Советую почитать: Александр Папыкин

Портал RIA56 совместно с региональным министерством культуры запустил литературный проект «Советую почитать». Известные люди Оренбургской области рассказывают о книгах, которые повлияли на их мировоззрение и весь жизненный путь. О своих предпочтениях в литературе рассказал ведущий актер областного театра драмы им. М. Горького, заслуженный артист РФ Александр Папыкин.

— Моя родина – село Богородское Саратовской области. Хотя вроде и на Волге, но до реки у нас было километров 50. Вокруг села только пруды, лесов нет совсем. Развлечений у ребятни не было никаких. К тому же, радиоточки в селе тоже не было, а электрический свет я впервые увидел только в 14 лет. В детстве я был совсем не хулиганистым пацаном, и больше всего на свете любил читать. Как только я научился более-менее складывать буквы в слова – зачастил в сельскую библиотеку. Это была небольшая комнатка при клубе, вся заваленная книгами. А заведовала ею моя двоюродная сестра Клавдия. Потому я чувствовал там себя, как дома, и читал все подряд. Надо сказать, что  фонд библиотеки был весьма богат — не в пример нынешним сельским библиотекам. Потому я прочитал там практически всю русскую и зарубежную классику. Но самым ярким впечатлением стал «Тихий Дон» Шолохова. Я прочел его, когда мне было лет 12-13. И никакое обилие достаточно жестких и откровенных сцен меня не смущало.

Отвлекусь как раз по этому поводу. Меня очень возмущают введенные сейчас ограничения для детей на чтение книг, на просмотр фильмов. Что может случиться с одиннадцатилетним ребенком, если он прочитает книгу, на которой стоит +12? Да ничего не случится, кроме того, что он немного раньше откроет для себя мир прекрасного. А ведь еще в советское время, при изданиях даже самых любимых классиков, вроде Пушкина или Лермонтова, стыдливо ставили точки взамен достаточно откровенных, на взгляд цензоров, строк. Когда, уже в зрелом возрасте, я познакомился с удивительным человеком, уникальным эрудитом и знатоком литературы Яковом Владимировичем Рабиновичем, то именно от него я узнал, что скрывается за точками в некоторых стихах Пушкина, Лермонтова или Некрасова. Он знал их наизусть в первозданном виде, потому что читал еще дореволюционные издания, или книги, изданные в 20-30 годы, где тексты сохранялись в полном объеме. Получается, что этими ограничениями, ханжески уверяя, что заботятся о нравственности, цензоры просто оскорбляют нас, читателей, лишая возможности читать текст в полном объеме.

Но вернусь к детству. Тогда же, в 12 лет я прочитал «Анну Каренину» Льва Толстого, и она навсегда стала моей любимой героиней, пробудив настоящие чувства. Каково же было мое разочарование, когда в 1956 году я увидел фильм, где молодую, прекрасную женщину играла довольно пожилая и очень тяжеловесная актриса. Это была Алла Тарасова. Да, она была истинно великой артисткой, но Каренину ей играть было никак нельзя. Кстати, я абсолютно не в восторге от других исполнительниц этой роли, а от фильма Сергея Соловьева – просто в ужасе! Все-таки, Анна Каренина – у каждого человека – своя.

После окончания 7 класса, я поступил в строительный техникум, и о чтении временно пришлось забыть. Потом была служба в армии, где я впервые соприкоснулся с театром. А служил я, надо сказать, на самом краю земли, на острове Русский, на Дальнем Востоке. Там я участвовал в драмкружке, и впервые услышал, как один наш матрос на концерте самодеятельности читал «Записки сумасшедшего» Гоголя. Это произвело на меня такое впечатление, что я пошел в библиотеку, и переписал себе в тетрадку все это произведение, заодно и выучив его. Я тогда еще не понимал –зачем, но что-то мне подсказывало —  это надо сделать.

И после службы, когда я уже работал начальником участка в Куйбышеве, и занимался там в театральных кружках сразу в двух Домах культуры, на меня обратил внимание один из руководителей, и предложил поступить в театральную студию при Куйбышевском драмтеатре, который тогда гремел на всю Россию. И вот при поступлении я читал именно «Записки сумасшедшего». И поступил.

С 1960 года я работаю в Оренбурге, и именно здесь продолжилась моя читательская эпопея. Я стал постоянным посетителем областной библиотеки, которая находилась аккурат рядом с театром. Пользуясь своим обаянием, я уговаривал девушек из читального зала давать мне любые книги на дом, потому что я не могу читать книгу сидя. Я всегда делаю это лежа, и пусть врачи говорят, что это вредно. Мне уже скоро 80 лет, а я по-прежнему не пользуюсь очками, и чувствую себя превосходно. Так вот, в этот период я прочитал несметное количество разной литературы, а, учитывая, что я и покупал много книг, то познания мои в литературе стали безграничны. В конце 60-х годов я впервые познакомился с творчеством Василия Шукшина, и с тех пор –это мой самый любимый советский писатель.

В 80-е годы я увлекся зарубежным детективом, и считаю, что произведения ряда авторов –это настоящая большая литература. К таковой я отношу, например, роман Чарльза Сноу «Смерть под парусом». В те же годы я читал множество толстых литературно-художественных журналов, и именно в них впервые прочитал произведения Солженицына «Один день Ивана Денисовича» и «Матренин двор». Хотя, признаюсь, последующие романы этого писателя, особенно его многотомные эпопеи, не произвели на меня никакого впечатления. А вот Шукшин идет со мною по жизни долгие годы, и никогда не надоедает.

В годы перестройки, когда открылись «шлюзы», и  появилось много ранее запрещенной литературы, самым сильным впечатлением для меня явились «Дети Арбата» Анатолия Рыбакова. Этот роман я приобрел, будучи на гастролях с театром на Дальнем Востоке. Мы были там в течение 3-х месяцев, и за этот период я успел купить в киосках все журналы с первой частью романа. Остальные докупил уже в Оренбурге. Я никогда не жадничал, а всегда давал почитать свои книги товарищам-артистам. И первым среди них был мой добрый друг, народный артист России Святослав Ежков.  Именно после прочтения «Детей Арбата», я узнал, что он, оказывается, в годы войны служил в СМЕРШе, и именно эта книга произвела на него огромное впечатление, очевидно напомнив то, что он долгие годы хотел забыть.

А в наши дни, когда на полках книжных магазинов выложено столько самой разной литературы, я, признаюсь, читать новые творения разных авторов совсем не хочу. Читаю по-прежнему много, но, в основном это мемуарная литература. Помимо воспоминаний советских военноначальников (Жукова Василевского, Штеменко, Баграмяна и других), это и воспоминания деятелей культуры и искусства. С огромным наслаждением прочитал книгу воспоминаний Татьяны  Дорониной. Удивительная женщина — удивительная судьба!  Читаю сейчас воспоминания Владимира Рецептера о жизни и судьбах актеров знаменитого БДТ в Ленинграде в 60-80-е годы, и его руководителе, великом Товстоногове.

Сознаюсь, мне совсем не по душе поток грязи, который обрушивается на нашу жизнь при советской власти. И приведу буквальную цитату из французского писателя Ромена Роллана, который в 30-е годы посетил Москву и написал хвалебную оду тогдашней власти. Его друзья обрушились на  него волной критики, мол, дескать, это ложь, мы же знаем, что там происходит на самом деле. Тогда Роллан им ответил одной фразой: «А вы бы попробовали управлять страной, где живут сплошь герои Достоевского!» Лучше и не скажешь. В этом суть нашей страны и нашей литературы.

Людмила Сковородко: В моем личном литературном списке есть десять главных книг

Евгения Шевченко: Ремарк, как никто другой, умеет сказать о лучших человеческих качествах

«Советую почитать»: Андрей Федосов

«Советую почитать»: Борис Колесников

«Советую почитать»: Татьяна Аникина

«Советую почитать»: Олег Рукавицын

«Советую почитать»: Вячеслав Лабузов

«Советую почитать»: Вячеслав Моисеев

«Советую почитать»: Алексей Иванов

«Советую прочитать»: Сергей Хомутов

«Советую почитать»: Сергей Салдаев

Советую почитать: Татьяна Жаплова

Советую почитать: Татьяна Соломко

Советую почитать: Елена Чернова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.