«В войну я стал электриком, танкистом, музыкантом»

     Тимофей Григорьевич Рудюк берет в руки аккордеон, и пальцы привычно бегут по клавишам. После войны не было в нашей стране человека, который не узнал бы эту мелодию. «Ехал я из Берлина» – песня Ошанина и Дунаевского передает сам дух той эпохи и ощущение счастья, с которым возвращались наши солдаты.

     — И я тоже мечтал: вот приеду, с аккордеоном. Все меня встретят, будет здорово! – вспоминает ветеран.

     Действительно с аккордеоном, но  не трофейным, а  своей первой крупной покупкой, и не в 45-м, а в 1949 году бравый солдат Тимофей Рудюк возвратился в родную Новокиевку. За плечами – почти четыре года службы уже после войны, Победа,  встреченная в Восточной Пруссии, и нелегкий фронтовой путь.

     Войну Тимофей Григорьевич вспоминает с болью. И первую эйфорию, когда все были уверены в скором разгроме фашистов: «Мы же все  рукава закатывали: сейчас мы их в два счета одолеем, шапками закидаем!». И горькое осознание того, что легкой победа не будет.

     — Было  ужасно тяжело, — рассказывает он, — голодно, холодно, но никто ни с чем не считался – главное, нужно разбить врага.

     Наравне с другим, выучившись на электрика,  подростком Тимофей Рудюк трудился на руднике. В феврале 44-го, как только достиг призывного возраста,  получил повестку. Военная биография будущего танкиста началась в Челябинске. Там прошел учебу.  А дальше – на фронт: «Броня крепка, и танки наши быстры».

     — Мне посчастливилось воевать в составе 2-го Белорусского фронта, под командованием Константина Рокоссовского. Мы все этим гордились, — вспоминает Тимофей Григорьевич. – Я был заряжающим на самоходной установке – СУ-85. Это мощная и быстрая машина.

     Из военных воспоминаний самые теплые – о боевых товарищах. «Экипаж на фронте – это семья, – говорит Тимофей Григорьевич. – А командир – родной отец». К сожалению, его командир, лейтенант Оноприенко, погиб в самом конце войны.

     С высоты прожитых лет ветеран часто возвращается к истории Великой Отечественной и каждый раз убеждается: победа нашему народу далась нелегко, но, учитывая стойкость его духа,  была неизбежной. И он, Тимофей Рудюк, горд тем, что внес в общее дело свою посильную лепту. За это Родина наградила его медалями «За победу над Германией», «За отвагу», «За взятие Кёнигсберга». И еще –  «За боевые заслуги». Ее  младший сержант Рудюк получил после того, как в одном из брошенных домов обнаружил группу фашистов. Они оказались мертвецки пьяны, но спали с оружием в руках.

     В семье Рудюк было четыре сына. Старшего, Павла, призвали в армию перед самой войной. Больше родные его не увидели. В 1943-м пришла похоронка. А буквально на днях в Интернете удалось найти его фотографию.  Поисковый отряд «Уралец» разыскал в архивах сведения о Павле Рудюке – совсем немного, но для близких это драгоценные крупицы.

     — Мы знали только, что он погиб на Курской дуге. А теперь известно, что погиб в звании лейтенанта, подорвался на мине, — рассказывает Тимофей Григорьевич. – Меня вот судьба миловала, я даже ранен не был. А сколько наших ребят полегло – страшно вспомнить.

    Вернувшись после службы домой, Тимофей Григорьевич вскоре переехал в Новотроицк. Работал сначала  электриком на ТЭЦ, а затем — много лет резчиком в листопрокатном цехе металлургического комбината.

     Его талант музыканта-слухача, обнаруженный на войне, в полной мере развился в мирное время. Тимофей Рудюк активно участвовал в самодеятельности, занимался с детьми – специально для этого освоил нотную грамоту. Он и рисовать научился. И тоже сам. Сейчас Тимофей Григорьевич редко берет в руки любимый аккордеон. К 88-ми годам, говорит, инструмент стал тяжеловат. Зато ветеран играет на фортепиано. Сейчас наш герой разучивает Шопена. Но когда речь заходит о войне, как не вспомнить песни тех лет. Они поддерживали и вселяли надежду. И пальцы сами перебирают знакомые клавиши: «На позиции девушка провожала бойца»… 

Анна Симонова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.