ПРОнефть. Роман Андросов о работе маркшейдера, возможностях геоинформационной системы и любви к географии

В разработке нефтяных месторождений роль маркшейдеров очень важна. Их участие начинается на этапе разведки, с определения границ месторождения и расположения разведочных скважин, и продолжается, когда добыча уже идет полным ходом. От точности маркшейдерско-геодезических измерений напрямую зависит качество работы буровиков и строителей. Бдительные контролеры границ горных отводов и норм земельного законодательства, эти специалисты сопровождают весь процесс разработки вплоть до рекультивации земель после завершения всех работ на месторождении.

Роман Андросов — ведущий маркшейдер управления маркшейдерско-землеустроительных работ «Газпромнефть-Оренбурга». Со времени его прихода в компанию молодым специалистом прошло более шести лет. За это время команда маркшейдеров предприятия увеличилась, а технологии шагнули далеко вперед. Но одно осталось неизменным – увлеченность своей профессией.

Региональное информационное агентство RIA56 продолжает серию партнерских материалов о профессиях, которые заинтересовали нас в нефтяной сфере. Публикация за публикацией мы знакомим читателей с людьми, которые работают в одной из ведущих отраслей региона, рассказываем о редких и популярных специальностях, раскрываем их с самых необычных сторон.

— Роман, как вы пришли в «нефтянку» и что повлияло на выбор именно этой специальности?

— Я с детства отличался техническим складом ума. Родители были строителями, и я тоже решил пойти по этой стезе. Закончив архитектурно-строительный факультет Оренбургского государственного университета по специальности инженер городского кадастра, полгода проработал в межевой компании. Потом меня пригласили в «Газпромнефть-Оренбург», где как раз требовались инженеры по землеустройству – и здесь началось самое интересное.

Нефтегазовая специфика была для меня незнакома, каждый день приносил новые знания и новые открытия. Потом я прошел курс переподготовки в Новосибирске и получил диплом горного инженера по маркшейдерскому делу – той специальности, по которой работаю сегодня. Но лучшим «университетом» стала практика и совместная работа с коллегами над созданием и продвижением проектов по улучшению рабочих процессов.

— Что это за проекты? Расскажите о них.

— Главная разработка, которой мы можем гордиться, — электронная геоинформационная система. В нашем ведомстве находится вся информация о том, где какой объект расположен, как к нему подходят коммуникации и так далее. Когда я только начинал работать в «Газпромнефть-Оренбурге», вся она, в основном, хранились на бумаге. Это было очень неудобно: чтобы узнать что-то, например, о строящейся скважине, нужно было найти и изучить документ.

Сейчас у нас целое управление, а тогда, в 2013-м, маркшейдерско-геодезический отдел состоял всего из нескольких специалистов. Но мы с коллегами с энтузиазмом взялись за дело и создали единую базу данных, состоящую из множества слоев. В нее можно подгружать различную информацию, включая данные аэрофотосъемки и пространственно-геодезических измерений, а главное – оперативно в нужный момент получать высокоточные сведения о расположении всех участков, объектов и коммуникаций, о проводимых работах, землепользователях и много другой необходимой для работы информации. Все это дает возможность в кратчайшие сроки и с высокой степенью детализации проектировать новые скважины с учетом уже имеющейся инфраструктуры.

— В чем заключается миссия маркшейдеров? Где начинается и где заканчивается ваша работа?

— Маркшейдеры полностью сопровождают процесс застройки и эксплуатации месторождения. Инженерные изыскания по части геодезии, изучение местности и составление карт проводятся параллельно с геологоразведочными работами. Затем начинается этап проектирования, поиски решения оптимального расположения объектов. Если коротко: геологи дают нам координаты точек под землей, куда нужно пробурить скважины, а мы определяем оптимальные «маршруты» скважин и коммуникаций к ним, расположение устьев на поверхности, учитывая рельеф местности, гидрографию и многое другое. При этом контролируем и то, как буровики «приходят» под землей к заданным целям. Важную часть работы составляют наблюдения за оседанием поверхности земли и деформациями инфраструктуры месторождений – резервуарными парками и высотными сооружениями. Для этого на наших месторождениях разработаны геодинамические полигоны и опорная маркшейдерская сеть.

На протяжении всего времени строительства мы следим за тем, чтобы подрядчики не нарушали границ, отведенных под стройплощадки, чтобы качественно был снят плодородный слой почвы и не происходило его перемешивание с минеральным грунтом, а после завершения строительства – за приведением участка в соответствие с целевым использованием земель.

— С каким оборудованием работают современные маркшейдеры? И насколько оно отличается от того, которое использовалось, скажем, двадцать лет назад?

— За двадцать лет в нашей профессии значительно изменились методы измерений и обработки данных. Прогресс в области геодезического оборудования, автоматизация и новейшее программное обеспечение позволили сделать нашу работу намного эффективнее, исключив человеческий фактор во многих процессах и расчетах. Вместе с тем, увеличились темпы добычи и поменялось законодательство. Технологии непрерывно совершенствуются, и мы тоже стремимся идти в ногу со временем.

Например, из полевых инструментов последнего поколения используем роботизированный лазерный сканер – автоматизированный оптический прибор. Он дает возможность получать данные о пространственно-геометрических характеристиках объекта в десятки раз быстрее, чем при использовании ручного оборудования. А современное программное обеспечение позволяет с точностью до кубического сантиметра рассчитать тысячные объемы объекта, будь то срез почвы, отвал грунта или шламовый амбар.

Кстати, все идеи и предложения нашего отдела сегодня реализованы и приносят реальную пользу. В том числе идея по созданию базовых спутниковых геодезических станций, в режиме реального времени передающих поправки, необходимые для работы с высокоточными геодезическими приборами.

— Большую часть времени маркшейдер проводит в «поле» или в офисе за компьютером?

— Пожалуй, «50 на 50». Мы выезжаем в «поле» для передачи объектов под строительство и выполнений различных замеров и проверок, чтобы все работы выполнялись в соответствии с проектными решениями. Оставшееся время занимает офисная работа, ведение баз данных, пополнение слоев геоинформационных систем, камеральная обработка полевых материалов… В общем, работы хватает по всем фронтам.

— Как вы отдыхаете от бесконечного потока информации, «перезагружаетесь»?

— Я уже привык жить в таком ритме и в другом себя просто не мыслю. В свободное время занимаюсь спортом, хожу в тренажерный зал — это очень помогает «выпустить пар». Кроме того, у меня есть мотоцикл. По вечерам езжу на нем по лесу – так я, во-первых, не мешаю отдыхать другим, а во-вторых, на меня оказывает благотворное действие единение с природой. Зимой с той же целью одалживаю у товарища снегоход. Люблю путешествовать, каждый свой отпуск планирую так, чтобы посетить какую-нибудь новую страну.

— Как вы считаете, какими главными качествами должен обладать специалист вашего профиля?

— Самое главное – это самоорганизация. В условиях многозадачности очень важно умение четко планировать время, чтобы все успевать и не выбиваться из графика. При работе с измерениями нельзя допускать технических ошибок, поэтому необходимо уметь сосредотачиваться, концентрироваться на работе, не давая внешним факторам повлиять на ее выполнение – это еще одно немаловажное условие. Ну и, наконец, стрессоустойчивость. Вначале своей профессиональной деятельности, сталкиваясь с какими-то сложными вещами, я, бывало, начинал паниковать. Сегодня на любую задачу смотрю хладнокровно и задаю себе вопрос: что я могу сделать в этой ситуации? Умение правильно оценивать риски и быстро принимать решения, учитывая высокую ответственность нашей работы, — кстати, в этом же списке. Разумеется, маркшейдер должен также находить общий язык с людьми, чтобы правильно организовать работу. Без всех этих качеств в нашей профессии делать нечего.

— Поделитесь своим секретом: что нужно делать, чтобы стать успешным маркшейдером?

— Любить географию. Меня с детства притягивали карты. В моей комнате на стене висела большая географическая карта, которую я мог подолгу рассматривать. В школе география была любимым предметом, а самой любимой темой – система координат. Еще на школьной скамье меня удивляло, как ее можно не понимать. До сих пор иногда сталкиваюсь с тем, что некоторые строители-подрядчики испытывают затруднения с определением координат объектов. Так прямо им и говорю: «Коллеги, ну мы же это в школе проходили! Открывайте учебники – и повторяйте».

В университете, во время практики, мне легче, чем большинству студентов, давалась геодезия. Думаю, потому что мне это было интересно. А когда устроился маркшейдером в «Газпромнефть-Оренбург», география раскрылась для меня всеми своими гранями. Я считаю, без увлеченности невозможно добиться успехов ни в одной области. Чтобы стать хорошим специалистом, нужно любить свою работу – это главное условие.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.