этих тем на общественном телевидении нет. У ОТР остается крайне узкая прослойка аудитории.

Кто будет платить за общественное телевидение? И кто будет его смотреть?

Конечно, делать выводы после недели проекта несколько преждевременно. Но все происходящее вокруг ОТР вызывает большие опасения. По крайней мере, едва ли кто-то захочет платить налог на общественное телевидение, посмотрев пару-тройку программ. А сравнив ОТР с западными аналогами, например с BBC, отечественный зритель вправе и вовсе возмутиться: почему на этот неактуальный, несвоевременный продукт потрачены деньги налогоплательщиков?

Если же проект общественного телевидения изменится и станет интересен зрителю – средства найдутся. «Кровными» проголосуют сами телезрители. В том числе и ваш покорный слуга.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.