Найти живым: отряду «ОренСпас» исполнилось семь лет

Семь лет в Оренбургской области работает поисково-спасательный отряд, который занимается розыском пропавших детей и взрослых. Сегодня, 4 октября, волонтеры отмечают очередной год своей добровольной работы.

За время существования «ОренСпас» провёл боле 350 поисковых операций. Добровольцы работают в тесной связке с полицией, МЧС и аварийно — спасательной службой Оренбургской области. В любую погоду, независимо день это или ночь, ребята выходят на расклейку ориентировок и «прочёс» местности. На счету волонтёров не одна спасённая жизнь.

Дежурный номер

По статистике отряда, около 70% пропавших найдены живыми. В настоящее время в активе «ОренСпаса» более 30 человек, которые регулярно участвуют в поисках. Добровольцы расклеивают листовки, ищут пропавших на местности и работают с оперативной информацией. Кроме этого, они активно сотрудничают со школами, где проводят занятия с детьми, на которых объясняют, как сделать свою жизнь безопасной.

За последний год волонтёры провели порядка 50 поисковых операций в городской среде и на местности. По словам руководителя отряда Григория Петренко, чаще всего пропадают пожилые люди, страдающие потерей памяти. Иногда встречаются и рецидивы.

Так например, один из пенсионеров пропадал за год два раза. Первый раз его искали двое суток и нашли голодным и замёрзшим, а во второй раз ориентировка помогла найти пожилого мужчину за два часа. Григорий Петренко отметил, что очень часто в поиске пропавших помогают оренбуржцы, которые опознают пропавших по ориентировкам и звонят на дежурный номер (3532) 222-982.

Волонтёры расклеивают ориентировки

Среди частых случаев волонтёры также выделяют пропавших, которые едут на заработки. В базе отряда порядка десятка таких поисков. Человек возвращается с работы и встречает по дороге товарища или случайного знакомого с которым решает выпить. После этого он по разным причинам лишается денег, паспорта и телефона. Дальше события развиваются примерно по одному сюжету: либо человека увозят работать на поля за еду, либо он какое-то время «бомжует» на вокзале. Только в минувшем году произошло три таких случая. Пропавших благополучно нашли и доставили к родственникам.

Найти живым

Пропажи детей в Оренбурге случаются достаточно часто. Особый всплеск волонтёры отметили в этом году.

— Слава богу, в нашей практике, как правило в основном встречаются дети — бегунки, — отметил Григорий Петренко, — Таких ребят мы находим достаточно быстро. Помощь оказывают и жители города, которые активно присоединяются к поискам или звонят на дежурный номер, если узнают «потеряшку». Но были в истории поисков и трагические …

Среди причин, по которым дети и подростки уходят из дома, руководитель отряда выделяет основную — отсутствие внимания и любви к ребёнку со стороны родителей. По мнению Григория, у современных подростков отсутствует чувство страха. И основная проблема в том, что когда ребёнок уходит из под контроля взрослых, ему угрожает огромное количество опасностей. Чтобы этого не случилось, детей надо просто любить и разговаривать с ними, знать их проблемы и помогать их решать.

В поисковом отряде «ОренСпас» собрались люди разного возраста и разных профессий, но их объединяет одно — желание помогать другим.

«ОренСпас» во время поисков

Как все начиналось

Одна из опытнейших волонтёров — Наталья Пшеничнова. Она пришла в «ОренСпас» в 2011 году. Кстати, у неё трое детей, но это не мешает Наталье активно участвовать в жизни отряда. Вот как она вспоминает свой приход в «ОренСпас»:

— Лето. Жара. Приемная комиссия. Толпы абитуриентов с родителями, некогда поесть, в интернете только сайт Федеральной Базы ЕГЭ…и в редкие минуты утреннего покоя – ВКонтакте. Новость на стене друга не задела, просто кольнула: «Пропала девушка! Екатерина Морозова!». Потом опять работа, работа, работа. Потом семейное торжество и случайный разговор с сестрой: «Слышали, девушка пропала?», выяснилось, что девушка знакомая племянницы. И на следующей день – с головой в эту историю, читаю, читаю, читаю…

— Абитуриенты отходят на второй план – ведь у них все хорошо, они поступают в наш институт, у них впереди веселая студенческая жизнь… А тут беда…
На то, чтобы прочитать все, что уже было известно об этом случае и что было сделано, ушло 3 дня. Еще день – понять, как передавать новость дальше, и как вообще ориентироваться в потоке информации…

— Первые листовки с фотографией пропавшей девушки расклеила по своей улице и в близлежащем районе. Были какое-то странные, противоречивые чувства – неловкость (люди оглядывались, подходили посмотреть, что там повесили за объявление, разная совершенно реакция людей сбивала с толку: «Боже, какой ужас!»; «Таскаются где попало, а потом их ищут!»; «Бедная девочка, молодая совсем, куда ж ты делась…» и т.д.), гордость какая-то (а вдруг это и правда сработает и девочку кто-то узнает, видел), тоска (где же ты, где…вспоминаются свои 19 лет – радость каждому дню, ведь все замечательно!). Чувствовала себя причастной к развернутой борьбе за жизнь этой девочки и …. восхищение людьми, которые бросив все, поехали искать!

Муж Натальи — Геннадий Пшеничнов тоже волонтёр  «ОренСпаса». Они познакомились на поисках. Позже сыграли первую «оренспасовскую» свадьбу, а их сыну Ромке уже исполнилось 5 лет.

Ещё одна семейная пара, которая появилась в отряде Марина Шурупова и Алексей Беляков. Сейчас они живут в Башкирии, но остаются на связи с «ОренСпасом: помогают информационно и приезжают на поиски. Марина вспоминает:

Городской конкурс добровольцев «Летопись добрых дел» 2012 год. На фото: Марина Шурупова, Ирина Зацепина, Юрий Материкин

 — Я пришла в отряд в 2011 году. На остановке увидела ориентировку о пропаже молодой девушки Ирины Никольской и подпись, что дома ждет новорожденный ребенок. Я сама тогда была в декрете. Поискала в интернете и наткнулась на страницу «ОренСпаса», читала всю ночь. Утром поехала расклеивать ориентировки, потом поиски на Невельской,  потом какая- то лесопасадка, потом затянуло… Поиски женщины, неблагополучной….  И глаза ее дочери…она же мама. Обе не найдены до сих пор.

Ну, и веселые поиски парня в Ивановке. Сначала увидели его машину в соседнем от нашего дома дворе, потом он сам открывает дверь, а мы ему штук 50 ориентировок на него отдаём. И помню слова благодарности его мамы-инвалида, слезы ее. Кстати, он приемный сын.

«ОренСпас» на поисках Нины Кобзевой

Евгений Клевогин, ещё один отрядный «старичок», который пришёл в в «ОренСпас» со дня его основания.

А я в «дооренспасовские» времена участвовал во всяческих мероприятиях типа ночных игр «Энкаунтер» и внедорожных покатушек. И еще тогда мне начали приходить в голову мысли о том, что люди, состоящие в подобных группах, во-первых, оснащены всяческими прибамбасами типа раций-фонарей-компасов-навигаторов, во-вторых, умеют всем этим добром пользоваться, в-третьих, уже разбиты на слаженные и притертые команды и экипажи, и в-четвертых, в принципе легки на подъем, обладают некой жилкой авантюризма и готовы в любой момент сорваться и пойти полазить по лесу или по каким-нибудь недостроям. И что было бы очень неплохо, если бы все эти граждане в случае пропажи человека направляли свои знания, умения и хотения в сторону его поисков. 

Но, до какого-то момента эти мои мысли так и оставались просто мыслями. Самое смешное, что мне почему-то даже не приходило в голову, просто элементарно открыть интернет-поисковик и посмотреть, нет ли чего-нибудь такого в природе уже реализованного на практике. В общем мысли периодически приходили, потом уходили, а затем снова возвращались.

В 2011 году, на одном из интернет-ресурсов я наткнулся на интересную тему. Форумчанин обращался к московским автомобилистам с призывом присоединиться к поискам грибника, пропавшего в лесу. Ссылка из этой темы вела на форум некоего поискового отряда «Лиза Алерт». На поиски в Москву я конечно не поехал, но мои старые мысли на тему «было бы неплохо бы» вернулись в очередной раз. Я зарегистрировался на форуме этого отряда и начал его читать.

В процессе изучения я выяснил две вещи: во-первых, все мои «было бы неплохо бы» оказывается уже вполне себе обрели реальное воплощение, и во-вторых, воплощение это «проживает» в Москве, а хотелось бы как-то поближе к местам моего обитания (в то время у ЛА по стране подразделений еще толком не было, по сути все движения были только в Москве и МО). И вот тут уже ко мне наконец-то пришла светлая мысль залезть в интернет, и я вышел на сайт Поиска Пропавших Детей, на котором были ветки по разным городам и областям нашей необъятной. Естественно зарегистрировался, начал неспешно изучать. 

Прошло несколько дней, я еще толком не успел ни во что вникнуть, и тут падает сообщение: «В Оренбурге пропала Екатерина Морозова, нужно организовывать поиски». В голове полная каша, ни черта непонятно, но надо общаться с полицией и родственниками, решать вопросы с ориентировками и распространением информации в сети и вообще как-то все разруливать. Но благо, на тот момент помимо меня в базе ППД уже было несколько человек. Списались — созвонились — встретились и начали движение…

А потом были поиски в лесу в районе хутора Степановский. Тогда для нашего города это было в диковинку, поэтому народу набежала куча. Это были возможно самые массовые поиски на моей памяти. Я естественно кинул клич на форумах «Энкаунтера» и внедорожного клуба, и людей из этих групп приехало довольно много. И вроде бы вот, свершилось мое «было бы неплохо бы»,  но нет — активные поиски по Морозовой закончились, а все эти граждане с рациями-фонарями-компасами-навигаторами потеряли к теме всякий интерес и ушли в закат. 😊 И ушли далеко не только они — ушла почти вся орава, которая была на первых поисках. Осталась нас небольшая горстка людей, которые решили организовать постоянный отряд и дальше продолжать в том же духе…

Обучающий семинар для школьников. На фото: Григорий Петренко и Анастасия Михайлова

Самым молодым членом отряда в 2013 году стала Настя Михайлова, сейчас она уже дипломированный специалист — медик. Вот как началась её жизнь в «ОренСпасе».

— В марте 2013 года зверски была убита моя родственница. В поисках какой-либо информации я зашла на сайт группы «ОренСпас». Нашла информацию, и здесь же увидела объявление о наборе волонтеров в отряд. Мне в голову закралась мысль: «Кто если не я?». Быть может именно я смогу помочь кому-то, кто попал в беду, чтобы родственники плакали не от горя, а от счастья. Я заполнила анкету и стала полноправным членом отряда. Так началась моя волонтёрская жизнь.

Первым «тревожным звонком» была весть о пропаже двенадцатилетнего мальчика. Мне предстояло распечатать ориентировки и расклеить их как можно быстрее. В этот день состоялась моя первая встреча с и руководителем отряда – Григорием Петренко. Он объяснил мне, чем больше людей увидят объявления о пропаже, тем больше вероятность, что ребенка найдут в кратчайшие сроки. Какова же была моя радость, когда на следующий день я узнала о том, что ребёнок найден живым.

Спустя некоторое время отряд начал готовиться к  Международному дню пропавших детей, который отмечается 25 мая. Символом этого мероприятия является цветок – незабудка. Он напоминает людям о тех детях, которые погибли, а ненайденным малышам помогает вспомнить дорогу домой, где их всегда любят и ждут родные.

Мне предложили поучаствовать в изготовлении этого цветка из атласных лент. Работа была долгой и кропотливой. Было немного трудно, но я из тех людей, которые упорством и настойчивостью добиваются своей цели. Не могу описать, как я была поражена тем, что эти цветочки участники с удовольствием пристёгивали к одежде, и даже, когда они закончились, желающих их получить не стало меньше. Здесь состоялось моё знакомство со всеми остальными участниками отряда.

Обучающий семинар в МЧС. На фото: Надежда Горохова, Альбина Аверина и Влада Фёдорова

Ещё одна отрядная  «малышка»  —  Альбина Аверина, хрупкая девушка с серьёзным позывным «Гром».

 — Я в 2011 году зарегистрировалась на форуме ПДД, в декабре мне написал Гриша. В 18 лет я пришла в отряд. Очень хотелось помогать, вот и помогаю как могу. Теперь для меня «ОренСпас» больше чем просто отряд, это уже маленькая большая семья.

— Больше всего мне запомнился поиск, где я была координатором. Мы искали пропавшего пенсионера, который ушёл из больницы. Я решила, что нужно осмотреть железнодорожный переезд и прилегающую территорию. Пропавшего мы нашли сидящим у отдела полиции с бутылочкой пива. Он никуда не торопился, а сотрудники, проходившие мимо, даже не подозревали, что мужчина в розыске. Еще хорошо запомнилось, как с Жанной по лесу как в кинофильме «А зори здесь тихие» по лесу на Бёрдах лазили.

Жанна Денисова за время своего пребывания в отряде успела родить вторую дочку и стала талисманом «быстрых поисков». Как только она находит с кем оставить детей и собирает рюкзак, поступает звонок о том, что пропавший найден. Волонтёры шутят, что если Жанна едет, то поиски пройдут молниеносно.

Поиски на местности. На фото: Григорий Петренко и Жанна Денисова

— Узнала о том что есть такие отряды когда искали Василису Галицыну, было страшно от того, что у меня растет такая же дочь, белобрысая, голубоглазая и беззащитная. Когда Василису нашли и стало понятно, что если бы оперативно искали в первые сутки, ее можно было спасти, я решила что я хочу помогать искать людей которым нужна помощь.

— В сети я нашла страничку нашего отряда в Вконтакте. Тогда шли поиски Александра Пипко.  Я списалась с Григорием и мы договорились, что пока я буду помогать информационщикам размещать информацию по группам. Потом был первый выезд на местность и тогда я уже поняла что это мое.  Я помню практически все поиски, ведь за каждым из них стоит человек со своей историей.

На учениях с оренбургскими спасателями

Виталий Кавров уехал из Оренбурга, но продолжает общаться с отрядом и приезжая в город, всегда встречается с ребятами.

— Я пришел с третьей попытки. Сначала катался на поиски самостоятельно и сделал сайт по пропавшим, а потом всё таки воссоединился с единомышленниками. Самые запомнившиеся поиски, когда мы на Донгузском полигоне искали мужчину, ушедшего с бахчей и боялись, что на снарядах подорвемся. Ещё запомнил поиски, когда искали ушедшего за вербой мужчину, но нашли его погибшим. Если бы нам на два дня раньше сообщили, все могло бы сложиться по-другому…

Поиски Рашида Фахрутдинова в Донгузе

Максим Ткаченко — позывной «Бэтмен». Этот парень появляется из темноты, снимает дорогой костюм, вытаскивает из багажника машины резиновые сапоги, переодевается и идёт искать.

— Впервые на поиски я попал в мае 2015 года. До этого был просто сочувствующим, читал ориентировки, все решался  — поехать или нет. А в мае сошлись звезды и ранним субботним утром поехал увеличивать количество добрых дел. Все поиски со своим привкусом, в разные моменты ты то переживаешь за потерявшегося, то за ребят из отряда, то за родственников.

— Каждый поиск примеряешь на себя как рубашку, думаешь, а что бы ты сделал, если бы попал в такую ситуацию? И каждый раз всего один ответ — надо быть просто внимательным: к себе, к окружающим тебя близким или соседям, к прохожим наконец, потому что всегда есть возможность сделать добро, не доводя дело до поисков. Как то-так ребятки.

Форум добровольцев «Мы вместе»

Максим Солодовников впервые познакомился с отрядом на праздновании дня рождения в 2014 году, а перед этим съездил на свой первый поиск.

— Наткнулся в сети на ориентировку, где было написано, что нужна помощь добровольцев и электронный адрес. Написал, что готов помогать, так и попал в «ОренСпас». Потом был первый поиск, мы искали начальника службы безопасности одного из торговых центров, ну а потом затянуло…

Про Ирину Ромакер в отряде ходят легенды, что «потеряшки» сами находят её. Практически все поиски, которые она координирует, завершаются успешно. Кстати, Ирина мама троих детей, а её старший сын уже помогает волонтёрам с расклейкой ориентировок и ждёт, когда ему исполнится 18 лет, чтобы выезжать на поиски.

На учениях. Ирина Ромакер контролирует погружение водолаза

Ирина вспоминает, как она пришла в отряд:

 —  Я пришла в «ОренСпас» после того как съездила на поиски в Абдулино, где мы искали четырёхлетнего мальчика и его отца. Вообще у меня сразу сложилось такое чувство, что с ребятами всю жизнь знакома.

— В 2018 году 9 марта пропала девушка с диагнозом «шизофрения». Я взяла координировать поиск, встретились с родственниками, они мне показали откуда она ушла. Мы распределились по экипажам, я поехала с родственниками в полицию подавать заявление и по дороге постоянно пыталась дозвонится до пропавшей. Через некоторое время девушка взяла трубку и сказала, что она на заседании, поздравила с праздником и попрощалась со мной.

— Я попросила Гену Пшеничнова поговорить с ней. И это получилось, пропавшая стала с ним разговаривать. Гена выяснил, что она находится на вокзале. Мы поехали туда.  Я поднялась на второй этаж, а Гена и Евгений пошли по первому. В зале я увидела девушку, она говорила по телефону, но не подходила под описание пропавшей. Я прошла мимо и случайно услышала ее разговор по телефону, по которому поняла, что это наша «потеряшка». Так мы вернули дочь родителям. 

Было ещё несколько случаев, когда выезжаем на поиски, выходим из машины, а тут вот он, потерявшийся стоит. И так бывает…

Лилия Кабаева числится в отряде одна, но на поиски всегда приезжает с «подмогой» — со своим супругом.  Она незаменимый «прозвонщик», который оперативно и качественно собирает информацию.

— В конце 2016 года, был какой-то громкий поиск, о котором я услышала и заинтересовалась деятельностью  «ОренСпаса». Заполнила анкету. Начала общаться с ребятами в интернете, передавала бумагу, скотч, печатала ориентировки. На поиски и более близкое общение, почему-то не решалась идти. Приняли меня практически «невидимку» в отряд. Потом поехала на первый поиск, и понеслось… Дальше -больше, думала, попробую себя в этом деле, надоест или не понравится что-то уйду. Но теперь «ОренСпас» стал частью моей жизни. 

Учения. На фото Надежда Горохова

Надежда Горохова в отряде с 2017 года, но на её счету уже большое количество поисков.

— В отряд я пришла в декабре 2017 года, хотя до этого уже не раз была на поисках с «ОренСпасом». В ноябре мы искали пропавшего грибника. Всю ночь лазили и ползали по лесу, но к сожалению никаких результатов не было. Его нашли спустя трое суток. Очень радостно было услышать: «Найден! Жив!» На этих поисках я услышала часть разговора между Жанной и Гришей, которые шли за мной «… В хозяйстве всё сгодится… » Когда я обернулась, они в два голоса сказали «про тебя, про тебя говорим».  А в декабре Григорий написал мне и пригласил на собрание «новичков «, так я и попала в отряд.

Владислава Федорова появилась в отряде не так давно, но уже координировала поиски и нашла живым пропавшего.

 — Пришла в «ОренСпас» спонтанно, не обдумывая, просто увидела видео о поисках у нас в Оренбурге  услышала название организации которая этим занимается, нашла группу, написала всем админам вопрос. как к вам попасть. Мне скинули анкету и приняли. Самый запоминающийся поиск был по Першину. Поступила заявка, собрали информацию и был выезд на место. Запомнился он тем, что искали ночь, было темно и страшновато. Новая обстановка, совсем по-другому себя чувствовала, чем днём когда все видно.

Акция «Бессмертный полк». На фото: Надежда Горохова, Наталья Пшеничнова, Ирина Ромакер, Альбина Аверина

У каждого из поисковиков своя интересная история появления в отряде. Сергея Проня позвали прогуляться по лесу, он и не догадывался, что едет на свои первые поиски. Мария Пархоменко пришла в отряд после поисков похищенной девочки, Денис Морозов ездил на поиски в Оренбурге, а сейчас помогает организовать работу в Бузулуке.

Каждый из волонтеров отряда имеет свою историю и свой самый запомнившийся поиск.  За семь лет «ОренСпас» сплотился в дружную команду, которая готова по первому зову прийти на помощь.

В одном из интервью Григорий Петренко сказал фразу, с которой согласятся все члены отряда: «Смысл участия в «ОренСпасе» — это помощь людям, попавшим в в одну из самых страшных ситуаций, которые могут случиться. И когда поиски заканчиваются успехом, «спасибо» людей радует гораздо больше любой зарплаты. Если я могу помочь, то почему это не сделать?»