Валерий Полянкин: Заниматься творчеством в нашей стране можно только с одной целью — самореализация

Фото: Вадим Славкин/Geometria.ru

В андеграундной культуре Оренбурга есть личность, которую зрелые люди уважают за вклад в местную музыку, и которой восхищаются молодые авторы. За время жизни здесь Валерий Полянкин успел создать несколько интересных групп и поучаствовать в организации фестивалей «Оренсток». Сейчас автор песен и поэт живет в Москве, в свободное время играет в футбол, но не прекращает заниматься творчеством. О своем отношении к оренбургской музыке, собственной поэзии и о несостоявшейся карьере спортсмена Полянкин рассказал в интервью RIA56.

«В принципе не приемлю фразу «Где родился, там и пригодился»

— Даже после переезда в Москву ты часто надолго приезжал в Оренбург и выступал, сейчас же визиты почти прекратились.

— Вообще, тема отъезда из Оренбурга не должна быть применима ко мне как существенный факт. Я уехал из «Степной Пальмиры» еще в 2005 году. И с тех пор по занятости и работе я в столицах. Если бы не стал собирать группы и участвовать в мероприятиях в регионе, никто бы и не сказал, что я «вернулся в Оренбург». Просто хотелось создать здесь какие-то интересные творческие проекты, которые бы конкурировали на больших площадках мегаполисов. Во многом это удалось с «ИNDEЯ».

— А почему ты переехал тогда?

— Я юрист, госслужащий. Поэтому и приехал в Оренбург в 1998 году. Сам я родом из Кумертау. Вообще причин много, но в принципе не приемлю фразу «Где родился, там и пригодился».

«В Оренбурге это не интересно, никому не нужно…»

— Ты играл блюз, рок-н-ролл, пост-панк, сейчас двинулся в направлении православного фолка. Играл в огромном количестве проектов, вроде «Grimbl», «Zabriskie Pont», «Buturama», «Polyankin Special Station», «ИNДЕЯ», «Спутник56» . Откуда такой разброс?

— Просто хочу писать и сочинять как можно разнообразнее, но в то же время органично, по Станиславскому. Я просто не умею «писать в стол». Мне интересна магия выступлений, работа в студии и рождение песен.

— В чем, по-твоему, разница между московским и оренбургским зрителем/слушателем?

— Выступал я в столице где-то в 2001 году. Вижу в зале знакомые по Оренбургу лица — футболисты, чиновники, компания в 20-30 человек. После концерта общаемся, спрашиваю: «А почему в Оренбурге не приходили на концерты? Ведь мы начали проводить такие классные мероприятия, фестивали «Оренсток», «Наши в городе» — весь регион гудел!». Ответ изумил: «Ну в Оренбурге это не интересно, никому не нужно…»

Фото: А. Степанова

— Настолько все было плохо?

— После очередного фестиваля в начале нулевых главный в комитете культуры области сказал мне: «Валера, кому нужны ваши «оренстоки» тут?! Вот я бывал в Европе, в Чехии ходил на «Rolling Stones» — там это мощь, массово! А тут кому ваш гитарный шум нужен?! Завязывайте!». Вот в этом разница. Отношение к своему — как к барахлу.

— И как оно проявляется?

— В новое время к этому присоединились и местные музыканты — им проще петь «Ленинград» и гнить в кабаках, чем менять реальность в лучшую сторону оригинальным материалом и творческим подходом. В лучшем случае: возьмут в группу духовые и думают, что трубы и виолончели что-то изменят. Это только мнимость успеха и подмена понятий, скудоумие и ограниченность.

— А как же свое творчество?

— По идее они творческие люди, но это не так. Раньше с одной стороны была официальная сцена, экран и эфир, с другой — самобытные творческие коллективы, самиздат, концерты и фестивали. Теперь все едино. На экране — Валерий Меладзе, в кабак придешь — и там Меладзе, в лучшем случае… Когда «адепты» и «звезды» кавер-групп мне говорят о необходимости заработков, значимости своей деятельности — они правы лишь в одном. Поэтому им место только в меню заведения и прейскуранте на банкет.

— Но такая обстановка не могла появиться сама по себе. В чем же причина?

— Сегодня заниматься творчеством в нашей стране или, если угодно, «сферой музиндустрии» можно только с одной целью — самореализация. Все остальное — нездоровый компромисс с собственными убеждениями.

— Чтобы ты посоветовал молодым начинающим музыкантам?

— Молодым музыкантам ничего нельзя советовать! Если взялись за гитару и поют свои песни — они по определению круты, все знают сами и рвутся на передовую всемирной поэзии. Главное быть честным перед самим собой!

«Чтобы издаться – важно поработать над словом»

— Поэзию ты не забросил? Продолжаешь издаваться?

— Пока нет. Чтобы издаться — важно поработать над словом, над изложением в книгу. Все, что я издавал, и все, что вышло, не выдерживает никакой критики! На моменты выхода своих сборников я остро чувствовал желание опубликоваться — больше ничего. Разума и времени поработать над этим не было. Как нет и сейчас.

— Сейчас ты считаешь, что твои издания нуждались в серьезной доработке?

— Да. Конечно! То, что опубликовалось – это не стихи, а тексты песен. Но, честно сказать, и этому я рад.

— Я активно интересовался твоим творчеством. Местами было впечатление, будто тексты написаны разными людьми. Это только личная интерпретация слушателя и читателя или в тебе живет несколько лирических героев?

— Для каждого автора должен быть внутренний вызов, чтобы потом сказать себе «Ай, да Пушкин! Ай, да сукин сын!». Своеобразная атмосфера создается позднее, но посыл должен быть изначальный — его лишь важно поймать и поддержать саундом, но только если речь о песне.

«Я играл в футбол в 90-х, в регионах никто никому не был нужен»

— Расскажи о своей деятельности в футболе. Как-никак, не все в Оренбурге могут помнить тебя, как спортсмена.

— Это в прошлом — я футболист клуба «Рассвет» из Кумертау и ФК «Гастелло» из Уфы. В столице я участник футбольных турниров только на любительском уровне — лиги ЛФЛ и прочее.

— Это тоже всегда было лишь методом самореализации или хотелось сначала попробовать пробиться на профессиональный уровень?

— Я играл в 90-х, когда в регионах никто никому не был нужен. Со мной играли очень классные и талантливые ребята. Никто из них не пробился на хороший уровень. Я о себе тут даже не должен упоминать.

— Как думаешь, твоя песня «Футбол» могла бы при соответствующем резонансе понравиться россиянам больше, чем трек, ставший гимном ЧМ-2018?

— Я не знаю. Это вопрос финансовой заинтересованности. Все очень просто: есть бюджет — есть популярность и ротации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.