«Юнона и Авось»: премьера театра Музкомедии потрясла оренбургскую публику

фото: Сергей Федосеев, RIA56

Постановка рок-оперы Алексея Рыбникова и Андрея Вознесенского «Юнона и Авось» в театре музыкальной комедии стала событием ожидаемым и многообещающим. Ожидаемым – потому, что всё происходящее сейчас в этом театре, способствует осознанию того, что театр вступил на новый путь. Это вовсе не значит, что в коллективе отказались от классической оперетты или традиционной музыкальной комедии – они продолжают быть в репертуаре, но рядом с «Сильвой» и «Ханумой» все ощутимее присутствие новых форм, тон которым задала «Голубая камея» Кима Брейтбурга. Жанр рок-оперы логично становится в этот ряд.

Многообещаюшим это событие становится уже по самому факту наличия в репертуаре спектакля давно ставшего легендой в постановке Марка Захарова в театре «Ленком» с неповторимым Николаем Караченцовым в главной роли. Опасность сравнения с культовой постановкой не испугала режиссера Дениса Радченко, и руководство театра, когда принималось решение о включении «Юноны» в репертуар, проявило мудрость и дальновидность.

Постановка стала возможной еще и благодаря тому, что при содействии куратора театра Кима Брейтбурга, были приобретены несколько минусовых фонограмм популярных спектаклей. Это понятно: партитура той же «Юноны» настолько сложна, что воплотить её силами любого, даже очень талантливого коллектива практически невозможно. В общем, к началу работы у театра было все: гениальная музыка Алексея Рыбникова, молодая, не боящаяся трудностей труппа, и творческий азарт Дениса Радченко, который не побоялся бросить вызов самому Марку Захарову.

Давайте же посмотрим на спектакль путем, как говорил кто-то из великих, «загрузки изнутри».

Основа

Основой любой театральной постановки является текстовый материал, каковым в данном случае стала поэма Андрея Вознесенского. По сути дела, поэт открыл нам еще одну великую историю любви, и не каких-то вымышленных героев, а самых что ни на есть настоящих – 40-летнего камергера двора Его Императорского Величества графа Николая Резанова и юной дочери коменданта Сан-Франциско, в те годы испанской части Америки, Кончиты де Аргуэльо. Об этой истории у нас в стране мало кто знал, но появление текста Вознесенского, позднее превращенного Рыбниковым в рок-оперу, произвело эффект разорвавшейся бомбы.

Откуда пришла идея написать историю этой несбывшейся любви, сам поэт объясняет весьма туманно, вплоть до того, что «увидел во сне». Но откуда-то взялись и письма Николая Резанова к куратору путешествия в Америку графу Румянцеву, и воспоминания об этом вояже других участников экспедиции. Хотя, знатоки утверждают, что все это поэт выдумал – и это совершенно естественно, ведь он создавал художественное произведение, а не документальный очерк. Но нам, в данном случае, не важно, что Вознесенский придумал, а что нет. Важно то, что им создана удивительная история любви, которая так и просилась соединиться с музыкой.

Нельзя не отметить грандиозную интеллектуальную составляющую поэзии Вознесенского. Его стихи вели читателя за собой в глубины неведомого и заставляли  его познавать. Кто бы знал, что такое «белоснежные контрофорсы» которые  « словно лошади воду пьют»? А поскольку в те годы Инетрнета не было, то узнать об этом можно было только в библиотеке. И шли в читальные залы, и узнавали, познавая при этом еще много чего нового.

А какая мощная поэтическая образность! «Я тебе расскажу о России, где злодействует соловей…» Именно злодействует, а не поет или чирикает, или даже коленца вьет. Злодействует! – кто слышал, тот поймет. Много еще можно говорить о стихах, стяжавших бессмертную славу, но  куда важнее их сочетание с музыкой. Сам поэт писал: «рыбниковская мощная музыка соединяла в себе обрядовые мотивы и достоевский «рок». В процессе создания либретто персонажи выпадали и возникали из небытия. Пришлось вписывать целые арии и сцены».

Целая история связана и с постановкой «Юноны» на сцене театра. Но этим пусть зрители занимаются самостоятельно. Важно то, что 9 июля 1981 года на сцене Московского театра имени Ленинского Комсомола состоялась премьера, коренным образом изменившая представление о музыкальном спектакле в театре.

Воплощение

А теперь слово постановщику спектакля в Оренбурге Денису Радченко. – Конечно, я видел ленкомовский спектакль, но давно, лет 18 назад. Тогда играли и Караченцов, и Абдулов, и Шанина. Но с тех пор ни разу его не пересматривал, хотя такой соблазн был. Идея постановки спектакля на сцене нашего театра родилась давно, но осуществить её стало возможным лишь сегодня, во многом благодаря Киму Александровичу Брейтбургу. В тексте Вознесенского и музыке Рыбникова очень важна православная составляющая. Не зря отдельным персонажем является образ Богородицы – иконы Казанской Божьей Матери. Изначально Рыбников назвал свое сочинение опера-мистерия, но мы вернулись к более привычной формулировке – рок-опера, ибо не хотели вводить в заблуждение молодую и во многом неискушенную часть публики.

Надо сказать, что Денис Радченко взвалил на себя поистине неподъемную задачу: помимо режиссуры, он является и исполнителем главной роли, Николая Резвнова. Так, каким же видит его актер и режиссер Денис Радченко?

— В первую очередь, он патриот и глубоко православный человек. И в какой-то степени – авантюрист, мечтавший не о покорении Америки а о том, чтобы настало время «когда наши державные народы соединятся не на поле брани – на поле благодати и любви. Наградою всеобщей будут нам – мир наций, благодарствие потомков. Навеки станет тихим океан.

Как зритель скажу, что исполнение Денисом Радченко роли графа Резанова, оказалось выше всяких похвал. Во-первых, чисто внешний фактор – высокий, красивый, в безумно идущем ему мундире морского офицера – это весьма немаловажно. Но роль не была бы исполнена, если бы отсутствовали эмоции и страсть. И этого было в избытке. По сути дела (пусть не обижаются остальные актеры), но Радченко-Резанов тащит на себе весь спектакль.  Как когда-то делал это Николай Караченцов. Но сравнения здесь неуместны. Впрочем, может быть только по количеству энергозатрат, а они безграничны.

Что же касается собственно постановки, то она, само-собой, не безупречна. Но поскольку автор данной рецензии видел спектакль лишь на предпоказе, то вполне возможно, что некоторые мои претензии уже давно исправлены. Во всяком случае, я определила для себя три НЕ: не почувствовала, не поняла и не дождалась.

Не почувствовала – значимости того, что пытался свершить Николай Резанов. Не поняла – почему граф Румянцев, пусть не главный, но очень важный персонаж, одет в костюм эпохи Екатерины (парик и кружева), когда как другие герои щеголяют в гораздо более демократичной форме времен Александра I. И не дождалась святого Андреевского флага над кораблями, хотя сам текст Вознесенского взывает к этому: «Под Российским Андреевским флагом и девизом – авось!».

Относительно других исполнителей скажу лишь, что все, кроме Кончиты и Федерико, являются проходными персонажами, но каждый значим и важен.

Исполнитель роли несостоявшегося жениха Кончиты – Александр Попов работает с настоящим драйвом и вполне убедителен. И наконец – Кончита – калифорнийская Джульетта – так поверившая в своего возлюбленного, что прождала его 35 лет, и, не дождавшись, ушла в монастырь. В Америке свято чтят её память, и считают кем-то вроде национальной героини. Исполнительница этой роли Евгения Проваторова – мила, обаятельна, обладает отличным вокалом – и это, пожалуй, все. Хотя можно добавить – все еще впереди!.

«Он мечтал, закусив удила

 Свесть Америку и Россию.

 Авантюра не удалась

 За попытку – спасибо»

Искренне спасибо всем, кто готовил спектакль и кто его воплотил. Отличная работа хора и балета, грамотные декорации – все это нуждается в отдельном упоминании и благодарности. Крики браво! — после окончания действия были не просто данью уважения, а полны искреннего признания всем, кто совершил этот – не побоюсь этого слова – творческий подвиг. За попытку – спасибо!

P.S. Спектакль идет в двух составах. Автор может судить пока лишь об одном.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.