Смена приоритетов

Оренбургский гелиевый завод может лишиться своего уникального статуса, но при этом стать «окном в Европу».

За последние два года в нашей стране неоднократно поднимался вопрос о необходимости наращивания объемов добычи гелия. Потребность в этом благородном газе возрастает с каждым годом: он используется в аэрокосмической отрасли, медицине, ВПК, компьютерной технике и т.д. Для удовлетворения внутренних потребностей страны хватает одного Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения, которое по прогнозам будет производить 5,2 миллиона кубометров в год в течение 10 лет. Притом содержание гелия здесь никогда не превышало 0,055%, а сегодня его доля снизилась до 0,04% (в США извлечение не производят, если содержание гелия в газе ниже 0,1%). Не удивительно при этом, что Россия не играет значительной роли на мировом рынке гелия (3% от мировой добычи). Но зато обладает самым большим потенциалом – в нашей стране сосредоточено 34% мировых запасов.

Ещё в октябре прошлого года на встрече с Владимиром Путиным председатель правления компании «Газпром» Алексей Миллер заявил, что компания начинает реализацию второго этапа «Восточной газовой программы» и будет создавать новые центры газодобычи. В первую очередь в Якутске и Иркутск (в районе Чаяндинского и Ковыктинского месторождений). Объемы, которые потенциально возможно извлекать при освоении месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока, составляют порядка 200 млн. м³ в год. Это на 10 миллионов кубометров больше среднего уровня мирового потребления. В денежном выражении разработка новых месторождений будет приносить бюджету страны от 200 до 500 млрд. рублей в год. Но все это не раньше, чем через 7-8 лет – предположительно Россия станет ведущим мировым поставщиком гелия с 2020 по 2030 год.

В том, что «Восточная газовая программа» будет иметь серьёзные последствия для Оренбургской области, сомнений нет. Строительство новых газовых комплексов неизменно приведет к тому, что основная переработка гелия переместится из наших степей в Восточную Сибирь. Это выгодно еще и из-за географической близости Китая, которые в будущем станет главным потребителем гелия (сегодня пальма первенства по потреблению принадлежит США). Необходимо учесть ещё и «Белогорский фактор». Проект строительства в Приамурье крупнейшего в России газоперерабатывающего завода, на котором будут вестись, в том числе, производство и переработка гелия, назван одной из самых амбициозных целей «Газпрома» на ближайшие годы. Запуск белогорского комплекса закрепит за Восточной Сибирью статус гелиевого региона.

Неужели пора говорить о закате оренбургского месторождения? Разумеется, нет. Развитие газовой инфраструктуры Восточной Сибири и Приамурья – дело ближайшего будущего, но говорить об определенной завершенности работ можно будет говорить только через 4-5 лет. Оренбург сегодня – единственная база и пока не заработают новые проекты, альтернативы ей нет. Наши заводы – это производство полного цикла, укомплектованное всей гаммой соответствующего оборудования по добыче и переработке. Отметим, что при низком содержании гелия в добываемом газе оренбургские специалисты сохраняют конкурентную себестоимость продукта. Кроме того, в нашем регионе есть подземные хранилища гелия. А после запуска сибирского проекта, оренбургский газовый комплекс, несомненно, станет главным узлом транспортировки гелия в Европу, ведь транспортировать газ из Чаянды и Белогорска на западные границы крайне нерентабельно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.