Стало больше меломанов. Музыкант из Оренбурга рассказал о молодежной культуре города

В Оренбургской области, как и в любой другой точке мира, существует не только официальная культура, но и подпольная. Клубные концерты, уличные театры, неофициальные фотовыставки – все это огромная неизведанная материя. Но она есть.

О состоянии современной оренбургской музыкальной подпольной сцены рассказал создатель группы Krion Venas и молодежного музыкального сообщества области «E:\music\Оренбург» Михаил Конатус.

— Ты проводил на днях опрос среди музыкантов, где одним из вопросов был «Чего не хватает местным музыкантам?».

— По большей части, ответы от каждого были предсказуемы. Была прямая зависимость от того, насколько опытен музыкант, насколько разбирается в музыкальной деятельности и не только. Для начинающих или неопытных актуально ответить «Нет площадок» или близкое к нему «Не хватает аудитории». Отчасти вопрос «где выступать» касается и серьезных групп. Те же, кто занимается этим долгие годы, отвечают «недостаток разнообразия» или «чтобы было желание развиваться у других».

— И как же решить проблему?

— В идеале нужно одно подходящее большинству актуальных групп место для выступлений, желание у них развиваться и ориентир на выход за пределы города, а лучше страны.

— Как вообще оценишь состояние местной сцены?

— С 90-х по 2013-2014 годы была глубокая стагнация. В тот промежуток времени главная проблема заключалась в том, что группы, коллективы и музыканты, к сожалению, находились в той же ситуации, что и эта страна в целом — в отсутствии грамотно построенной музыкальной индустрии, как на Западе, которой не было примерно до десятых. В условиях Оренбурга добавлялся и вопрос «ограниченности», отсутствия прогрессивного взгляда. О каком развитии могла быть речь, если топовой группой того времени считали ту, что изначально прогнулась под формат радио?

— А что по жанровому разнообразию?

— Что хорошо — у нас нет жанрового застоя, есть развитие стилистическое. В данный момент нет ключевых трендов в широком смысле.

— Ранее в городе работали несколько организаторов концертов – Александр Рыжков, Максим Объедков, Марат Искандеров, Ильяс Юсупов… В последнее время замечаю разве что деятельность Ильяса. Куда делись остальные?

— Никуда не делись. Марат Искандеров занимается своей профессиональной деятельностью и делает концерты время от времени. Александр Рыжков от рок-концертов перешел к формату вечеринок электронной музыки, где также успешно привлекает внимание. Его «Серенады» проводятся уже и за пределами города. Максим Объедков занимается баром «Дом», где также приглашает выступать тех, кто нравится ему по формату, и для кого «Дом» удобен в плане выступлений. Тем более, что есть и площадка на улице для этого. Кроме того, Александр и Максим курируют концерты, которые проводятся другими организаторами.

— С группами вроде ясно все. Как изменился зритель?

— Стало больше меломанов.

— Раньше музыканты часто конфликтовали между собой в Интернете, иногда твои реплики случайно подогревали их…

— Это и конфликтами нельзя назвать. Если бы со стороны тех, кто в музыкальной деятельности не разбирается, были весомые аргументы по делу, то и обсуждения были короткими. На деле же отсутствие аргументов и желание доказать обратное приводили к подобию конфликта.

— Некоторые представители культурного подполья Оренбурга три-четыре года назад хотели  создать некоммерческую организацию, которая помогала бы местной сцене – что-то вроде профсоюза музыкантов. Не бред ли?

— Люди, имеющие к музыкальной деятельности посредственное отношение, априори озвучивают бредовые идеи. Им нужно подтянуть компетенцию и опыт.

— Мне известно, что некоторые группы разной стилистики обращались даже в региональный центр развития культуры за поддержкой своего творчества. Добились такого единичные исполнители. Молодежное творчество региону не нужно?

— Каждую ситуацию нужно рассматривать отдельно. Факт, что некоторые выступают на «Ночи музеев» или еще где-то, ничего не меняет в отношениях с официальной культурой — и до них такие взаимодействия были.

— А с них еще требуют каверы на популярную музыку…

— Потому что компетентность не позволяет понять, почему конкретный коллектив стоит брать на официальные мероприятия.

— На каких местных исполнителей ты бы порекомендовал обратить особое внимание?

— Поправлю — не исполнителей, а музыкантов. Исполнители — в кавер-группах. Стоит обратить внимание на любую группу или музыкантов, у которых есть свое творчество, если оно имеет широкую поддержку. Можно поискать какой-нибудь альбом в сети «Вконтакте», например. Обычно этот альбом имеет сотни лайков и репостов, он цитируется и получает рецензии. Таким нехитрым образом можно узнать, кто на самом деле интересен слушателю, а кто делает видимость своей «популярности», накручивает ее.

— Какой ты видишь оренбургскую сцену, через год, два, пять? Твое видение об идеале я понял, но чего реально стоит ожидать?

— Ничего не вижу и не жду. Чтобы не разочаровываться, не нужно очаровываться ожиданиями, иллюзиями. Не в Оренбурге, так в Самаре или Хабаровске будут появляться музыканты, которые своим появлением у нас будут показывать пример, которым нужно вдохновляться. Трезвый взгляд и стремление к развитию и движению — то, что актуально сквозь время.

Фото: Марина Сергеева и Игорь Гавриленко

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.