Железный характер помог и на войне, в поисках медной руды. История орчанки Натальи Сибирской

Мемориальная доска с именем Натальи Сибирской несколько лет украшает дом № 18 на проспекте Ленина Орска Оренбургской области. Когда-то здесь жила семья известного геолога, получившего Ленинскую премию за открытие и разведку Гайского медноколчеданного месторождения, представительницы интересной профессии с непростой судьбой, характер которой не сломила, а закалила Великая Отечественная война.

Натальи Александровны не стало в 2011 году, но ее имя помнят и в Гае (где она признана почетным гражданином), и в нашем городе. Бережно хранит воспоминания о маме дочь, Татьяна Антипова, доцент Московского технологического университета (МИРЭА). Нам удалось встретиться во время одного из ее визитов в Орск. Вместе перелистываем пожелтевшие страницы фотоальбомов, и старые снимки красноречиво рассказывают о былом.

Из вожатых – в разведчицы

Вот еще школьницей Наталья, будучи старостой, участвует в слете вожатых. На другом фото, сделанном спустя несколько лет, готовится подняться в небо, мечтая стать летчицей.

– Мама родилась на Украине, в деревне Красная Гута, в декабре 1924 года, – говорит дочь. – Окончила семилетку, тогда такое образование получали немногие, в школу приходилось добираться за 25 км, в соседний райцентр. Мама всегда была очень активной и принципиальной, боролась за справедливость. В старших классах работала вожатой, потом поступила в пединститут в Чернигове. Но война нарушила планы. В 41-м году поезд в котором она с ребятами ехала в Калач-на-Дону разбомбили. В чужом райцентре мама осталась одна без средств к существованию. Уехать домой было невозможно.

Впрочем, и ехать-то было некуда, хотя об этом она узнает гораздо позже. Красную Гуту немцы сожгли вместе с населением, выжить удалось единицам. Чудом остались целы мама и младший братишка. Сестру насильно увезли в Германию, брат Григорий погиб. Отец в это время был на фронте.

А Наталью в чужом городе приютили незнакомые бабушка с дедушкой, за что она им была благодарна до конца жизни. Но прожила у них девушка недолго. Как и многие, добровольцем ушла на фронт. Окончив курсы медсестер, приняла боевое крещение у Сталинграда.

«Волга была красно-коричневой, а у берегов ее не было места, чтобы можно было ступить ногой на землю. Все было усеяно трупами», – вспоминала Наталья Сибирская в одном из интервью о страшных событиях 42-го года.

– Позже мама попала в зенитно-артиллерийский полк, где служила разведчицей, – рассказывает Татьяна Николаевна. – Докладывала начальству о сосредоточении войск противника. Однажды она вспоминала, как с напарницей пошли в разведку разными путями и ту поймали немцы. Издевались над девчонкой страшно. Разведчица умерла, истекая кровью…

В 1943-м после ранения Наталья Сибирская окончила двухмесячные курсы радиосвязи и стала радиотелеграфисткой. Одной из первых в полку она узнала о Победе в мае 1945-го. Но прослужить пришлось до сентября.

Всю жизнь она бережно хранила фронтовые фотографии, сделанные в последние месяцы службы в Польше и Германии, и оставленные на память снимки однополчан. Имеется в семейных архивах и «Личная благодарность» Сталина за участие в Сталинградской битве, и информация о награждении медалями «За оборону Сталинграда» и «За победу над Германией».

Ответственность взяла на себя

В сентябре, вернувшись на Украину, Наталья хотела поступить в Киевский университет на исторический факультет, но опоздала, там уже шли занятия. Ректор, узнав о ее боевом пути, предложил пойти на геологический, где оставались свободные места. Так она и освоила профессию геолога. Преддипломную практику летом 1949-го проходила на Горном Алтае.

— Мама рассказывала, что там ее укусила змея, – вспоминает Татьяна Антипова. – Спасла местная бабушка-травница.

Но даже после этого в профессии Наталья Сибирская не разочаровалась. По распределению попав на Урал, в 1950-м году она оказалась в поселке Еленовка Домбаровского района. Работала наравне с мужчинами в полях, с рюкзаком за плечами и молотком для сбора образцов минералов. В июне 1951-го ее перевели в гайскую геологоразведочную партию. Так она оказалась в поселении Калиновка. Поиск медноколчеданных руд, о залежах которых в этой местности стало известно еще в 30-е годы XX столетия, шел сложно. Некоторые исследователи утверждали, что район неперспективен. Работы велись в небольших объемах и не давали положительных результатов.

– Разведку в северной части месторождения уже планировали остановить, при бурении случилась авария, – говорит Татьяна Николаевна. – Руководство партии не хотело больше тратить деньги. Тогда мама дала телеграммы в Башкирское управление и в министерство с просьбой разрешить продолжить бурение под ее ответственность. Далеко не каждый способен на такое решиться, рискуя карьерой. Но она не побоялась. В результате руда все-таки пошла. Гайское месторождение оказалось самым крупным по меди и золоту в нашей стране и четвертым в мире.

За открытие месторождения группу из пяти геологов в 1961 году наградили Ленинской премией. Наталья Сибирская среди коллег оказалась единственной женщиной.

Люди, влюбленные в геологию

За 35 лет работы она прошла путь от участкового геолога до старшего геолога полевых тематических работ Гайской партии Восточной геологоразведочной экспедиции. Принимала непосредственное участие в открытии Джусинского месторождения. Ее муж Николай Михайлович Клопов тоже трудился геологом, правда, работали супруги в основном на разных участках.

– Мои родители были людьми, совершенно не склонными к потребительству, – отмечает Татьяна Николаевна, – они не обсуждали где купить новинки техники или мебель, зато постоянно говорили, что и где надо пробурить, душой болея за работу. Люди, влюбленные в геологию. В одном из писем, которое мама писала знакомой, кажется, редактору оренбургской газеты, значится следующее (Татьяна Николаевна достает из конверта пожелтевший листок):

«Вы назвали мою профессию героической и бескорыстной. Я лично считаю не так, потому что не сама по себе профессия является той или иной, а люди, ей владеющие. Ведь моя профессия в одних руках является предметом карьеры, самообеспеченности, а в других составляет сущность их жизни, в которую они полностью вкладывают себя. У последних трудно различить, где их личное, а где то, что относится к их профессии…».

– Мама никогда не считала, что сделала что-то особенное для родного края, что благодаря ее вкладу возник город. Она просто делала свое дело, отдавая ему всю себя.

За хорошую работу у Натальи Сибирской имеется множество наград и благодарностей. О том, что ее очень уважали и ценили, говорят многочисленные открытки и письма от знакомых и коллег со всей страны. Многие уговаривали ее бросить «захолустье» и перебраться в родной Киев, в Уфу или куда-то еще. Но она настолько была увлечена медным делом, что даже не думала о переезде. В 1968 году, получив квартиру в Орске, семья оставалась в Калиновке, лишь изредка наведываясь в город. Окончательно в Орск Наталья Александровна переехала уже в преклонном возрасте.

Сегодня разработка Гайского месторождения идет полным ходом, разведанных запасов руды здесь, как отмечают геологи, хватит не на один десяток лет. Жива и память о геологах, которые стояли у истоков, о тех, кто благодаря железному характеру не уступил, не сдался и в конечном итоге нашел то, что искал.

Людмила Светушкова, «Орская газета»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите слово или словосочетание и нажмите Ctrl+Enter.