Опалённая, но живая

Уникальная 600-летняя одинокая лиственница в адамовской степи могла погибнуть. Нынешней зимой её пытались сжечь.

Страж границы

Непросто в оренбургской степи найти маленькую рощицу. Ещё труднее – одинокое дерево. Одному здесь не выжить. Не погубят зимние морозы и летний зной, тогда своё дело сделают степные ветра: пригнут к земле, сломают, не дадут подняться.

Эта лиственница пережила и зной, и мороз, и ветер. Как она оказалась в наших степях много столетий назад – загадка. Но то место, где она раскинула свою широкую крону, люди считают сакральным. Верят в сверхъестественную энергию, исходящую от дерева, и привязывают к ветвям ленточки, загадывая желания. Говорят, сбываются.

Чтобы найти этот памятник природы, нам пришлось прибегнуть к услугам проводника, местного краеведа Петра Дреева. Пётр Лукьянович, в недавнем прошлом директор Брацлавской средней школы, а ныне пенсионер-краевед и хранитель музея, заинтересован в сохранении уникального дерева.

– Все только говорят – памятник надо беречь, – рассказывал он нам по пути. – А кто беречь будет? Лесник всю зиму к ней не подходил: далеко ехать. Ему-то далеко, а вандалы тут как тут.

Степная грунтовка петляла вдоль овражка, именуемого ручьём Жанаспай, где-то между сёлами Аневка и Каменецк. Овражек сужался. Когда до государственной границы с Казахстаном оставалась пара километров, он превратился в едва заметную трещину, нырнул под дорогой и стал громадной ямой, похожей на заросшую травой и чилигой воронку от взрыва. Вот в этом-то пространстве и росла наша уникальная лиственница.

Она была заметна невооружённым глазом ещё за километр, а то и дальше. Высокое раскидистое дерево посреди необозримой степи. Крона разбросана на несколько сторон. С одной – две большие сухие ветви, со всех остальных – свежая весенняя зелень. У самых корней на её могучем стволе не было части коры, и в этом просвете, образовавшемся, пожалуй, лет сто назад, можно было увидеть сильный изгиб ствола. Будто дерево кто-то хотел выдернуть с корнем, но не сумел, лишь вывернул наизнанку. С другой стороны от просвета кора была чёрной. Обугленной. Пётр Лукьянович, поднырнувший под установленную вокруг лиственницы изгородь, подошёл к стволу и нежно погладил ладонью чёрную кору.

– Не уследили мы за тобой, – с горечью произнёс он. – Нашлись же нелюди…

Сатанинский след

Кто и когда попытался уничтожить памятник природы Оренбургской области, достоверно неизвестно. Зимой лиственница находится вне досягаемости для населения ближайших сёл: сначала осеннее бездорожье, потом снежная целина напрочь отрезают её от мира. Кто пробежит десяток километров на лыжах, чтобы удостовериться, что с деревом всё в порядке? Вот и следы глубоких ожогов на коре были обнаружены лишь в марте. Под деревом нашли металлический корд от сгоревших шин. Чья-то злая рука специально завезла негодные шины за много километров ещё по осеннему бездорожью. Кто-то развёл огонь со стороны здоровой коры, не просто опалил лиственницу, а основательно её выжег. И то, что хвойное дерево не полыхнуло, как гигантский костёр, чудо. Правда, у Дреева на этот счёт своё мнение.

– Физику эти гады не учили, – хмуро констатировал он. – Есть у лиственницы такая особенность – она корой впитывает влагу и удерживает её. Без толку жечь её после дождя. Пока вся впитанная влага не просохнет, не загорится.

Он первым примчался сюда, когда ещё дороги не открылись, удостовериться, что дерево живо. Но лиственница – единственная из хвойных, сбрасывающая на зиму свои мягкие хвоинки. И понять, ожила она после пожара или нет, тогда ещё было невозможно. Пришлось дожидаться апрельского тепла. Он успокоился, когда степная красавица покрылась свежей зеленью.

У кого поднялась рука на символ Адамовского района, старый учитель понять не смог. Свои? Вряд ли. Они, наоборот, драться за неё будут. Думали на пограничников, у которых дерево, растущее в погранзоне, и раньше вызывало головную боль из-за паломничества приезжих. Но те поклялись, что не имеют отношения к такому вандализму. Может, какие сатанисты из Орска? Говорят, в их шабашах есть обычай сжигать большие деревья. Кто знает?

Мы выдвинули свою версию. Может, наоборот, разочаровавшиеся поклонники? Ведь дерево это давно уже считается непростым. Как может оно в одиночку противостоять всем напастям? Не иначе есть какие-то силы, дающие ему энергию. Вот и приезжают к лиственнице отовсюду люди подпитаться этой неведомой космической энергией.

Следы такой «подпитки» были видны повсюду. Изгородь и нижние ветки украшали привязанные ленточки. Люди, бывало, ехали сюда, чтобы попросить у дерева сына-первенца или избавления от пьянства. Ну и мало ли ещё чего. Вдруг кто-то что-то загадал, но не исполнилось. А человек разозлился не на себя, а на потусторонние силы. В данном случае на дерево.

Дреев к этой версии отнёсся скептически, дескать, ленточки – языческий символ. Язычники природу уважают. Сатанисты – другое дело. Какой только нечисти нет на свете! А лиственница одна!

Последняя могиканша

Он вообще считал это дерево образом России. Объяснял просто. И та и другая – из крепчайших пород, причём во время испытаний их крепость возрастает многократно. Иголки лиственницы как копья для защиты, но в то же время мягкие, чтобы не поранить безвинного. Кора и ветки дерева корявы, но в целом оно могучее, стройное и красивое, как Россия, её судьба и история. 

В том, сколько лет нашей лиственнице, цифры расходились от 520 до 600. А Пётр Лукьянович всерьёз считал, что может быть и за 700. Ведь расчёты велись исходя из диаметра дерева. Ежегодный нарост лиственницы микроскопический, а диаметр почти четыре метра. Но если учесть, что в засушливый год эта порода нарастает медленнее, чем в год дождливый, то возраст можно смело увеличивать на сотню: в степи засушливых лет больше, чем влажных.

Другой вопрос не давал нам покоя, как она вообще появилась здесь в степи, почему рядом ничего не растёт и люди не селятся?

– Был когда-то здесь бедный казахский аул Аккудук, – вспомнил краевед. – В переводе «белый колодец». То есть то место, где в воде была соль и поить животных не рекомендовалось. Потому здешние летние пастбища доставались бедным семьям, а на реке Суундук, где вода лучше, – богатым. При советской власти стали создаваться колхозы и совхозы, люди отсюда ушли. Но вот насчёт того, что рядом ничего не растёт, вы неправы. Мы со школьниками находили здесь такие растения, которые встречаются только в хвойных лесах. Костянику, борщевик, бубенчик. Ну а заросли чилиги и шиповника вы сами видите.

Как попали семена – вопрос. Птицы разнесли? Вряд ли. И животные на своей шерсти сотни километров нести не будут. Ведь ближайшие лиственничные леса – на Уральских горах в Челябинской области. Ну, есть ещё в нашем Кваркенском районе у Болотовска хвойный лес, но там сосны.

– Я, например, считаю, что здесь лет 700 – 800 назад ещё проходили остатки хвойных лесов по границе со степной зоной, – выдал свою версию Дреев. Степь наступала и вытесняла лес на север. Может, тоже было глобальное потепление? Оставались «последние из могикан», вроде этой лиственницы. Повезло ей, что оказалась в ложбинке, в самом начале овражка. Да и почва тут, похоже, не солёная.

Слушая Петра Лукьяновича, я поднырнул под металлическое ограждение. Наверху, в густой кроне могучего дерева, были видны три гнезда. Верхнее, самое большое, – орлиное, ниже – сокола пустельги. Потревоженный нами сокол вылетел из своего дома и кружил где-то высоко в небе.

– Может, попробуем обхватить?

Дреев кивнул. Мы крепко прижались к стволу с двух сторон и едва соединили руки. Действительно исполин. Какая-то добрая энергия передалась от дерева каждому из нас. Дреев взглянул из-под нахмуренных бровей и вдруг улыбнулся.

– Повяжи ленточку на ветку. Я разрешаю. Есть лента-то?

Но у меня не было ничего похожего. И вдруг… Как я мог забыть спрятанную во внутренний карман свою георгиевскую ленту?! На ветках подобной ей не было. Теперь будет хотя бы в память о том, как она выстояла в огне вандалов. Надо ещё желание загадать, чтоб это дерево пережило не одно поколение своих обидчиков!

Ленточка затрепетала на степном ветру, вырываясь из рук. Может, и правда, это чудо природы ещё всех нас переживёт?

Из 1017 памятников природы Оренбургской области реликтовая лиственница считается одним из наиболее редких и ценных. Это единственное дерево в верховьях ручья Жанаспай и на прилегающей к нему степной территории. Ближайшие сородичи лиственницы произрастают в хвойных лесах Кваркенского района на границе с Челябинской областью на расстоянии более 50 километров от неё. Возраст лиственницы приблизительно 600 лет. Высота дерева – более 18 метров, диаметр ствола у основания – 120 сантиметров, окружность ствола – около 4 метров. Поэтому вдвоём обхватить её очень непросто.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.