Игры для взрослых: от чего зависит и куда движется гражданская активность оренбуржцев?

По данным фонда «Общественное мнение», за прошедшие 10 лет уровень гражданской активности россиян вырос на 10 процентов. Уже две трети граждан так или иначе на бескорыстной основе участвуют в решении общих проблем или занимаются благотворительностью. Но каждый третий гражданскую активность не проявляет вообще. В год, посвящённый гражданской активности и добровольчеству, журналисты газеты «Оренбуржье» задались вопросами: а как дело обстоит в регионе? почему одни живут по принципу «кто, если не я», а другие – «моя хата с краю»?

 Хоть трава не расти

Переехав в новостройку в Степном из хрущёвской 5-этажки на Маяке, оренбурженка Татьяна Третьякова поначалу радовалась всему: просторной квартире, свежайшему ремонту в подъез­де, соседям – вместо ворчливых старушек теперь её окружали в основном молодые семьи. Но вскоре обнаружилась и оборотная сторона.

Подъезд порядком поистре­пался уже в первый год: на пло­щадках подтекали чем-то липким мешки с мусором – кто-то упорно не хотел нести их до баков; стены в лифте исцарапаны нецензурной лексикой; вандальные надписи испортили штукатурку фасада…

– Я впервые встретилась с таким равнодушием и пассивно­стью соседей, – волнуется Татья­на. – На общее собрание жильцов дома из 155 квартир пришли всего 8 человек, включая меня. Получа­ется, собственникам всё равно, на что управляющая компания потратит наши же деньги в оче­редном году? Недавно слышу но­чью шум на площадке – компания чужая забрела, накурили, семечек наплевали… Кроме меня никто не вышел их прогонять. Лампа на этаже перегорела – так и ходили по темноте, пока я не заменила. Завела однажды с соседкой раз­говор, мол, нужно объединяться, противостоять вандалам, а она мне: «У вас что, нет личной жиз­ни? Нечем заняться?»

Теперь Татьяна добрым словом вспоминает Маяк. Говорит, вот где был порядок. И на субботники всем подъездом выходили. И помогали друг другу по-соседски, а случись какой гам во дворе или подъезде – сообща давали отпор тем, кто забыл о культуре общежития.

Лет 10 – 12 назад назад «Оренбуржье» писала об энтузиастке с улицы Липовой, которая первой в Орен­бурге «закрыла подъезд» самой обычной 9-этажки. Организовала дежурство соседей, позже наняла консьержа. Рассказывала, что если найдёт в подъезде хоть спичку, то обязательно вычислит того, кто её бросил, и отчитает нарушителя. Да, некоторые огрызались, другие кру­тили пальцем у виска, но порядок в подъезде был идеальный. А вскоре примеру энтузиастки последовали и жильцы других подъездов.

Настоящих буйных мало

Откуда же корни социальной пассивности и активности? По данным исследований оренбург­ских социологов, активизируясь на выборах, в остальное время многие самоустраняются от об­щественных процессов. В такие формы коллективных действий, как субботники, охрана порядка, культурно-спортивные меропри­ятия, вовлечено не более трети жителей.

– Скорее всего, социально пас­сивная позиция личности связана с тревожностью, психологической травматизацией, когда любое про­явление себя чревато последстви­ями – болью или ущербом, – объ­ясняет Ирина Якиманская, кандидат психологи­ческих наук, много лет ру­ководившая кафедрой со­циальной пси­хологии ОГУ. – В психологии такие явления называются выученной беспомощ­ностью и формируются в раннем детстве. Они свойственны не толь­ко человеку, но любому организму. Социально активный человек тоже проявляет себя по-разному, может быть активность от агрессивности, которая тоже является следствием тревоги и страха, в этом случае человек воюет с окружающими, опыт революции никто не отме­нял. Психически здоровый человек выбирает путь самоактуализации, воплощения своей мечты, целей в социально приемлемом направ­лении.

Социологи объясняют фено­мен гражданской активности на­селения по-своему, изучив такие переменные, как возраст, пол, уровень образования, материаль­ное положение…

– Женщины чаще демон­стрируют готовность к обще­ственной деятельности, что может быть следствием их большей чувствительности к проблемам социума, – расска­зывает Эльвина Виноградова, руководитель оренбургского центра социально-политиче­ских исследований «Индикатор». – Прослеживается и зависимость от возраста (более активны люди до 35 лет) и уровня образования (чем он выше, тем чаще человек согласен вносить свой вклад в решение социальных проблем). Материальное положение не ока­зывает заметного влияния.

Что наша жизнь? Игра!

Эльвина Виноградова по по­лочкам раскладывает уровни раз­вития общественной активности населения: снача­ла зарождается интерес, чело­век ищет информацию о формах возможной активности. Затем появляется готовность прини­мать разовое или периодическое участие. И наконец, постоянная деятельность на благо общества.

Однако к проявлениям альтруизма в нашем обществе многие ещё не привыкли. Порой люди сомневаются, дойдут ли их по­жертвования до адресатов? Не проплачена ли кем-то активность отдельных общественных орга­низаций? Не преследует ли она каких-то политических целей?

– Фейков действительно бывает много, – делится Ирина Зацепина, координатор отряда «ОренСпас». – Был случай, когда девушка, поссорившись с парнем, сообщала родственникам пропав­ших людей, что это он виноват, и давала его координаты.

В активе общественной орга­низации по поиску пропавших людей «ОренСпас» сейчас около 30 постоянных добровольцев. Как правило, это уже взрослые люди, от 35 лет, у большинства есть свои семьи, дети, работа. Тем не менее, они регулярно участвуют в поисках: расклеивают листовки, прочёсывают лесопосадки, ра­ботают с оперативной информа­цией. Не останавливаются, если поиск требует расходов: на свои средства закупают бумагу для листовок, бензин… Работают они с 2011 года, за это время провели более 300 поисковых операций, около 70 процентов пропавших нашли живыми.

– Зачем нам это надо? – пожи­мает плечами Ирина Зацепина. – Наверно, каждому важно найти свой круг единомышлен­ников, мы ведь круглосуточно на связи друг с другом, в общении. А может, в детстве в зарницу не наигрались. А вообще, отзывчи­вых людей в Оренбуржье много. Однажды помощь понадобилась нашей коллеге из отряда. Ребёнку потребовалась операция, нужны были средства на проезд и про­живание. Мы сами все скинулись, бросили клич в соцсетях. Она потом рассказывала, что в тот же день приехал некий байкер, назваться не захотел, просто вру­чил ей всю недостающую сумму и уехал.

Похожий мотив для добрых дел назвал и оренбуржец Булат Байров, первым обнаруживший девочку, похищенную пермским педофилом в прошлом году. «Есть такая игра – «Дозор», – рассказы­вал Булат, – участникам присы­лается зашифрованное задание, допустим, найти заброшенный дом, и какая-нибудь подсказка». Если бы не большой опыт в этой игре, вряд ли Булат смог бы найти и спасти ребёнка.

Выходит, не столь важно, что нами движет – скука, неосознан­ная агрессия, сострадание, игра, желание жить активной жизнью и быть полезным, главное, что на выходе – кому-то легче и тебе от этого хорошо. Одни кормят бездомных животных, другие реставрируют объекты культур­ного наследия, третьи не проходят мимо мусора в своём подъезде…

Вложился – береги!

К одной из форм гражданской активности относится участие населения в программе «Народный бюджет».

На сходах граждан сельчане решают, что нужно отремонтиро­вать в первую очередь: водопро­вод, дороги, благоустроить тер­риторию парка, детскую площад­ку… Область и муниципалитет выделяют средства на условиях софинансирования, определена и доля взносов самих жителей.

– Нас порадовало, что в 2017 году был превышен минималь­ный порог софинансирования, – отметила министр финансов Оренбургской области Татьяна Мошкова. – Населению было до­статочно внести 5 процентов от общей стоимости проекта. На деле жители сами оплатили 10,4 про­цента работ. Спонсорская помощь оказалась в четыре раза больше предполагаемой.

Суть «Народного бюджета» – люди видят, куда тратятся как средства налогоплательщиков, так и их собственные вложения. Это и дополнительная ответствен­ность по содержанию объектов.

Галина Шешукова, руководитель оренбургского социологического центра «Общественное мнение»:

– Источник общественной активности – реальные проблемы, с которыми мы встречаемся в жизни. Человек начинает действовать, когда видит, что без его непосредственного участия ситуация к лучшему не меняется. Можно долго выяснять, кто виноват: коррупционная составляющая ли срабатывает, или у ответственных лиц не хватает ресурсов, или обнаружились юридические нестыковки в полномочиях… Но есть люди, которые выбирают выйти и лично внести посильный вклад в благоустройство своего двора, помощь больному, обездоленному, общественный порядок. Тем самым принести пользу и повысить собственную значимость. Мы знаем примеры гражданской активности оренбуржцев: помните, родители добились, чтобы оптимизация и сокращение воспитателей в детсадах были отменены? Традиционно гражданскую активность готова проявлять молодёжь. Но её энергию надо направлять в мирное русло, поручая посильную и интересную работу на общее благо. Иначе эта энергия может перерасти в экстремистские настроения, чем охотно воспользуются соответствующие политики, так называемые вожди.

Марина Веденеева, газета «Оренбуржье»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.