Время и люди: под землёй

На фото Виктор Шумеев

Недра Западного Оренбуржья таят в себе немало загадочного и таинственного. Мы тоже спустимся под землю, совсем неглубоко. Чтобы хоть слегка приоткрыть завесу таинственности над теми фактами и явлениями, которые будоражили умы и воображение местных жителей. Разобраться в подземных лабиринтах мне в своё время помогали местные краеведы и старожилы.

СЛУХИ

По Сорочинску давно ходили слухи о том, что на склонах ближайших холмов находились пещеры. Одни утверждали, что в них жили бездомные бродяги, коих еще много водилось на российских просторах. Другие поговаривали о том, что там скрывались люди преступного толка. Третьи сходились на том, что в пещерах поселились отбившиеся от нормальной жизни и вконец одичавшие и обросшие волосами полузвери -получеловеки.

И только бабка Михрютина утверждала, что в пещерах обитают святые люди, а потому трогать их нельзя. Фантазия местных обывателей тут же рисовала картину подземного монастыря и спрятанных там сокровищ из разграбленных и поруганных храмов Сорочинска и Бузулука. Действительно, память об этом была еще свежа у местных жителей, а потому в дальнейшие комментарии никто не вдавался. На всякий случай Кузьмич-гору и его окрестности стар и млад старались обходить стороной. Это место в народе еще называли не иначе как Романовская пустынь. Почему именно Романовская, никто толком сказать не мог.

ПУСТЫНЬ

Рассуждения и домыслы взрослых о подземном храме будоражили воображение Васи Дубовицкого. В душе у него давно таилась идея проникнуть в эти пещеры, да все одолевал страх. Обычно с возрастом детские страсти утихают и зарастают травой забвения. Может быть, и в нашем случае все произошло бы именно так, да помог случай.

Однажды ребята отправились выливать сусликов. Занятие это настолько их увлекло, что они незаметно оказались в Романовской пустыне, или яруге, как называл ее Вася со своими друзьями. На склоне холма в неприметном месте наши охотники за грызунами заметили едва заметное углубление. Ребята сразу притихли, а потом, набравшись храбрости, решили порыться в этом месте. Сменяя друг друга, они стали выгребать землю и через какое-то время обнаружили лаз. Расширив проход, подростки проникли внутрь и остановились. Впереди стояла кромешная тьма, за которой чудились картины одна страшнее другой. Выбравшись наружу, они опрометью бросились домой.

— Но я был любопытным малым,- не спеша продолжает свой рассказ Василий Алексеевич,- и уговорил своих сверстников на еще одну попытку. На этот раз мы прихватили с собой спички и огарок свечи. Поборов робость, осторожно проникли в подземный лаз и стали осторожно продвигаться вперед. Проход постепенно расширялся, земляной свод, вы полненный в форме правильной полуокружности, становился выше. Нас поразило и другое обстоятельство- пол в пещере был совершенно сухой и чистый, казалось, что его только что аккуратно подмели веником.

Еще дальше в стене оказалось некое углубление, похожее на монашескую келью. В середине его можно было заметить некое возвышение, тщательно вырубленное в песчанике. Скорее всего, оно служило для обитателей подземелья скамейкой. А может быть, здесь располагались иконы или хранилась немудреная утварь.

— Через несколько шагов,- неспешно продолжал Василий Алексеевич,- мы заметили в земле некое подобие щита из досок, который и преградил нам путь прямо. Однако пещера имела свое продолжение с левой стороны, она расширялась и уходила в кромешную темноту. Наш свечной огарок догорал, и мы остановились в нерешительности. А потом повернули обратно.

Мой собеседник надолго замолчал. Мы сидели с ним в начинавшем зарастать палисаднике его дома. Весна неторопливо переходила в лето, на дворе стояла совершенно другая эпоха, а потому рассказанное казалось фантастикой.

— А дальше грянула война,- продолжил Василий Алексеевич. – Тут уж было не до пещер.

— После войны вы работали преподавателем истории, неужели вас не тянуло в Романовскую пустынь?

— Откровенно говоря, было не до этого. Когда же, спустя годы, вспомнили о ней, то и места не нашли – все склоны одинаково заросли травой и кустарником.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

О таинственных пещерах мне и прежде приходилось мельком слышать от старых людей. Но рассказы эти были настолько противоречивыми, что казались чистейшим вымыслом, и интерес к этой теме стал уж было угасать, как случилась вышеприведенная встреча с Дубовицким. Переговорив со многим старожилами, удалось найти еще одного живого свидетеля.

Евгений Пламеницкий, в бывшем тоже учитель истории, рассказал о том, что в детстве, бродя по окрестностям, случайно набрел на полуразрушенный вход в пещеру. Он был тщательно скрыт разросшимся кустом можжевельника. Рядом с входом лежала плита песчаника. Видимо, она в свое время служила неким прикрытием.

-Я прополз несколько метров, -рассказывает Евгений Александрович,- но дальше проход был засыпан землей и мне ничего не оставалось делать, как повернуть обратно.

ЗАГАДКИ

— Меня тоже привлекала эта тема,- сказал как-то при встрече Владимир Шестаков. В последние годы своей жизни он с увлечением занимался историей Сорочинска. Помнится, как восторгался он тем обстоятельством, что наконец-то удалось получиться из столичных архивов первый список служивых казаков Сорочинской крепости.

— Я внимательно осмотрел ближайшие холмы и в одном месте обнаружил плиту,- продолжал Владимир Александрович. Вполне возможно, что она прикрывала вход в подземелье. Надо продолжить эти исследования. Обязательно.

А потом, как бы между прочим, добавил:

— В старину местные жители любили зарываться в землю. С этим связано столько любопытного!

Много лет занимаясь историей Западного Оренбуржья, автор этих строк не раз сталкивался с загадочными историями. К примеру, при строительстве храма Михаила Архангела архитектор Хилинский по повелению епископа самарского Гурия предусматривал в храмовом сооружении не только два весьма солидных подземных зала, но и тайные подземные ходы. Один из них архитектор выводит на крутой берег реки Самары, а другой – в сторону большого магазина Лаврентия и Антонины Сникиных. Здание это хорошо сохранилось и в нем сегодня находится ветеринарный техникум.

Кондитерская фабрика, хлебопекарня и магазин другого купца-Порфирия Варфоломеева, тоже соединялись между собой подземными ходами. Нет сомнения, что и другие купцы и промышленники, не только в обязательном порядке возводили подземные этажи и подвалы, но и рыли тайные ходы для хранения ценностей.

Эта страсть объяснялась просто. Сорочинск часто горел. Огонь не щадил ни богатых, ни бедных. Выгорали целые кварталы с богатыми особняками и бедными хибарами, церквями и общественными зданиями. Поэтому наиболее состоятельный люд приноровился возводить расписные кирпичные дома с мощными подвалами и подземными коммуникациями.

Что касается описанных в начале нашего повествования пещер, то, в них, скорее всего, обитали бывшие служители храмов из Сорочинска или Бузулука. Именно на ту пору приходилось тревожное время гонений на церковнослужителей. Не желая мириться с существующим порядком, эти люди старались уйти в глухое подземелье.

Виктор Шумеев Сорочинск

Фото автора

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.