Open post

Из-под полы не продаём. В Оренбурге отпраздновали День работника торговли

«Отрежьте мне метр ткани, такое платье сошьём! А конфеты сколько стоят?» – обращались, вспоминая прошлое, «покупатели» к «продавцам». Те, смеясь, утверждали, что из-под полы не продают, предлагали угоститься сладостями и рассказывали об экспонатах. Это сотрудники музея истории города ненадолго «сменили профессию» и встали за прилавки. Ведь 27 июля в парке «Тополя» в Оренбурге отметили День работника торговли – с выставками, ярмарками и награждением лучших в отрасли.

Как ещё провести вечер четверга, если не передвигаясь от палатки к палатке и рассматривая причудливые игрушки да украшения? Ярмарка-продажа ручных товаров в этот день встречала посетителей парка «Тополя». Аккуратно расставленные вязаные зайцы и коты, расписные часы, элегантные подвески, браслеты, брошки и мыло в виде милых фигурок, более похожее на статуэтки, по увлекательности ничуть не уступали выставочным площадкам.

— Подождите! Сейчас аппарат вас сфотографируем, и если вам понравится, мы бесплатно распечатаем снимок, — показывала девушка получившееся изображение. Вокруг этой площадки до завершения праздника толпилась очередь.

Не менее людно было и посреди парка, напротив сцены. Хотя в День работника торговли было бы противоестественно ничем не торговать, на празднике угощали фруктами, ягодами, выпечкой и горячим чаем. Вмиг разлетелся спелый арбуз, а за час от большого торта осталась лишь коробка. Кто не успел, тот, вопреки известному выражению, не опоздал: угоститься можно было в другом месте. Например, на площадке музея истории города. Он восстановил атмосферу рынков XVIII, XIX и XX веков. Самой популярной – из-за ностальгии по светлому прошлому? – оказалась советская палатка.

Весы, кассовые аппараты, старинные счёты, авоська и ткани. «Да, так и было!» — восклицали одни посетители. «Нет, обёрточная бумага была более плохого качества», — утверждали другие. А третьи просто с интересом погружались в историю – пока не дошли до приезжих торговцев, у которых в ларцах было всё-всё-всё. Музей не первый год собирает подобные экспонаты, так что ему было, чем заинтересовать людей. Тем более, сладкие товары раздавались. Но, как и Советском Союзе, узнавали об этом не все.

— А почём конфетки? – интересовалась прохожая.

— Возьмите кулёк, и будете вспоминать День торговли! – давали добро сотрудники музея.

История не ограничилась палатками: невольной фотозоной стала площадка с раритетными автомобилями. Яркие, стильные и симпатичные – рядом с ними расположилась выставка-продажа моделей машин. Да и другие модели – те, что восстановили образы прошлого – были рядом. Атмосферу поддержал духовой оркестр.

Но главным событием Дня работника торговли стало торжественное награждение лучших в отрасли. Предпринимателей и их подчинённых поприветствовала министр экономического развития, промышленной политики и торговли региона Наталия Безбородова.

— Этот вечер тёплый потому, что здесь собрались люди душевные, тёплые и откровенные. Многие из нас окунулись в те прошлые времена и поняли, что торговля была, есть и будет. Я поздравляю вас с замечательным профессиональным праздником! Насколько профессионально вы относитесь к нам, покупателям, зависит настроение всего Оренбуржья, — заверила министр, вручая виновникам праздника благодарственным письмом губернатора Оренбургской области.

Участников поблагодарил Игорь Шепель, заместитель председателя Городского совета, и пожелал им работать в том же направлении. Он вручал благодарность оренбургского Горсовета.

— За последние годы в этой сфере многое изменилось в лучшую сторону: и внешний вид торговых предприятий, и их ассортимент, и качество обслуживания покупателей. Вопреки любым трудностям вы не стоите на месте, постоянно совершенствуете свою работу, постоянно двигаетесь вперед! — напутствовал Игорь Шепель.

Всего в этот день заслуженные благодарности и почётные грамоты получили десятки лучших из лучших: от директоров предприятий до работников столовых. «Всё, что мы здесь сегодня видим, сделано вашими руками», — заверил глава Северного округа Сергей Чуфистов.

— Я считаю, что главное – это хороший коллектив. Тогда и не будет никаких проблем, — поделалась главным секретом успеха директор ресторана Infinity Мария Зубанкова. В этот день она тоже вышла на сцену за наградой.

Подобного мнения – всё идёт от коллектива – придерживается и Галина Григорьевна Храмушкина, заслуженный работник торговли и ветеран труда.

— Проработала 47 лет в сфере общественном питании. Очень благодарю администрацию за приглашение! Приятно, что нас помнят и ценят. Когда я начинала работать, у меня не было трудностей. Я первой начинала работать с болгарской строительной группой. И всё получилась! Был хороший коллектив, который никогда не подводил. Главное – это настроение нашего гостя. А для этого мы должны его встретить у порядка предприятия. Улыбка, чистота и вкусная еда! – поделилась воспоминаниями она.

Open post

Блогер Илья Варламов собирает миллион рублей для «Том Сойер Феста» в Бузулуке

Известный российский блогер Илья Варламов открыл благотворительный фонд сохранения исторического наследия «Внимание». В списке первых объектов, которые нужно спасать, оказались дома «Том Сойер Феста» в Бузулуке, что в Оренбургской области. На основе добровольных пожертвований общественный деятель планирует собрать для них порядка миллиона рублей.

Внимание! Сохраняем наследие

Фонд сохранения исторического наследия в России помогает активистам, которые возвращают красоту домам и архитектурным элементам. «Внимание» не только собирает средства для реставрации, но и консультирует волонтёров. Так, по замыслу создателей, можно спасти от разрушения не один элемент прошлого.

Стать участником благотворительной программы может любой проект. Инициативы принимаются не только от частных лиц, но и представителей администрации, собственников. Достаточно подать заявку через официальную форму, а дальше уже решит экспертный совет. Кстати, в него вошёл основатель движения «Том Сойер Фест» Андрей Кочетков. Волонтёры, вдохновившись известной сценой из романа Марка Твена, не первый год возвращают краски старинным особнякам.

Специалисты после экспертизы сами определяют размер выдаваемого гранта: от «крошечных» в масштабах реставрации 50-100 тысяч рублей до миллиона. Сотрудники фонда курируют отобранные проекты, помогают.

дом на улице Кирова, 40

— Сегодня есть запрос на сохранение исторического наследия, есть активисты, которые хотят этим заниматься. Но они существуют отдельно друг от друга, в поисках финансирования, спонсоров.  А у меня есть мощный медийный ресурс, возможность привлекать внимание к проблемам, — объяснил Илья Варламов на презентации фонда. – У фонда нет функции подменить государство в вопросе реставрации памятников архитектуры федерального значения. Речь идет о маленьких объектах.

«Первопроходцами» стали шесть проектов со всей России. Так, в Вологде ищут средства на восстановления уникальных дверей. В Сыктывкаре же нужно отремонтировать необычные советские неоновые вывески. А в Бузулуке – вернуть былую красоту сразу двум домам, за которые в этом году взялись местные «Томы Сойеры».

— У вас отличный проект! Круто, что есть активные люди, которые пытаются что-то изменить. Я хочу, чтобы люди поняли, что историческая среда представляет ценность. К сожалению, мы не понимаем наше богатство, не используем его. «Том Сойер Фест» это один из первых проектов, который я всецело поддержал, — сказал в видеопослании Илья Варламов.- Я буду вам помогать.

Миллион на деревянный бузулукский модерн

О том, что Илья Варламов поддержит движение в Бузулуке, RIA56 рассказывала местный координатор Анна Мельникова. Запуск переносился из-за этого: не было твёрдой уверенности в точной дате старта проекта. Так или иначе, сейчас продолжается сбор денег на реставрацию двух домов.

Для того, чтобы вернуть первому из них первозданный вид, требуется 120 тысяч рублей. Деревянный особняк на улице Кирова, 35/1 имеет героическое прошлое, ведь во время войны здесь разместилась продовольственно-вещевая база чехословаков. Время, увы, не пощадило уникальные декоративные элементы строения. Но по старым снимкам, которые предоставили собственники волонтёрам, их можно восстановить.

— Сейчас на доме совсем другие наличники, которые надо заменить на правильные. Нужно восстановить декор над левым окном. Новые хозяева дома относятся к нему бережно, они хотят воссоздать деревянную обшивку по боковым фасадам, готовы монтировать наличники сами. Готовы пускать всех желающих посмотреть на традиционный купеческий дом бузулучанина, — описывают проект координаторы.

Почти в восемь раз больше, 955 тысяч рублей, нужно, чтобы отреставрировать второй объект. Первоначально выбор бузулукских «Томов Сойеров» пал на него. Особняк на улице Кирова, 40 – последний, сохранивший башенки.

— Сейчас там проживает 5 семей, с не очень большим доходом, по мере сил поддерживают дом. Требуется вскрытие и изучение здания строителями, восстановление стены, замена сгнивших венцов дома и восстановление фасада.

Напомним, что «Том Сойер Фест» впервые прошёл в Бузулуке в 2016 году. Тогда активисты вернули былую красоту дому на улице Кирова, 38. За это время движением и местной, уникальной архитектурой – город считают негласной столицей деревянного модерна – заинтересовались иностранцы. В этом же году волонтёры усложнили задачу и взялись за два дома. Фестиваль восстановления исторической среды проходит и в Оренбурге.

Open post

Первый авангард. В Оренбурге открылся новый сезон «Том Сойер Феста»

Как когда-то известный персонаж Марка Твена вдохновил других на покраску забора, так и городские активисты, воодушевлённые общей идей, реставрируют дома. Под знаком «Том Сойер Феста» оренбургские волонтёры ремонтируют фасад особняка на улице Ленинской, 5. Новый сезон фестиваля восстановления исторической среды стартовал в воскресенье, 22 июля.

Фестиваль восстановления авангарда  

Случайные прогулки по центру города открывают немало интересных страниц истории Оренбурга. Так и координаторы фестиваля «Том Сойер Фест», не успев отдохнуть от первого сезона, нашли объект для второго. Внимание активистов привлекла необычная, круглая мемориальная табличка на фасаде векового особняка на улице Ленинской, 5.

— Изучали историю этого дома. Выяснилось, что здесь жил и работал художник-авангардист Сергей Калмыков. Мы узнали, что это за фигура, личность, и заинтересовались ещё больше, — вспоминал координатор движения в Оренбурге Александр Алексеев. – Многие дома в исторической части города такие. Чуть-чуть посмотреть, чуть-чуть поискать, и оказывается, что они интересные.

Оренбургские «Томы Сойеры» незначительно отошли от заданных фестивальных правил и выбрали объект, значимый с точки зрения истории. А не архитектуры. Ведь особняк в стиле модерн хотя и привлекателен, но входит в типичную средовую застройку. Именно она формирует облик города.

Вдохновившись творчеством Сергея Калмыкова, активисты представили необычный проект фасада. Предложить свой вариант мог каждый. Но утвердили лаконичную синюю краску и небольшое изображение на первом этаже дома. Активисты перенесут на стену рисунки авангардиста, гауптвахту и взорванный Преображенский собор. В 20-х художник, приехав в наш город, удивительно точно, осторожно и любя изобразил его.

Уникальность второго сезона отметил искусствовед Игорь Смекалов. Мало того, что волонтёры усложнили задачу и нацелились на новую планку, они дерзнули стать первыми и восстановить историю авангарда в Оренбурге. Когда в Витебске, напротив, увековечивают память.

— В Оренбурге исчезли практически все объекты, связанные с историей авангарда. Десять лет назад, когда я только начал заниматься этим вопросом, они ещё были. Поэтому я уверен, что вы заняты хорошим делом! Вы делаете первую арт-акцию, — объявил на приветствии Игорь Смекалов. – Вся эта улица связана с Калмыковым: художник постоянно перемещался…

«Остальное скрыла революция…»

Открытие нового сезона «Том Сойер Феста» в Оренбурге запомнилось необычным форматом. Если в прошлом году торжественная часть ограничилась лишь работами по очищению фасада, то в 2018-м для зрителей и волонтёров устроили небольшой концерт. А координатор фестиваля Андрей Чередниченко рассказал о прошлом района. Хотя выбранный дом и связан с именем Калмыкова, есть в его истории и другие яркие личности.

— Мы не нашли точной даты постройки этого дома, но известно, что он появился в 1905-1915 годах. Связан он с династией купцов Панкратовых. Так, Пётр Фёдорович, не единожды украшал Оренбург своими зданиями. Мы постепенно распутывали клубок и выяснили, что купец построил этот дом для своего сына – либо Ивана, либо Серафима. Об этом нас рассказал один из собственников, который живёт здесь более полувека. Остальные следы скрыла революция…

Более подробно о Калмыкове рассказал Игорь Смекалов. Подобный формат – от творчества до образования – ещё не раз пройдёт во дворе здания. Нередко «Том Сойер Фест» благодаря концертам и вечерам привлекает к себе внимание.

Шпатели наготове

На открытие пришли представители министерства культуры и внешних связей Оренбургской области и администрации города. В этом году, по словам Александра Алексеева, движение заручилось прочной поддержкой со стороны властей. Без неё было бы значительно труднее. При этом администрация сама вышла на фестиваль.

— В этом году у нас всё серьезно, — шутит координатор фестиваля. – Мы работаем по договору, срок его исполнения – 30 сентября. Надеемся, всё у нас получится, да и под дождями работать бы не хотелось. Кстати, в реставрации второго этажа нам поможет Фонд модернизации ЖКХ.

В прошлом году на одноэтажный особняк у волонтёров ушло ровно три месяца. В 2018-м они, учитывая прошлый опыт, планируют завершить реставрацию за два. Благо, ещё с первого «Том Сойер Феста» сформировался прочный костяк волонтёров, да и спонсоров стало больше.

— Мы получили грант по программе социальных инвестиций «Родные города». Купим собственные леса, инструменты. А один из спонсоров проведёт для нас обучение, — на вопрос о том, что ещё нужно фестивалю, Александр Алексеев, задумавшись, ответил: «Угощения для волонтёров». Движение будет радо любой, а не только финансовой помощи.

Активисты, вооружившись шпателями и щётками, сразу же после торжественного открытия отправились очищать фасад. Правда, парадную форму – белоснежные фирменные футболки фестиваля – пришлось сменить на обычную одежду. Ей-то не страшны пыль и ошмётки грунтовки.

— Я на фестивале уже второй год. Знала о нём ещё до того, как он запустился в Оренбурге. Тогда, помню, очень обрадовалась и удивилась, — рассказала RIA56 волонтёр Анастасия Равковская. А ведь первым в нашей области идею восстанавливать историю своими силами подхватили в Бузулуке. Здесь «Том Сойер Фест» проходит уже в третий раз.

По традиции, новичков «Том Сойер Феста» обучают и направляют. Александр Алексеев показал активистам, как правильно счищать слои прошлого. Вдохновлённый, к волонтёрам присоединился и глава администрации Южного округа Артём Гузаревич.

Два этажа «Том Сойер Феста»

— Сейчас мы будем счищать краску и штукатурку. Обычно пока её не трогаешь, всё смотрится очень пристойно. Это уже потом она начинает трескаться и падать. По опыту прошлого года: когда начинаешь шевелить её, понимаешь, сколько всего его предстоит! – поведал ход работ Александр Алексеев. – Дальше мы будем грунтовать, восстанавливать штукатурный слой, шлифовать и красить. Это самый лёгкий и приятный этап.

Координатор фестиваля признаётся, что этот дом находится в сравнительно хорошем состоянии, хотя некоторые архитектурные составляющие утрачены. Так, ранее утраченную входную группу восстановить не получится. А вот над другими декоративными элементами волонтёры ещё поработают. Например, воссоздадут рустовку.

— Трансформации в Оренбурге только начинаются. Во всяком случае, люди заинтересовались этой темой. Мы надеемся на поддержку местных жителей. Собственники сначала относились к нам с подозрением, но, увидев, что мы берёмся за дело серьезно, доверились нам. — резюмировал Алексеев. – Мы ждём волонтёров. График работ будем размещать на нашей официальной страничке в социальных сетях. Планируем встречаться вечерами по будням и в один из выходных дней.

Open post

Волонтер ЧМ из Оренбурга рассказала о футболе, болельщиках и чтении мыслей

фото: Максим Густарёв / welcome2018.com

Ирина Ухолова, только отложив учебники и конспекты после сессии, отправилась волонтёром в Самару на Чемпионат мира по футболу. Студентка из Оренбурга целый месяц жила мундиалем и вопросами: «Как пройти на стадион? А где мой ноутбук?» На днях она вернулась домой и в преддверии финальных матчей рассказала RIA56, насколько коварны иностранные журналисты и как за месяц развить «экстрасенсорные» способности.

Всё начинается с любви

Как и другие студенты, Ирина Ухолова учится в университете, выполняет задания, посещает дополнительные курсы и курирует волонтёрский сектор своего факультета. Она, вдохновляя других на благие дела, уже седьмой год участвует в добровольческих инициативах. За это время девушка трудилась на Чемпионате Европы по дзюдо, который проходил в Казани, помогала в организации военно-морского парада в Севастополе, вошла в движение «Волонтёры Победы», посещала форумы, например, «Балтийский Артек». А в марте этого года узнала, что стала частью Чемпионата мира по футболу в России.

— Я люблю не футбол, а спорт вообще. Поэтому мне, как волонтёру, был интересен Чемпионат мира в России, — призналась Ирина RIA56. – На одном из собеседований нас спрашивали о футболе, о том, общались ли мы с известными людьми ранее. FIFA были нужны адекватные люди, которые понимали, почему добровольцам нельзя фотографироваться со спортсменами. Многие, не прошедшие этот этап, возмущались.

Но спокойствие и только спокойствие – не единственное требование к волонтёрам. Добровольческая кампания стартовала в 2016 году – тогда и зарегистрировалась Ирина – и всё это время FIFA отбирали кандидатов. Тесты на стрессоустойчивость и логику, проверка знания иностранных языков, очные собеседования. Когда вы вдохновляли кого-либо на добрые поступки? Как вы относитесь к рутинной работе?

— Я даже не задумывалась, что это было так давно! Обычно на волонтёров отбирают за месяц-два до события. Это – колоссальный труд организации. За два года я прошла несколько онлайн-тренингов, тестов и собеседований. Было важно называть конкретные примеры. Скажу честно: я волновалась, но к интервью готовилась, — вспоминала волонтёр. – Потом мы сами выбирали город. Я предпочла Самару, потому что наши волонтёрские центры не первый год сотрудничают, да и ехать недалеко. Никто не знал, оплатят ли нам проживание…

И проживание, и питание оргкомитет оплатил. И уже 10 июня Ирина Ухолова изучала объекты в Самаре. Ей выпала ответственная и интересная функция – работать со СМИ. Что было вполне логично, ведь девушка хорошо знает английский язык, смотрит спортивные передачи и учится на факультете филологии и журналистики.

Кстати, у волонтёров была карточка, позволяющая бесплатно передвигаться на общественном транспорте. Каждому раздали небольшой справочник со всей актуальной информацией. Девушка, попадая в другой город ЧМ, с лёгкостью поможет заплутавшему болельщику.

Сказание о потерянных ноутбуках

Такие, как Ирина, добровольцы проводили основное время не в волонтёрском корпусе, а медиацентре. Координировали журналистов, отвечали на их вопросы, но ничего не комментировали. Запрещено!

— Больше, конечно, работали с иностранными корреспондентами. Всё для них было необычным. Помогали с навигацией: где находятся трибуны, шаттлы, как добраться до них. У нас была специальная информационная доска, и по ней мы подсказывали, во сколько начинается матч или пресс-конференция. Раздавали ключи, билеты, — продолжала Ирина Ухолова. – И бытовые вопросы! Журналисты постоянно что-то теряли: телефоны, очки, камеры, ноутбуки. Мы это находили, передавали в камеры хранения, отдавали.

По словам волонтёра, медиаработники всегда приходили с огромными сумками. И нередко про них забывали. На памяти Ирины было и такое, когда центр уже закрывался, а журналист не отвечал на звонки.

— Иногда ко мне приходили журналисты и жаловались, что забыли на месте ноутбук, а из-за тренировки их не пускали. Я их жалела, а потом другие волонтёры рассказали, что корреспонденты хитры. Они «забывали» вещи, чтобы подсмотреть за тренировкой. Это нечестно. А вообще самая наша ответственная функция – это работа на поле и пресс-конференциях.

Непосредственно перед матчем добровольцы координировали работу фотографов. Волонтёры создавали ограждения из канатов, чтобы никто не смог подойти ближе к спортсменам. Было трудно, по воспоминаниям студентки, сдержать СМИ на матчах «Бразилия-Мексика» и «Россия-Уругвай». Команды контролировали работу проезжающих камер, а ведь съёмки проходили в прямом эфире.

— Также мы проверяли карточки журналистов, аккредитованных на пресс-конференции. Работали с микрофонами! Это самое сложное – морально и психологически настроиться к быстрому темпу. Так как всё снимает камера, нас не должно быть видно. И мы передвигались от журналиста к журналисту на корточках, перебежками. Да и не всем можно было давать микрофон. Только тем, на кого укажут руководители FIFA.

Волонтёры и чтение мыслей

— Невозможно не контактировать с болельщиками: они полностью захватили Самару. На стадионе я работала с журналистами, за – с болельщиками. А если на мне форма, значит, я при исполнении. Люди всегда подходили к волонтёрам. Или я сама помогала, если видела, что кто-то озирается, не может найти нужную дорогу, — объясняла Ирина. – Один раз журналист засуетился, но я мгновенно поняла, что он не может найти путь и просто показала его. Невербально. Он удивился и спросил: «Вы что, читаете мои мысли?» Да, волонтёры умеют читать мысли! Это приходит с опытом.

Волонтёры не только объяснили дорогу, но и сопровождали некоторых болельщиков, если им было по пути. И в дороге разговаривали обо всём. Но больше – о футболе.

— Как-то так встретилась с семьёй из Колумбии. Вместе шли и ехали, обсуждали спорт, волонтёрство и даже моё имя. Они меня называли ИринА. Сказали, что имя популярно в их стране и среди их знакомых. Было очень интересно! Спрашивали, как живётся в Самаре, видела ли я вблизи спортсменов. А в конце подарили мороженое. Другие попутчики вручили браслет. Вообще болельщики очень дружелюбны, легко идут на контакт. И это так интересно, когда стоишь на перекрестке, а рядом человек в сомбреро… Самара действительно жила футболом.

фото из личного архива. Ирина Ухолова с семьёй из Колумбии

Ирина Ухолова поделилась наблюдением: поведение болельщиков зависело не от страны, а от воспитания. Хотя и был случай, когда люди на стадионе бросали стаканы и прочий мусор, когда их команда проигрывала. А другим же было несложно поднять фантик или картонку.

— Один из самых необычных случаев… Болельщики спрашивали об алкогольных напитках. У англичан была кричалка, мол, «мы выпьем всю вашу водку», — смеялась волонтёр. – Но вообще, повторюсь, было интересно. Понимала, как тяжело иностранцам. Я ведь тоже была в незнакомом городе. Но меня хвалили, что я очень хорошо разговариваю на английском языке.

Россия, Уругвай, канат

Ирина вспоминала самый сложный волонтёрский день, о котором, пожалуй, через много лет будет рассказывать внукам. Это – игра России и Уругвая. Тогда на стадионе она провела более 12 часов.

— У нас есть специальное приложение, в котором отмечены все наши смены. Оно даже сейчас работает, — показала Ирина. – Уже в 11.40 мы были на стадионе, пройдя все проверки. На входе сканировали нашу аккредитацию, проверяли рюкзаки. Безопасность на высшем уровне. Нельзя было брать с собой даже воду. Потом я получила талоны на питание… Именно в этот день у меня были две самые сложные функции – поле с канатом и пресс-конференция.

Хотя волонтёры проходят обучение, без репетиций не обойтись. Вот и в этот день добровольцы «отрабатывали канат». Выбирали свои зоны – Ирина интуитивно выбрала сторону сборной России – вышагивали, останавливались, скручивали и раскручивали канат.

— За час до матча мы смотрели, как спортсмены тренируются. Время пролетело незаметно. Мы выходим. Это со мной? Слушаем гимн. Я думала, что буду его петь, но фотографы налетели на Станислава Черчесова, камеры поехали. Нужно было контролировать всё, — вспоминает девушка. – Несмотря на поражение, всё прошло спокойно: все знали, что сборная вышла в плей-офф. Поэтому я была уверена, что с пресс-конференцией проблем не будет.

Парадоксально, но матч волонтёры смотрели на телефоне, после чего подготавливали зал. Расставили стулья, внимательно проверили микрофоны. Они, кстати, напрямую связаны с Москвой – именно в этом городе работает переводчик. И подготовились к максимальному невербальному контакту. Представитель FIFA указывает на журналиста. Секунда. Волонтёр показывает, мол, этот? Представитель кивает. Микрофон передан успешно.

— После матча я всегда долго отдыхала, потому что отдавала работе все силы. А ещё в Самаре было невероятно жарко! +35. Всего в месяц мне поставили 15 смен, график был лояльным. Успела выспаться, искупаться в Волге, погулять по городу, посетить музеи и даже сходить на фан-фест. И, конечно, я не забывала про Оренбург. Рассказывала про него, но многие не знали, где это…

Послевкусие

Ирина ещё не осознала, что для неё как волонтёра Чемпионат мира по футболу закончился. Даже чемоданы до конца не разобраны.

— Как это, что больше не нужно идти на стадион? Не могу осознать, привыкнуть. А вообще я скучала по дому, — призналась она. – Можно ругать Чемпионат мира очень и относиться к нему по-разному, но это грандиозное событие. Перед игрой России и Уругвая, когда весь стадион был в наших флагах, я думала, что тоже выйду на поле! Непередаваемые эмоции.

Open post

От танцев до милосердия. Какие проекты оренбургских НКО получили президентские гранты

В Фонде президентских грантов подвели первые итоги за год. В числе победителей оказались 13 проектов некоммерческих организаций Оренбургской области. На их реализацию выделили почти 14 миллионов рублей. Рассказываем, какие инициативы признали лучшими.

Региональный профильный образовательный лагерь «Академия танцев»

Ильшат Шабаев, Даша Ролик, Алиса Доценко, Адам, Даян… Это не просто перечисление победителей и ярких участников проекта «Танцы» на ТНТ, а список хореографов оренбургского проекта. «Российские студенческие отряды» в августе проведут в области слёт тех, кто интересуется современными направлениями танца. От хип-хопа и вога до контемпа и джаз-фанка – каждый участник найдёт что-то своё.

Благодаря «Академии…» ребята из малых населённых пунктов получат отличный профессиональный опыт. В программе заявлены не только профильные мастер-классы от именитых танцоров. Участникам раскроют тайны сценической речи, актёрского искусства и успешной самопрезентации. А отчётные концерты, квесты, вечеринки и даже занятия йогой дополнят проект. На его реализацию выделили 1,38 миллиона рублей.

Конкурс по поддержке добровольческих отрядов «Лучшие из лучших»

Как заинтересовать школьников в добрых делах? В Год волонтёра этот вопрос особенно актуален. «Российские студенческие отряды» нашли свой ответ: провести… соревнование, где за каждое выполненное задание начисляются «баллы». Для того, чтобы каждый участник нашёл дело по душе, организаторы предусмотрели десятки акций. Проведение Дня театра, уборка территории или благоустройство родников – чья команда окажется активнее?

Конкурс объединит юных волонтёров – от 15 до 17 лет – со всей области. После прохождения заочного этапа победителей приглашают на фестиваль. На недельном интенсиве активисты познакомятся со всеми направлениями движения: патриотизм, медицина, события. Кстати, «Лучших из лучших» уже наградили в этом году на форуме «Вместе». Для того, чтобы задуманное стало реальным, Фонд президентских грантов выделил НКО 430 тысяч рублей.

Региональный фотомарафон

Оренбургский фотограф Виктор Осин не первый год доносит до жителей мысль, что каждый может увидеть и почувствовать нечто прекрасное. Так, ежегодная экспозиция «Вижу город» показывает удивительные работы слабослышащих подростков. А коллекция «АРТфото. Евразия» объединяет в «степной столице» снимки со всего континента. Новый же проект сконцентрируется не на материке или одном населённом пункте. Для этого автору понадобилось 369,5 тысяч рублей.

— Фотомарафон будет доступен для всех, даже отдаленных районов Оренбургской области. Мы предлагаем участникам сделать два снимка: пейзаж и социальную фотографию. Это увековечит природу родного края и современный уклад сельской жизни, — рассказал на встрече с губернатором Виктор Осин. Изначально планировалось, что жюри выберут 45 лучших работ и представят их на 4 выставках. Но Юрий Берг, обещая поддержку, сказал: «Готов быть вашим помощником, но чтобы выставки открывались во всех муниципальных образованиях!»

Акселерационный клуб инноваторов Оренбургской области

Молодые специалисты будут собираться на базе областного «Бизнес-инкубатора». Клуб поможет развить научно-технический потенциал Оренбуржья. А для того, чтобы это сделать, координаторы проекта будут отбирать инициативы, вести базу данных инновационных старт-апов, презентовать идеи жюри, обучать и консультировать авторов.

Клуб существует не первый год, и за несколько лет доказал эффективность. Благодаря грамотной работе с авторами инновационные проекты получили более 60 миллионов рублей. Фонд президентских грантов на реализацию проекта выделил 480 тысяч рублей.

Инклюзивный развивающий центр для «Капитошка»

Оренбургский благотворительный фонд «Наши дети» не первый год помогает подопечным с особенными возможностями здоровья. Ищет деньги на лекарства, технические средства, питания. Помогает собирать детей в школы, приобретает книжки и канцтовары. Так, в прошлом году на эти цели потратили около миллиона рублей.

— Но мы пришли к выводу, что, помогая одному ребёнку, не меняем систему. С каждым годом число особых детей увеличивается, в том числе и в Оренбургской области. Мы решили объединить силы и создать инклюзивный центр «Капитошка», — объяснила директор «Наших детей» Наталья Толмачёва. – В центре будут ждать семьи, воспитывающие детей с особенностями здоровья. Примет «Капитошка» и здоровых ребят, например, братьев и сестёр. Это поможет воспитанникам успешно социализироваться.

Авторские методики, познавательные занятия, арт-терапии, консультация с психологами, познавательные игры – «Капитошка» объединит опыт благотворительного фонда. На это благое дело выделили 1,6 миллиона рублей.

«Знание. Развитие. Прогресс». Семинар и деловая игра «Профессии будущего»

Всё больше среди школьников и родителей распространяется мнение, что во время учёбы нужно выбрать один-два предмета и сконцентрироваться на них. Но Ремесленная палата Оренбургской области считает иначе. По мнению авторов проекта, необходимо уделять внимание всем дисциплинам. Это помогает всесторонне развиваться.

— Мы показываем, что все предметы одинаково важны. Проводим семинары и игры, после которых школьники понимают: нужно учить всё. Планируем выступать и в лагерях. За год работаем с несколькими тысячами участников, — поведал координатор инициативы Евгений Ларин. – Оставляем преподавателям все материалы, игры, а детям вручаем дипломы о прохождении программы.

Объединить химию, географию, математику, литературу и физическую культуру в одном занятии – теперь реальность. На развитие проекта Фонд выделил 495 тысяч рублей.

«И превратились в белых журавлей»

Детский спортивно-конный клуб «Улан» взялся за важную, но непривычную задачу – сохранение истории Беляевского района. Авторы хотят восстановить забытые страницы прошлого и рассказать о людях, служивших родине. В книгу «И превратились в белых журавлей» войдёт информация об участниках не только Великой Отечественный войны, но и боевых действий и локальных войн в Корее, на Кубе, в Чехословакии, Венгрии. Особое внимание уделят событиям на Северном Кавказе.

Для того, чтобы собрать данные о сотнях солдат, авторы проведут масштабную исследовательскую работу. Найти очевидцев или их родственников, задокументировать историю, оцифровать снимки, обработать данные и издать сборник… Благо, помогут волонтёры. Да и Фонд президентских грантов поддержал – направил 251 тысячу рублей.

Дорогу осилит идущий. Семейный центр раннего развития и коррекции речи

Карл у Клары Украл кораллы, пока шла Саша по шоссе и сосала сушки. К сожалению, не всем – даже взрослым! – удаётся чётко выговаривать слова. Сакмарский Семейный центр поможет ребятам улучшить речь до школы, а также развить воображение и мышление у детей. И чем раньше, тем лучше, ведь курс коррекции может занять до 5 лет. Да и не все семьи могут обращаться за помощью в областной уентр.

Занятия, по словам авторов, пробудят у воспитанников любознательность и улучшат коммуникативные навыки. Дополнительные задания раскроют творческий потенциал, а грамотные психологи помогут преодолеть барьеры. Координаторы надеются, что в дальнейшем им удастся открыть и неврологический центр. А пока они осваивают выделенные 499 тысяч рублей.

Литературное кольцо Бузулукского края

Юрий Гагарин, Мстислав и Леопольд Ростроповичи, Аркадий и Борис Стругацкие, Александр Пушкин, Георгий Маленков – список известных оренбуржцев не ограничивается этими именами. Так, в Бузулукском районе родились поэт и первый министр юстиции Гавриил Державин, писатель Николай Карамзин и автор-исполнитель Владимир Высоцкий.

— Наша цель – сохранить память о пребывании этих людей, — объяснил директор благотворительного фонда имени Гавриила Державина Сергей Колычев. – Мы хотим благоустроить территории вокруг памятных храмов и усыпальниц, а также собрать музейную экспозицию, посвящённую Державину. И даже снять фильм! Нам помогут волонтёры.

Центр духовно-нравственного воспитания «Милосердие»

Чем занять ребёнка в выходной день, если не телевизором или компьютером? По идее авторов проекта, просвещением и духовным развитием. В Бузулуке при строящемся храме откроют центр на подобии воскресной школы. Занятия дополнят общую систему образованию и приобщат воспитанников к православным традициям.

— Храм находится в активно застраивающейся части Бузулука. В дома переселяются семьи с детьми. И они поддерживают открытие центра, который работал бы в выходные дни. Так у родителей появится возможность оставить ребёнка под присмотром и заняться своими делами, — признался координатор инициативы, настоятель храма Владимир Агутин. – мы будем проводить мастер-классы, смотреть фильмы, устраивать концерты и заниматься творчеством. Наши занятия не только способствуют духовному развитию, но и прививают милосердие и сострадание.

Проект получил грант в 494 тысяч рублей.

Инклюзивные мероприятия для детей с онкологическими заболеваниями

Творчество. Праздники. Игры. Физическая активность. Онкология? Стереотипы и социальные ярлыки. Проект поможет преодолеть предубеждения, сближает больных и здоровых детей, помогает ребятам социализироваться. Специалисты разработали индивидуальные подходы для каждой возрастной группы.

— Занятия и встречи будут проходить на инклюзивном пространстве «Просто космос». До 2030 мы планируем открыть подобные центры и в других городах, — пообещала координатор инициативы Татьяна Стукан. Фонд президентских грантов выделил 2,9 миллиона рублей.

Проект психолого-педагогического сопровождения замещающих семей «Благополучная семья», имеющих трудности адаптации и социализации

Центр комплексной ресоциализации граждан, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, поможет семьям с приёмными детьми преодолеть кризисы. В проекте будут работать не только психологи, но и репетиторы.

Музей поискового отряда

Самым финансируемым оказался проект военно-патриотического клуба. Активисты планируют искать и выставлять артефакты Великой Отечественный войны. Находки будут тщательно реставрировать и консервировать, чтобы они пережили не одну экспозицию.

Инициатива предусматривает областной творческий конкурс «Музей поискового отряда», интерактивный парковый выставочный проект «Чтобы помнили…» и День единых действий. Фонд президентских грантов выделил 2,8 миллиона рублей.

фото: Артём Краснов

Open post

Железный Самсон: В Оренбурге открылась выставка к юбилею Александра Засса

Музей истории Оренбурга на полгода обзавёлся настоящим цирковым шатром. Правда, под плотной тканью скрывается не арена, а выставка. Экспозиция посвящена выдающемуся атлету, сильнейшему человеку, «Железному Самсону». Именно в нашем городе Александр Засс выступил впервые, и спустя сотню лет, к 130-летию артиста, здесь собрали экспонаты со всего мира. Вернисаж прошёл 28 июня.

Подобная выставка уже открывалась в Оренбурге. В 2006 году музей истории города подготовил первую экспозицию, в 2008-м атлету поставили памятник.. В этом году исполняется 130 лет со дня рождения Александра Засса и 110 лет – со дня первого выступления на арене оренбургского цирка. Именно в наш город будущий «Железный Самсон» век назад приехал, чтобы овладеть профессией помощника машиниста. Но, ослушавшись отца, отправился за мечтой. В цирк, где ему сначала предложили низшую должность. Это потом он стал сильнейшим человеком мира…

— В 2011 году мы представляли книгу «Удивительный Самсон» на книжной ярмарке в Лондоне. Выступали и в Хокли, городе, где последние годы жил Засс. Там, услышав историю любви и женитьбы Засса, одни люди неожиданно вскочили и куда-то убежали, вернулись лишь к концу встречи. Я сначала подумал, что как-то обидел их… А они принесли писанный маслом портрет русской красавицы. Они всегда считали, что это был рисунок абстрактной женщины, а оказалось – изображение супруги силача, трагически погибшей, — рассказал историю одного уникального экспоната Игорь Храмов, директор оренбургского благотворительного фонда «Евразия».

Вице-губернатор – заместитель председателя правительства по внутренней политике Вера Баширова на церемонии открытия отметила, что такие выставки важны. Они позволяют больше узнать о талантливых людях, которые так или иначе связаны и Оренбургом.

— Это огромное событие для нашего города. Главное наше богатство – это люди, и Александр Засс тому пример», — заключила она.

Об уникальности экспозиции – с точки зрения экспонатов – рассказала и директор музея истории города Елена Мишина. Так, помимо чудом найденного портрета супруги Александра Засса посетителям показали печатную машинку, на которой силач писал свою автобиографию; вырезки из старинных газет; афиша, переданная племянником «Железного Самсона», Юрием Шапошниковым. И фотографии.

Выставка получилась в прямом смысле трогательной. Оформленная в виде цирка, она предлагает гостям ненадолго стать артистами. Например, ударить дрессировочным хлыстом или потягать тренировочную гирю, найденную в Шотландии. Тем, кто не может похвастать такой силой, предлагают взять в руки экспонат с двойным дном.

Украсили экспозицию и настоящие цирковые костюмы. Правда, современные. Один из них, женский, предоставил цирк, гастролирующий в Оренбурге. Другой достоин собственной выставки – его потрепал белый тигр, хотя этого и не видно. Атмосфера передаётся и через реальные опилки – к ним тоже можно прикоснуться.

Примечательно, что открытие выставки не обошлось без силовых упражнений. Опасные и тяжёлые трюки показывали гиревики из Оренбургского государственного университета. На вернисаж приехала и гостья из Великобритании, Лесли Вингоу — секретарь Городского Совета Хокли — городка под Лондоном, где Засс провел последние десятилетия своей жизни. По традиции ей подарили символ Оренбуржья – ажурный платок.

Отметим, что очутиться в цирковой музейной атмосфере и узнать биографию Александра Засса можно ещё полгода. Музей работает по расписанию.

Open post

Кино о «Кино». Виктору Цою исполнилось бы 56 лет

Виктору Цою сегодня, 21 июня, исполнилось бы 56 лет. Но его музыка до сих пор жива. По всей стране поклонники группы «Кино» напевают «Восьмиклассницу», проводят концерты памяти и летом 2018 смотрят фильм о судьбоносном лете 1981. Оренбург не стал исключением, а в кинотеатрах города продолжаются показы нашумевшей ленты Кирилла Серебренникова.

В чём феноменальный успех Виктора Цоя? Отчасти в том, что он трагически ушёл на пике славы. Его творчество не успело надоесть, сам он не стал жертвой «нового капиталистического строя» и остался «последним героем». К тому же, музыкант, сам того не желая, стал певцом перестройки. Композиция «Хочу перемен» фактически явилась гимном переломных времен.

Перемены, о которых пели музыканты, гораздо глубже политических – это внутренняя борьба, одновременно желание и страх изменить что-то, хотя уже «вместо тепла зелень стекла». «Конечно, это не очень хорошо, но я думаю и надеюсь, что в конце концов всё встанет на свои места», – говорил об изменении значения Виктор Цой. Но даже сегодня «Хочу перемен!»

— Я, честно признаюсь, никогда не любила подобный жанр, но в его музыке есть что-то особенное. Мелодично, приятный голос. А тексты многих его песен до сих пор актуальны, — призналась RIA56 оренбурженка Айза. – Для меня Цой – лицо той эпохи, которую я не застала, с которой могу познакомиться только по рассказам старших, слушая музыку, смотря кино. Цой — это дух того, оставшегося в прошлом времени, но дух, который и мне близок.

А вот студент Дмитрий, вспоминая Виктора Цоя, выразился так: «С творчеством Цоя я познакомился очень давно, так как в моей семье всегда слушали рок, и, соответственно, песни группы «Кино» включались очень часто. В более старшем возрасте, я переслушал эти песни снова, вникая в смысл, и уже сейчас я могу сказать, что Цой является для меня одним из жизненных ориентиров. Мне очень близка его философия борьбы, стремления изменить себя и мир, близка идея необходимости в жизни особенного человека, некой «звезды», к которой нужно идти».

Виктор Робертович Цой родился 21 июня 1962 года в Ленинграде в семье преподавателя физкультуры Валентины Васильевны и инженера Роберта Максимовича. За время обучения сменил 3 школы, а после окончания 8 классов поступил в художественное училище. Но карьера живописца не сложилась – Виктора исключили за неуспеваемость.

Зато позже началась музыка. Первым творческим шагам Цоя посвящен фильм Кирилла Серебренникова «Лето». Картина рассказывает о взаимоотношениях музыканта с Майком Науменко и его женой Натальей, о жизни Ленинградского рок-клуба, о создании группы «Гарин и гиперболоиды» и большом сольном концерте «Кино».

«Лето» не ограничилось музыкой. Это история о Ленинграде начала 80-х, о любви, поисках и сбывшейся надежде. Саундтреки чёрно-белого фильма высоко оценили на международном Каннском фестивале, а простые зрители, когда лента вышла в прокат, поразились видением режиссёра. Картина выполнена «сюрреалистичными плавными штрихами» – ярко и аккуратно. Кстати, показы продолжаются до сих пор.

…Погиб рок-музыкант 15 августа 1990 года в аварии. О жизни и творчестве скромного юноши, сидевшего в стороне на «вечеринках», ставшего рок-звездой, сказано немало. Но больше о Викторе Робертовиче говорят песни.

Open post

Оренбургская студентка возглавила команду волонтёров Чемпионата мира в Москве

 

Как пройти на матч? Где снять деньги с банковской карты? А приобрести сувениры? Ответы на эти вопросы знает студентка Оренбургского государственного университета Алёна Комарова. Она, единственная из города, стала волонтёром Чемпионата мира по футболу в России и даже возглавила команду добровольцев. Девушка рассказала RIA56, как попала на ЧМ.

Алёна Комарова учится в Оренбургском государственном университете на 1-м курсе магистратуры. Девушка осваивает антикризисное бизнес-регулирование и не отказывается от добрых дел. Она не первый год входит в клуб добровольцев кафедры менеджмента ОГУ; состоит в движении «Мосволонтёр», хотя и, по её словам, не целенаправленно к этому не стремилась: с детства приучена помогать людям.

—  Мой дедушка, Анатолий Ионович Королев, был директором школы-интерната в Абдулино, он очень любил детей и много помогал людям. Говорил: «Спешите делать добро, иначе можете опоздать», – вспоминала начало пути Алёна. – Как я попала на ЧМ? Наш проректор по социальной и воспитательной работе Сергей Владимирович Семенов всегда информирует студентов, где нужно зарегистрироваться, чтобы бесплатно принять участие в крупных форумах в разных регионах России бесплатно.

Путь к Чемпионату миру лежал через… Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Студентка зарегистрировалась на сайте «Росмолодёжи» ais.fadm.gov.ru, прошла отбор в волонтёрский корпус, а на самом крупнейшем форуме мира познакомилась с «Мосволонтером». Организаторские способности девушки заметили – не зря же учится на кафедре менеджмента! – и пригласили пройти отбор на ЧМ. Алёна Комарова согласилась и заполнила анкету, хотя к футболу равнодушна.

— Можно смело сказать, что моя жизнь закрутилась вокруг чемпионата с ноября прошлого года.    О том, что я прошла, узнала в январе, о том, что я тим-лидер – в марте, — вспоминает студентка. – Было сложно. Мне пришлось учить английский язык, хотя я планировала участвовать со своим знанием немецкого. Необходимо было посещать общие обучения, фукциональные и объектовые, все брифинги. Но мне очень нравится уровень организации волонтёров в Москве, я мечтаю, чтобы в моём родном университете так же активно развивалось добровольчество на кафедрах.

Будучи волонтёром Чемпионата мира по футболу, Алёна Комарова практикует управленческие навыки: она не просто доброволец, а лидер команды, куда входят 48 человек. Для неё ЧМ – это и языковая практика, поэтому она с нетерпением ждёт мачт 17 июня «Германия-Мексика». За её коллективом прикреплён стадион «Лужники».

—  Обучение проходило в марте. Учили, как управлять волонтерами, давали решать различные ситуационныые кейсы, объясняли. как нужно вести себя в случае чрезвычайной ситуации. На объектовом обучении мы 6 часов изучали стадион «Лужники» и прилегающую к нему территорию, ходили группами, связывались между собой по рациям.

Волонтёры команды Алёны Комаровой будут регулировать потоки людей и консультировать их: объяснять, где матч, когда он начнётся, куда поехать за сувенирами, где можно снять деньги с карты… Подготовились добровольцы и к агрессии: они проходили тестирование на стрессоустойчивость и решали в реальности различные ситуационные кейсы. Кто-то, по воспоминаниям Алёны, играл волонтёра, а кто-то подвыпившего человека, требующего форму ФИФА.

С 10 июня девушка занята на Фестивале болельщиков. А 13-го, за день до старта Чемпионата мира, выступит на открытии «футбольной» выставки в ОГУ. Алёна Комарова вернётся в Оренбург сразу после ЧМ и признаётся, что свою экипировку – хорошую, от поло и кроссовок до часов и сумки – передаст в музей университета.

Open post

75 лет спустя. В Оренбурге ищут родственников Клавдии Вечериной из Соль-Илецка

 

Полсотни военных треугольников 75 лет назад так и не дошли до адресатов. Бытовые, чувственные и трогательные – для некоторых бойцов эти письма стали последними. После того, как поисковики в 2007 году обнаружили послания, строчки расшифровали и опубликовали. Осталось найти родственников. Так, оренбургские проект «Письма на фронт» ищет семью Клавдии Вечериной из Соль-Илецка.

Удивительно трогательные и в то же время простые письма поисковики обнаружили в 2007 году на месте боёв Ленинградкой области. Найти полсотни практически не тронутых временем фронтовых треугольников – огромная удача. Поэтому большинство из них удалось расшифровать, опубликовать и передать родственникам.

В Оренбурге поиском родственников бойцов Красной армии занимается проект «Письма на фронт» во главе с Надеждой Череповой. К движению присоединились артисты местных театров, которые спокойно, чётко и без надрывного пафоса озвучивают строчки.

— Я – член Союза театральных деятелей, по образованию – актриса, прослужила в нашем драмтеатре немало лет. Поэтому мне кажется, что артистам было бы интересно поработать за рамками своей площадки, реализовываться в чём-то новом  и интересном, — рассказала RIA56 Надежда Черепова. – К тому же, кроме них никто не сможет прочитать письма проникновенно, глубоко, чтобы они задевали зрителей.

Но не все послания обретают свою жизнь в видеороликах – некоторые только готовятся к записи. Впереди ещё 12 клипов, один из которых будет посвящён треугольнику из Оренбургской области. Автор, Клавдия Вечерина, отправила его из Соль-Илецка. Послание, отсканированное, долгое время не  могли полностью расшифровать. Да и конверт пропал.

— К нам это письмо попало в середине мая, так как оригинал был на руках, я смогла его расшифровать и прочитать, — координатор проекта отсканировала треугольник и рассматривала его под большим увеличением в фотошопе. Слова читались, предложения – складывались.

Клавдия Вечерина писала Василию. В треугольнике она извинялась за запоздалый ответ: не было фотокарточки, но после съёмок на профсоюзный билет она появилось. Но снимок, по мнению девушки, неудачный: на нём она немного косая на левый глаз.

«Буду стараться, чтоб сфотографироваться еще. Если получится хорошо, то вышлю другую, только с тем условием, чтоб точно прислал мне тоже. При первой своей возможности. Хорошо?! В настоящее время я жива и здорова, чувствую себя хорошо. Сейчас приближается конец учебного года. Целыми днями бываешь занята. Каждую минуту используешь для подготовки к сессии. Сессия начинается с 26 июля», — писала девушка.

Далее она рассказывала о жизни в Соль-Илецке: природа здесь не такая, как в Горьком. Мало деревьев, зато есть настоящий курорт – солёные озера, куда «в мирное время приезжало много людей, чтобы лечиться». Также в поселке есть театр и кинотеатр, парк и хороший клуб.

«Идешь купаться на соленое озеро, берешь с собой газету, чтоб во время купания читать. На этой воде можно даже уснуть, потому что в соленом озере никогда не утонешь. Да, Вася, природа  в Горьком далеко не такая как в Соль-Илецке. Хотя сама я не была там, но слышать очень много слышала. Имела счастье дружить с одним горьковчанином, так он мне очень многое рассказывал… Нам прислали извещение, что Ваня, брат мой, убит. 19 января 43 г. в Ленинградской обл. похоронен юго-зап. деревни Л 7»

Завершается треугольник стихотворением «Если встретиться нам не придется. /Если так уж жестока судьба, /Пусть на память тебе остается / Неподвижная личность моя».

Напомним, проект реализуется на грант Всероссийского конкурса молодежных проектов при поддержке регионального отделения Союза театральных деятелей РФ ВТО, Поискового движения России, департамента молодежной политики Оренбургской области, Оренбургской областной молодежной общественной организации «Военно-патриотический поисковый клуб «Патриот». Осенью будет издана книга по письмам, не дошедшим до адресатов.

На руках у Надежды Череповой было пять писем, одно из них удалось вернуть родственникам. В поиске семьи Клавдии Вечериной проекту помогает соль-илецкий архив. Активисты просят родственников Вечериной или тех, кто что-то о них знает, писать на почту warletters@gmail.com.

Open post

Конец прекрасной эпохи. В Оренбурге демонтируют аварийные бараки

фото: Алина Подповетная

Стоит лишь раз увидеть свет – легальный ли? – в окне подобного дома, и пропадаешь. Очарованный эстетикой разрухи, думаешь: «Неужели люди действительно здесь живут?!» Живут. Мимолётная мысль – и у них, за кем невольно подсматриваешь, вскипает чайник. А ты проходишь мимо, направляюсь в свою, не аварийную и не ветхую, квартиру. Сейчас их обитель – легальную ли? – в Оренбурге демонтируют. Вместе с досками, кирпичами и строительным мусором работники уносят частички прошлого. RIA56 удалось запечатлеть конец прекрасной эпохи квартала на улице Карагандинской.

***

Это – опасная авантюра, но Алина согласилась сразу. Её не пугали ни ржавые гвозди, ни возможность натолкнуться на жителя – легального? – аварийных бараков, ни антисанитария и полная разруха.

— Не хочешь ли ты пофотографировать аварийные дома, недалеко? Здесь до сих пор живут, представляешь, люди. По соседству нет окон, а они живут, пьют чай. И собственники, думаю, остались. Пойдём, пока здания полностью не демонтировали? – написала ей я.

— Где и когда?

Оренбург. Карагандинская. 2 июня. 14:00.

***

Бараки расселили не сразу. Почти каждый день проезжала мимо и не замечала, что некогда интересные домики, похожие, скорее, на дачные, пустеют. Не замечала, пока они не покрылись оскорбительным для чистого розового цвета слоем пыли, а на окнах не появились рисунки и надписи. Пока не сгорел один из них. Никто не пострадал, но февральское пепелище успешно перекочевало в июнь. Это сейчас его аккуратно разбирают работники – в первый день демонтажа не одну машину мусора увезли – но до этого, в течение трёх месяцев, обломки смущали. Мол, чего глазеешь, пойди да разбери, если не нравится – а я, спеша, обходила.

Была и другая проблема в этом квартале – не менее аварийные, как десятки соседних зданий, гаражи. Они, кирпичные, буквально рассыпались: проходишь пепелище, смотришь – шлёп, столб пыли и смущённый страх. Ведь их, покинутых, периодически разграбляли. Старые шины, ржавые инструменты. Никто, слава метким камням, не пострадал.

Казалось, что эту часть города – несколько минут до центра, развитая инфраструктура, новостройки – разгромили вандалы. Выбили окна-зубы у домов, оборвали краску на фасаде, выломали доски и, чтобы прикрыть содеянное, зашили «раны» старой наружной рекламой.

Полувековые домики действительно были милыми, когда их любили.

***

Мы предусмотрели всё, как опытные путешественники, составили список необходимых вещей. Выложили из рюкзаков наличные деньги и сделали серьезные лица. Мы не ради удовольствия, а по работе.

Её, кстати, было немало. Днём вовсю суетились рабочие, разбирали по кирпичикам и доскам завалы, выламывали оставшиеся оконные рамы и прогоняли любопытных сталкеров. Они – шумом и присутствием – кажется, распугали «опасных» жителей барака. Тех, кто пришёл после собственников.

— Сталкеры, что ли? – спросили у нас двое юношей, пробиваясь через темноту фонариками. Мимо прошёл работяга, фыркнул на нас, и мы, ответив «вроде того», отправились дальше. Впереди, прямо по улице, мелькали другие здания.

***

— Вы что тут делаете?! Что вам здесь нужно? – вопрос мужчины, заехавшего в наш первый барак на велосипеде, был неожиданным и немного страшным. В это время мы обследовали одну квартиру, разглядывали уцелевшую мебель и старую фотоплёнку. Перчатки, всё-таки, пригодились.

Мы ответили честно: журналисты, на задании. Завязался крайне странный разговор с перекрикиванием из противоположных частей дома. Оказалось, гость, пожелавший остаться неизвестным, раньше здесь жил. Полученной квартирой доволен, в старом жилище ищет доски «для баньки» и искренне не понимает, что здесь делаем мы.

— Это же интересно! Отголоски прошлой жизни. Хорошие ремонты остались, вещи. Крепкая мебель. Даже натяжные потолки! И – всё… Вам разве не жалко было уезжать?

— Да что в этом такого? Потолки с собой не увезёшь. Там тоже хороший ремонт, — собеседник приблизился. Продолжили диалог, точнее, дискуссию. О роли журналистики – региональной – и проблемах оренбургского медиапотребления. Алина шепнула мне: «Не спорь!»

Мужчина выругался, ушёл в другую комнату и крикнул: «Нате, сфоткайте сберкнижку! Наверное, пенсионерка была…».

Мы запечатлели. Он поднялся на второй этаж, продолжив рассуждать о роли СМИ – «лучше бы многодетным семьям помогали!» – а мы не рискнули. Ветхо, аварийно и слишком шумно.

***

Из дома в дом нам сравнительно везло.

Во-первых, встретить бывшего жильца – огромная удача. Он, в отличие от других собственников, которые жаловались в социальных сетях на «очень далёкое, неудобное, выделенное жильё» был доволен новой квартирной жизнью. А во-вторых, мы нашли немало свидетельств уходящей эпохи.

Детские стульчики с потрескавшейся краской. Вырезки из журналов. Деревянные комоды и буфеты. Открытки. Учебники по экономике и по русскому языку. Письма. Агитационные материалы одной из партий. Банки с соленьями. Горшки с цветами и без цветов. Объявления вроде «пропала собака». Отметки роста на косяках.

Видно, что эти квартиры когда-то любили. И дома, розовые и серые, тоже любили. Почти дачные – настолько уютными они казались снаружи, из окна автобуса. На столько же запущенными, осквернёнными они оказывались внутри.

— Как ты думаешь, они действительно аварийные? – спросила Алину, когда мы перешагнули табличку «Ваш дом будет расселен».

— Да.

Мы шутили и немного шумели, чтобы непрошеные гости – не такие, как мы – нас заметили.

***

Внезапных встреч не было. Самыми интересными оказались бывшие детские. Самыми страшными – нынешние, взрослые. Грязные, желто-коричневые матрацы. Экскременты посреди комнаты. Вёдра с помоями. Недопитая бутылка водки и стратегический запас стеклотары. Открытая бутылка газированной воды, оставленная на чьей-то кухне, рядом с умывальником. Рядом – щётки и губки для посуды.

Тряпьё. Ржавчина. Пыль. Грязь. И отвратительный запах человека. Если некоторые места пахли, скорее, запущенными сараями, то другие – откровенными нечистотами. Мы рискнули, минуя опасные места – вроде разобранного пола или покосившегося потолка – и в одном из домов поднялись по сравнительно крепкой лестнице. Здесь было больше человека.

 

— О, идём туда, — позвала Алина. Единственная закрытая дверь, встретившаяся на нашем пути. Дверь, из-за которой ощущался жилец.

— Не, давай-ка спустимся, — шёпотом попросила я.

— Ну как, понравилось? – крикнул нам местные житель, битый час ремонтировавший машину. Ну да.

***

— Алин, я подержу рекламную вывеску, посмотри, может, там что-то есть интересное, – я с лёгкостью отодвинула рваное полотно. Интересного не было. Была лишь темнота и запущенность. – Подожди, скоро мы увидим витражи на окнах. Если их не разбили.

Цветные стекла сохранились, а вот комната, почти месяц назад очаровавшая меня электрическим светом, — нет. В начале мая здесь, на кухне, ждали кипятка двое мужчин. Поздняя ночь, а они, в свитерах, разливают чай. А по соседству – барачная пустота с выбитыми окнами и разворочёнными рамами. Как они здесь жили?

Теперь чай никто не пьёт – хотя отголоски плиты остались – да и некому. Соседняя, тоже жилая, комната сгорела дотла.

***

Самые интересные – детские, с забытыми игрушками, рисунками и забавными обоями. Иногда нас не покидало ощущение – «Маша, смотри. На потолке звёзды!» – что в квартале произошло ЧП, а не плановое расселение. Иначе как объяснить годную мебель, разбросанные туфли-лодочки и оставленные на растерзание воспоминания?

Одна из таких, светлых и полных, квартир – единственная! – была заколочена. Нас встретила надпись: «Не ломайте, я здесь живу!» Я обрадовалась, мол, вот он – настоящий жилец. Но не на настойчивый стук в дверь, не на звонок – электричество есть! – никто не ответил. Оно и понятно.

Второй этаж опустел.

***

— Такое ощущение, что это Чернобыль, — подытожила Алина.

— Или Сирия…

Мы вышли. Почти все аварийные дома были аккуратно пройдены и облюбованы. Кофе успел остыть, телефон – разрядиться, а мы – почувствовать голод и непреодолимое желание умыться.

Обсуждая увиденное – а ты помнишь плёнку? а что больше всего удивило? – отправились по своим домам. Пока жилым. Пока не ветхим. Пока не аварийным.

Open post

«Том Сойер Фест» в Бузулуке отреставрирует два дома вместо одного

ул. Кирова, 40

Фестиваль восстановления исторической среды в Бузулуке, что в Оренбургской области, в этом году возьмёт новую вершину и отреставрирует не один дом. «Томы Сойеры» вернут краски двум вековым особнякам на улице Кирова.

Фестиваль восстановления исторической среды пройдёт уже в четвёртый раз. Инициатива зародилась в Самаре, а в 2016 году её подхватил Бузулук. Тогда активисты восстанавливали особняк на улице Кирова, 38, а в 2017-м обратили внимание на дом на улице Ленина, 15 – его нужно было срочно спасать. В этом году волонтёры запланировали вернуться на первоначальную улицу и отреставрировать особняк начала XX века — здание №40.

У выбранного дома сохранились оригинальная крыша и обшивка, декоративные элементы. Собственники с радостью согласились на реставрацию. Они, по словам координатора фестиваля Анны Мельниковой, понимают, что их особняк прекрасен и уникален, и готовы помогать волонтёрам.

Когда координаторы определились с объектом и начали разрабатывать цветовое решение фасада, с Анной Мельниковой связался мужчина и сказал, что желает вернуть исторический облик ещё одному статному дому на улице Кирова. Он самостоятельно восстанавливал его, но без помощи «Томов Сойеров» справиться невероятно сложно. В прошлом году этому зданию исполнилось 100 лет.

— Действительно, в этом году мы будем работать на двух объектах. Сначала отреставрируем первый. В порядке очередности, – рассказала RIA56 Анна Мельникова. – «Том Сойер Фест» в Бузулуке стартует летом. У нас появляются партнёры и из других регионов. Известно, что вместе со своим ребёнком будет участвовать девушка. Она познакомилась на фестивале с будущим мужем.

ул. Кирова, 35

Напомним, Бузулук негласно считается столицей деревянного модерна. Целые улицы здесь застроены в этом стиле, когда даже в Санкт-Петербурге найти несколько похожих домов – большая удача. Такие кварталы в городе появились благодаря подходящему сухому климату – здания могут стоять веками при бережном отношении и регулярном ремонте. Деревянными строениями заинтересовалась английская пресса.

— За два года о фестивале узнали. Улицы меняются. Жители первого отреставрированного здания посадили деревья и цветы, заасфальтировали дорожку. Соседи поставили прекрасный забор в стиле модерн, другие – тоже перекрасили дома. Разница видна. «Том Сойер Фест» стал толчком для изменений. Главное: люди заинтересованы в том, чтобы жить красиво.

К новому сезону фестиваля готовятся не только в Бузулуке, но и Оренбурге, где активисты решили вернуть цвета дому художника Сергея Калмыкова. Всего в 2018 году «Том Сойер Фест» пройдёт более чем в 10 городах России.

Open post

На реставрацию Екатерининской церкви в Оренбуржье потратят 10 миллионов рублей

 

 

Церкви великомученицы Екатерины, что в селе Тугустемир Тюльганского района Оренбургской области, вернут былую красоту. Реставрацию памятника культурного наследия оплатят из федерального бюджета. На восстановление декора и общий капитальный ремонт необходимо порядка десяти миллионов рублей.

Из рук в руки

Один из красивейших храмов Оренбургской области, согласно преданиям, в 1852 году построил титулярный советник Дмитрий Звенигородский в память о жене Екатерине, с которой они прожили десять лет. Она скоропостижно скончалась от чахотки в 29 лет. Для работы над сооружением безутешный муж пригласил известного архитектора Константина Тона, основоположника «русско-византийского» стиля, национального «романтизма» в зодчестве.

Все село – по тем же легендам – помогало возводить храм. Кирпичи изготовлялись в соседнем населенном пункте, и жители выстраивались в трёхкилометровую цепочку и передавали материалы из рук в руки. Получившаяся Екатерининская церковь оказалась просторной, светлой и невероятно красивой. Фасад украшали гипсовые статуи двенадцати апостолов, так же богато внутреннее убранство: фрески и «виноградные лозы», обвивающие стены. Была на территории и высокая колокольня.

фото: https://odri-maat.livejournal.com/

Как и все религиозные сооружения, во времена Советского Союза Екатерининская церковь служила бытовым нуждам. Храм закрыли, разграбили и приспособили под зернохранилище. К счастью, многие фрески сохранились – выцветшие, но до сих пор впечатляющие.

120 километров до истории

В 90-х храм начал возвращаться к прежней жизни: здесь снова проходили службы. Постепенно возвращалась к нему былая красота, по крайней мере не угасала – не зря туристы восторгаются его величием и публикуют фотографии. Интернет-пользователи включают его в список самых симпатичных мест туристических мест Оренбуржья. Кстати, от областного центра до села Тугустемир около 120 километров.

Но реставрационные работы оказались недостаточными. Единственная уцелевшая статуя и дальше разрушалась, крошились кирпичи и плесневели плиты. О том, что памятник архитектуры облагородят, стало известно в прошлом году. Тогда и должны были пройти основные работы по реконструкции. Но, согласно опубликованным документам на сайте государственных закупок, ремонт запланирован на 2018-й.

Возвращение красоты

Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации разместила заявку на сайте 4 апреля. На проведение всех работ из федерального бюджета выделят 10 миллионов рублей. Контракт действует до 30 ноября. Все действия подрядчика должны опираться на проект реставрации. Эксперты разрабатывали эскизы, опираясь на сохранившиеся снимки храма. За ремонтом, судя по другой закупке, будет тщательно следить научный консультант.

Реставраторы должны укрепить и заменить аварийные конструкции, а также воссоздать утраченные декоративные элементы. Так, из гипсовых статуй апостола сохранилась лишь одна — необходимо возвести новые. А для того, чтобы вдохнуть фрескам цвет, нужно сначала подготовить стены. Работы условно разделены на три категории: ремонт в колокольне, храме и благоустройство территории вплоть до строительства забора и святых ворот.

Специалисты воссоздадут главы, крест и покрытие ярусов, заменят и усилят деревянные балки, возведут лестницы и перекрытия в колокольне. Историческую кладку по возможности не будут заменять на современную. Планируется химическая очистка белокаменных элементов от плесени и вековых загрязнений.

Не менее серьезные работы обозначили в самой Екатерининской церкви. Подрядчик заменит бетонные элементы карнизов на белокаменные, заполнит дверные и оконные проёмы. Особое внимание в документации уделяется декору: необходимо воссоздать утраченную штукатурку интерьера, лепного декора арок и свода, гипсовую лепнину фасадов.

Благодаря запланированному ремонту территория церкви превратится в уютный, просторный и светлый парк: в проекте указаны 18 скамеек и 16 фонарей. На прихожан с улицы будут глядеть узнаваемые апостолы: специалисты разработали индивидуальный портрет каждого. Так, на северной стороне фасада обоснуются Пётр, Павел и Иоанн.

Время, вперёд

На сегодняшний день закупка завершена. Правда, официально она не состоялась из-за того, что только одна заявка соответствовала требования. В таком случае заказчик может провести повторный конкурс или заключить контракт с подходящим, единственным подрядчиком – ООО «Равелин».

Отметим, что исполнитель несёт ответственность за дефекты, обнаруженные по завершении реставрации. К ремонту он должен привлекать только опытных, квалифицированных специалистов, в том числе и из других стран. Гарантия на работу – 5 лет с даты подписания акта о выполнении обязательств.

Open post

Музыка своими словами. Скрипачка Юлия Гарехт рассказала о семье, гастролях и проекте 1Violin

Центральная улица Оренбурга нередко превращается в концертную площадку. Музыканты, уныло перебирая аккорды, поют про восьмиклассницу и утверждают, что «лампа не горит и врут календари». Прохожие останавливаются, протягивают монеты на просьбу «поддержать начинающую группу» и продолжают путь. Но бывает в городе и такое, когда вся Советская концентрируется в одном месте, завороженная звуком скрипки. Это Юлия Гарехт – да-да, сестра того самого Рутгера Гарехта, победителя телевизионного шоу «Голос. Дети» – останавливает время звуком. В преддверии её нового концерта портал RIA56 поговорил с девушкой о семье и творчестве.

Город жары и арбузов

Гарехты долгое время жили в Петропавловске-Камчатском, но каждый год приезжали в Оренбург к родственникам. Тогда маленькой Юле казалось, что наш город – курорт, летний, жаркий и на редкость арбузный. Здесь и исполнялись первые детские мечты, например, притаившись, сесть за руль настоящего автомобиля. В «сердце Евразии» семья переехала в 2008 году, чтобы помогать бабушке и дедушке.

Музыка, вне зависимости от города, была всегда и передавалась из поколения в поколение. И так сошлись звёзды, что сразу три ребёнка Ивана и Ларисы Гарехтов – Юлия, Адель и Рутгер – родились с тонким слухом и с раннего детства потянулись к инструментам. Родители, несмотря на капризы ребят, развивали их способности.

— Я считаю, что лучше, когда нет ни секунды свободного времени. Тогда жизнь будет интереснее, а время погулять и отдохнуть всегда найдется! – считает Юлия. – Родителям огромное спасибо за то, что, когда я была маленькая, не слушали мои капризы и всё равно водили на занятия. С возрастом начинаешь понимать и осознавать, чего хочешь на самом деле и я очень рада тому, кем я стала.

Сейчас родители поддерживают детей и помогают советами. Их главный совет – идти только вперёд, несмотря на все преграды и трудности, и тогда ты всегда добьешься своей цели.

Скрипичная любовь

— Еще в раннем возрасте я хотела познать музыку и всё, что с ней связанно. Так как мои родители получили соответствующее образования, моя тяга к академической музыке не оставила их равнодушными. В 6 лет они подарили мне первую скрипку! Я была очень счастлива, мечтала научиться играть на этом инструменте. Спустя много лет желание играть на скрипке только усилилось. И вот уже 18 лет я с ней неразлучна, — говорит девушка.

Сейчас Юлия доучивается в Уфимском институте искусств имени Загира Исмагилова. По окончании обучения она может стать педагогом, солистом или оркестрантом. Но, вне зависимости от выбранного пути, сольный проект не забросит. Кто же тогда будет наполнять Оренбург непередаваемой волшебной музыкой?

— В области академической музыки выступала с концертами, во время учёбы проходила конкурсы, а в эстрадном, развлекательном жанре выступала на разных площадках города, — вспоминает начало публичного творчества скрипачка. Недавно она шагнула на новый уровень – выступала с гастролями в городах России, пройдя на фестиваль «Река талантов» в Санкт-Петербурге. – Это огромнейший опыт. Масса впечатлений. Питер со своими красотами, новые знакомства, общение, и, конечно же, ответственная, сложная, а потому и интересная работа с профессором консерватории Михаилом Гантваргом.

Несколько дней уникальных мастер-классов и индивидуальных занятий – Юлия Гарехт вернулась более наполненной и профессиональной. А ещё – порадовала поклонников блогами о жизни и работе в Санкт-Петербурге.

Семейный подряд

Справиться с проектом одному – сложно. Юлии помогает семья: недавно Рутгер снялся с ней в клипе – это была импровизация – а сестра Адель, заканчивающая колледж искусств, участвует в студийной и концертной работе.

— Ну и для домашнего архива, конечно, иногда мы можем и любим помузицировать, — призналась Юлия. — В нашей семье обычный день, когда ты уходишь рано утром, а приходишь поздно вечером. Мой день – это занятия на инструменте, репетиции с группой, уроки с хореографом, работа в студии. День Рутгера, о котором он уже рассказывал во многих интервью, примерно выглядит так: утром идет в школу, после – репетитор по английскому языку и музыкальная школа, а потом гимнастика, танцы и домашнее задания.

И танцы, и музыка

Юлия известна не только в Оренбургской области. Девушка активно ведёт социальные сети – и помогает звёздному брату в этом непростом деле – где показывает, чем живёт первая скрипка. Репетиции, записи новых треков, клипы на собственные и известные композиции, рассказы о детстве и переломных моментах – она даже хотела бросить инструмент!

— Я делаю всё для того, чтобы порадовать своих преданных поклонников и привлечь внимание новых слушателей. Отношусь с большой благодарностью ко всем, у кого мои работы вызывают настоящий интерес. В рамках проекта 1Violin готовлю две большие, совершенно разные по характеру сольные программы – камерная с секстетом и шоу-программа с бэндом и хореографией. Вся музыка авторская, написана в стиле Classical crossover. А песни для каверов выбираю из возможности сказать что-то «своими словами», сохраняя при этом авторский характер.

Первую скрипку можно назвать ещё и… танцующей. Потому что Юлия исполняет партии не в привычном, монотонном стиле – экспрессия видна в движениях. Танцы и музыка. Для того, чтобы поддерживать себя в форме – только представьте: играть и двигаться одновременно! – Юлия занимается у хореографа. Она показывает соединение искусств не только в видеороликах. Даже на улице, не говоря о концертах в помещениях, она не может устоять на месте.

Когда Юлия играет на главной улице города — что бывает нечасто – трудно пройти мимо. Время замедляется, становится гуще и плотнее: свободное пространство занимает музыка. Энергия, которой трудно не поддаться – и никто не ходит со шляпой и просьбами «помочь начинающим музыкантам».

— Такие концерты – уникальная возможность встретиться со своими поклонниками. Сыграть для них, пообщаться с ними, рассказать им о каких- то новых событиях и ближайших мероприятиях 1Violin. Учитывая обстоятельства, в такой ситуации зритель, что ни на есть, самый честный и настоящий. Иначе он пройдёт мимо. Но всегда приятно выступать там, куда зритель пришёл послушать и посмотреть именно моё выступление – и, конечно же, такое возможно только на концерте, и совсем не важно, где он проходит. Важны удивительная атмосфера и контакт со зрителем.

Правда, за одно из уличных выступлений девушка получила приз: её записанный кавер на песню группы «Время и стекло» стал лучшим. Талант девушки заметила и известная сетевая поэтесса Ах Астахова – проект 1Violin украшает литературные вечера в Оренбурге.

— С Ириной у меня сложились тёплые и доверительные творческие отношения. И вот уже на протяжении 3-х или 4-х лет все её незабываемые оренбургские концерты проходят под аккомпанемент 1Violin. А началось всё с чьей-то рекомендации, — вспомнила девушка.

***

Ближайший концерт 1Violin пройдёт 16 июня в «Некафе».

Open post

Серебряный ручей. В Оренбуржье заложили первый камень реабилитационного центра

 

Истории детей, пострадавших от жестокости взрослых, то и дело мелькают в новостных лентах. Громкие дискуссии забываются, но жертвы – остаются и пытаются научиться заново верить в себя и доверять другим людям. Программа «Вернуть детство» оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь» не первый год помогает таким подопечным, а благодаря федеральной и спонсорской поддержке проект выходит на новый уровень. Так, 18 мая в селе Маякском Соль-Илецкого городского округа заложили первый камень реабилитационного центра «Серебряный ручей» для детей, переживших насилие.

Невозможно помочь

Изнасиловали четырёхлетнюю девочку. Малышка перенесла тяжелейшие операции и не может вернуться в норму. Она постоянно плачет, а психолог, работающий с ней, не справляется с ситуацией. Преступление произошло не в Оренбургской области, но волонтёры, следящие за ребёнком, обратились именно в наш регион – к благотворительному фонду «Сохраняя жизнь».

– Мы пытались помочь, найти психолога в том городе, чтобы девочке стало легче. Передали бы методики работы, но нет подходящих специалистов. А наших отправить мы не можем: нет ни средства на это, ни полномочий, –  директор «Сохраняя жизнь» Анна Межова рассказывает о самом страшном в работе благотворительного фонда. Пугают не сколько истории, от которых по ночам снятся кошмары, а то, что не можешь помочь. – Ужасает безразличие. Когда ребёнок несколько дней был заперт в квартире с умирающей матерью, которую отец избивал на его глазах. Он плакал, стучал в стены, но никто не приходил – всем было всё равно.

Таких искалеченных судеб по России тысячи. Девочки и мальчики, потерявшие детство, и родители, не сумевшие сберечь собственного ребёнка. И только в Оренбурге этой проблеме уделяют особое внимание – работе с пострадавшими посвящён проект «Вернуть детство». Не первый год благодаря занятиям со специалистами, прохождению арт-терапии и бесконечной поддержке подопечные отпускают ужас, произошедший с ними. Насилие – физическое и психологическое.

Обычно родители сами обращаются в фонд. Кто-то даже не знает, что ребёнок пережил насилие. Обычно меняется поведение – мальчики или девочки либо замываются в себе, либо транслируют то, что с ними произошло. Пережитое насилие проявляется в драках, разговорах, рисунках и даже просьбах. Каково, скажем, приёмным мамам и папам услышать, что их лучезарная девочка подвергалась настойчивым приставаниям родного отца? Они даже спали на одной кровати.

Рисунки детей, переживших насилие
фото: архив фонда «Сохраняя жизнь», https://takiedela.ru

Такая ситуация – реальна. Мама пыталась расспросить приёмную дочку о произошедшем, но сделала только хуже: ребёнок замкнулся в себе, перестал разговаривать. Отцу не расскажешь – может убить обидчика. Оставалось либо выть волком, либо действовать. И женщина, зная об оренбургском фонде, помогающий приёмным семьям, обратилась к Анне Межовой. Хотя и не удалось наказать насильника, «Сохраняя жизнь» помог семье справиться с горем и жить дальше. После «острого» с подопечными продолжается работа в «поддерживающем» режиме.

Даже при подобных случаях Анна Межова и специалисты фонда сталкиваются с непониманием, переходящим в безразличие. А зачем что-то делать? Они же, дети, маленькие! Забудут!

– У нас вообще люди говорят про то, что надо просто всё забыть. Но это, к сожалению, не всегда получается. Нельзя забыть, – говорит она.

Непростая математика

В Оренбургской области ежегодно помощь получают пятьсот детей, переживших насилие. В специальные летние лагеря, возвращающие пострадавшим лёгкость, приезжают семьи из других регионов. Но и этого недостаточно.

Несколько лет назад Анна Межова впервые задумалась о создании центра для детей, переживших насилие. В нём могли бы заниматься ребята со всей страны – и каждому оказали бы профессиональную помощь с учётом индивидуальных особенностей. Сказкотерапия, арт-терапия, физическая активность и постоянное общение в кругу семьи. Это казалось фантастикой ценой в 100 миллионов. Но «Сохраняя жизнь» уже доказывал, что им под силу любые чудеса.

– Мы встречались с областными властями ещё год назад. Мы рассматривали разные варианты, даже реставрацию заброшенного здания. Но поняли, что легче построить. Нам предлагали участки в далёких сёлах, а ведь важна доступность и инфраструктура. Чтобы люди хотели приехать к нам, – вспоминала Анна Межова. – Начали искать место, и получилось, что в селе Маякском другая некоммерческая организация выкупила землю под строительство центра. Но у них было иностранное финансирование, и они продали участок нам.

В этом году проект получил грант на развитие от фонда Елены и Геннадия Тимченко, от столичного фонда «Нужна помощь». Работа «Сохраняя жизнь» отмечена грантом Президента РФ на развитие гражданского общества. Помогают народный артист России Николай Басков и актриса театра и кино Ольга Будина.

– Над проектом работал архитектор Олег Белов. Мы хотели создать место, где детям будет максимально комфортно. Пространство – защищённое, сказочное, позволяет фантазировать и выйти из обыденного мира.

Действительно, по проекту центр реабилитации напоминает волшебный замок. Просторный и светлый, полный рассказанных тайн и свершившихся чудес. Красивое здание с башней расположится на участке 2,7 тысяч квадратных метров. Площадь самого здания составить чуть больше одной тысячи квадратных метров.

Камень положен

Актриса Ольга Будина приехала в Оренбургскую область, чтобы поучаствовать в торжественной церемонии закладки первого камня в основании реабилитационного центра. 18 мая она вместе с подопечными и волонтёрами фонда прибыла в село Маякское Соль-Илецкого городского округа.

Начало церемонии несколько задержалось, потому что все обступили актрису. Совместные фотографии – Ольга Будина каждому ласково улыбалась – и благодарности. «Спасибо, что приехали, что поддержали!» — говорили местные жители. А она и не могла не поддержать – такой центр был нужен России ещё много лет назад.

– Я приехала специально для того, чтобы поддержать вот эту очаровательную, маленькую, но очень сильную женщину, – Ольга Будина показала на Анну Межову, директора оренбургского благотворительного фонда «Сохраняя жизнь». – Первый заложенный камень даст старт уникальному проекту. Нигде в России такого центра нет, хотя потребность насущна уже не первое десятилетие. К сожалению, мы живём в то время, когда взрослые почему-то разучиваются или уже разучились любить и относиться с вниманием к собственным детям, к чужим детям. Хотя и существует лозунг, что чужих детей не бывает. Но реалии таковы – бывают.

Она призналась, что строительство не будет лёгким, а надежды не так много. Но отступать никто не собирается, как бы ни было тяжело.

– Я надеюсь, что реабилитации центр поможет и селу. Появится место с бассейном, куда смогут бесплатно ходить местные дети. И, конечно, рабочие места, – пообещала Межова. Она отметила гостеприимство местных жителей: они, как только узнали о проекте, помогали облагораживать территорию и даже накормили приезжих очень вкусными пирожками.

– Помните, была такая фраза в фильме «Экипаж», когда разбушевался вулкан и герой, командир, говорит: «Взлетать нельзя – разобьёмся. Оставаться тоже нельзя – погибнем. Значит, будем взлетать». А мы будем строить, – пообещала Ольга Будина.

Анна Межова и Ольга Будина расписались на первых кирпичах и дали старт строительству. Первые работы начнутся осенью этого года. А пока за оградительной лентой качаются деревья.

Дожить до 2020

Областные власти пока не участвуют в строительстве, но проектом заинтересовался Союз промышленников и предпринимателей. Планируется, что при благоприятных обстоятельствах центр сможет принять первых воспитанников уже в 2020 году. Около 10 рабочих мест займут местные жители, сюда приедут и оренбургские специалисты. Сотрудники фонда «Сохраняя жизнь» уже разработали программу.

– Проект «Вернуть детство» в реабилитационном центре будет похож на то, что мы делаем сейчас. Программа будет работать в виде погружения. Родитель будет проходить терапию с ребёнком, посвящать ему всё время. Курсы будут проходить две недели – 60 человек единовременно.

В центр сможет обратиться каждый, вне зависимости от города проживания. Анна Межова призналась, что ради нормальной работы учреждения придётся вводить и платные путёвки. В любом случае, благотворительный фонд будет помогать детям, пережившим насилие. Возможно, и другие регионы подхватят эту идею, но Оренбург навсегда останется первым, системно возвращающим покалеченным людям улыбки.

Open post

Олег Грачёв: В Оренбургской области – лучшие пейзажи

фото: https://vk.com/oleggrachev

Лучше гор могут быть только степи – по крайней мере, для оренбургского фотографа Олега Грачёва. Своё видение бесконечных полей он представил на выставке «Пейзажи Южного Урала» в областной библиотеке имени Крупской. На презентации полотен автор рассказал о вдохновении, современном искусстве и работе в журналистике.

Пейзажи и путешествия

Изначально в экспозицию «Пейзажи Южного Урала» – сейчас её переименовали в «Путешествие и пейзажи» – должны были войти изображения указанной местности. Но, по словам фотохудожника, люди, которые должны были помочь с оформлением, подвели. Поэтому на выставке можно найти не только природу Оренбурга и Башкирии – Олег Грачёв оставил распечатанные снимки из других стран.

— Я очень люблю природу, люблю путешествовать. Это – главное направление в моём творчестве, — объяснил он. – Я бы очень хотел показать Турцию, уникальное и красивое место. Но делать выставки сложно и накладно. Поддержки или меценатов в сфере фотографий у нас нет. Я всё равно надеюсь, что мне в полном объёме получится показать работы из других стран.

Игры света

— Любая природа заряжает энергией. Я люблю бродить по степям и по нашим сопкам, иногда прохожу много километров, и, естественно, нахожу много интересного, — продолжил рассказ Олег Грачёв. – Мы стараемся выезжать в разное время года в разное время суток, ночевать на природе. Люблю снимать в тумане, когда он скрывает все лишние детали.

Олег Грачёв сказал по секрету, что самое эффективное время для фотоработы – «золотой час» перед рассветом, сам рассвет и закат. Ведь дневное солнце противопоказано пейзажам: большой контраст и перепад яркости. А лучи, только-только появляющиеся или угасающие, создают мягкое свечение и преображают всё вокруг.

— Меня вдохновляет степь. Я несколько раз бывал в Подмосковье, где очень много лесов. Было так неуютно! Вспоминал наши родные просторы. Считаю, что у нас самые лучшие пейзажи с замечательными горами, на любую из которых можно легко взобраться. Также я бы посоветовал снимать сейчас, весной: появляется свежая, прозрачная зелень. Летом она грубеет, покрывается пылью…

Фотохудожник признался, что любит естественный свет и старается имитировать именно его. Но жалеет, что при съёмки Байкала взял слишком мало фонариков. Также Олег Грачёв напомнил, что в апреле этого года вышла книга «Солёные озёра Соль-Илецка». Будет второе, расширенное издание с эксклюзивными снимками.

-Материал собирается, меняется. На издание нужны сравнительно небольшие деньги – 800 тысяч для печати альбома. Для больших городов это посильно, но не для нас, — заключил он.

Современное фотоискусство

Фотохудожник признался, что у него нет официальных учеников, но есть люди, близкие по духу. У кого-то из них, естественно, меньше опыта. Но многие регулярно достойно выставляются.

— Опять приду к этому выводу: чтобы продвигать молодых фотографов, нужна поддержка, нужны деньги, чтобы распечатать снимки. А ведь они зачастую студенты, и средств у них нет, — заключил автор. – Сейчас вот есть интересное предложение из Китая, где будут делать международную выставку «Шёлковый путь». В других конкурсах нужны оргвзносы…  У нас есть замечательные ребята, которых можно смело показать на международном уровне.

Олег Грачёв затронул и иную сторону современного фотоискусства: многие начинающие авторы отвергают классическую школу, даже не познакомившись с ней. Чтобы создавать что-то новое, нужно знать основы.

— Потому что я много раз видел, как менялась мода. Сегодня это стильно, завтра- смешно, а послезавтра – о, какое милое ретро. Как в одежде, так и в фотографии. Многие, наверное, помнят, что были такие снимки, когда жених держит невесту на ладошке.

Олег Грачёв, занимающийся фотоискусством более 40 лет, учился по… живописи. Тогда не было интернета, поэтому люди впитывали в себя все знания, которые могли найти. Альбомы, репродукции, — всё, что наложило отпечаток.

— Советую всем молодым фотографам смотреть живопись, графику, кино – везде можно найти идеи.

Оттиски прошлого

— Я считаю, что настоящая фотография должна быть напечатана на бумаге. Виртуальная вроде бы сегодня есть, а завтра уже нет, — поделился мнение Олег Грачёв. – Все крупнейшие мировые музеи собирают отпечатки фотографии на бумаге. Один мой знакомый фотограф делает два отпечатка, один оставляет себе. Да и, к сожалению, у нас не так широко распространён художественный рынок: в 90-х у меня целые выставки покупали.

Ради нескольких снимков

Для того, чтобы создать «Иррациональную выставку», Олег Грачёв отправился за объективом в другую страну. Это – не единственная «жертва» искусству. Иногда – ненароком – приходится прощаться с техникой.

— Исландия – это рай для фотографов-пейзажистов. Совершенно уникальный остров, где природа осталась в первозданном виде. Там меня смыло большой волной. Мы, степные жители, к этому не готовы. Я не заболел, но фотоаппарат на 99 процентов заржавел и окислился. Я его сохранил, может, когда-то продам с аукциона. Даже остался последний кадр волны…

Чистое искусство

Олег Грачёв предупреждает: прежде чем идти в фотожурналистику, нужно понимать, что будет трудно и безденежно. В те времена, когда он работал фотокорреспондентом в районной газете, за хороший снимок получали хороший гонорар.

— Сейчас сложнее. Большая конкуренция. Востребована не качественная фотожурналистика, а оперативная. Я считаю, что фотожурналистика – это самая настоящая фотография, мгновение и документ. Есть много снимков, которые сложно отнести к настоящему искусству, ведь там много обработки. А вот фото в чистом виде – самое ценное и сложное. На некоторых конкурсах в этом плане очень строгие правила: нельзя убирать провод, столб или как-либо прикасаться к работе…

Open post

Владимир Вишневский: Сейчас уникальное время, когда жизнь заставляет дописывать известные стихи

 

О, как внезапно кончился – не диван! – творческий вечер литератора Владимира Вишневского. Его встреча с оренбургскими поклонниками, которая прошла 27 апреля в бизнез-зале «Панкратов», объединила поэтические откровения, филологические наблюдения и элементы стенд-апа. Красота русского языка, хитросплетения жизни и секреты общения с недоброжелателями – автор откровенно рассказал обо всём.

Работа-то с людьми

Нельзя выступление Вишневского называть привычным поэтическим вечером. Автор великолепных, точных афоризмов не отвлекался, но выстроил такую композицию, при которой стихотворения гармонично вписывались в разговоры о самом главном. О том, что волнует не только уважаемую публику – а на встречу пришли люди интеллигентные – но и его самого. Например, он без сценариев и черновиков рассказал о преломлении времени в произведениях:

— Сейчас такое уникальное время, когда жизнь заставляет дописывать известные стихи. «Иду с прекрасной дамою / В лучах большого дня. И – грабли те же самые / Приветствуют меня!» Захотелось добавить постскриптум: «Жаль, что не создан до сих пор на базе грабель тренажёр».

На этих поучительных строчках примеры не закончились. Владимир Вишневский поведал о том,  как за пару десятилетий может измениться профессия палача.

— Раньше у меня было так. «Палач не знает роздыха!.. /Но все же, черт возьми, работа-то на воздухе / Работа-то с людьми». Сейчас у меня это звучит так, с разными же людьми приходится общаться. «Бывало, ново назначаем, / Палач обмолвится, смутясь: / «Жизнь сохранить не обещаю, / Но что-то сделаю для вас», – напомнит Вишневский.

Отдельный разговор поэт завёл о спорте. Вспомнил, как ещё до олимпийских скандалов, общественность напирала из-за условий проведения соревнования в Сочи: не будут ли ущемлены спортсмены разной ориентации?

— Наш трагический опыт. Я живу рядом со стадионом, и вижу то, на что лучше бы не смотреть. Вот и рождаются стихи о футболе…

На входе в рай мне продали бахилы

— Есть такие темы, которые понимают только в России. У нас в любое время года задача – перезимовать, — отметил поэт. – Да и язык у нас зимний. «Ты чего варежку разинул», «Показать, где раки зимуют»… Я вот только догадался в своём возрасте, что самая богатая отрасль – это русский язык. Это наше право выбора, волеизъявления. Нет плохих слов. Хотя есть и такие строчки: «Норд-ост – такого ветра больше нет»…

Уникальные стихотворения, которые могут прочувствовать только в России – что доказал Оренбург: зал понимающе смеялся – посвящены определению времён года по отключению горячей воды, жизни с запасами гостиничных полотенец и гелей для душа. А также тому, что у нас при входе в Рай продают бахилы, а в Аду интересуются, нет ли скидочной карты.

— «…в подъезде собственного дома». Это может быть понятно и гармонично только у нас. Потому что наше российское ухо привыкло к новостям, и они не бывают хорошими. «Как только что стало известно», – услышишь, и догадываешься, что будет что-то плохое. Я даже такое написал: «Я россиянин – в шоке не бываю», — поделился наблюдениями Вишневский. – Что касается новостей и телевидения, там практически нет оговорок. Когда несколько лет назад прошёл неудачный запуск, прозвучала фраза «но что-то пошло не так». Каждый день что-то идёт не так! И это и есть новейшая история.

Поэт признался, что для него огромное счастье – писать на русском языке. Он купается в нём. Продолжая эту мысль, Вишневский поделился наблюдениями: его любимая фокус-группа, чиновники, совершенно не умеет разговаривать с людьми.

— Это доказала трагедия в Кемерове. Тренд власти, говоря современным языком, бестактность. Но когда детский омбудсмен говорит детям, пережившим трагедию на озере: «Ну, как поплавали…» Я уверен, он пожалел, не глупый же человек. Но – сморозил… – продолжал выступающий. – У меня извращённое ухо, и когда я сижу, чем-то занимаюсь, то всё равно смогу услышать интересные и необычные строки. Например, из телевизора: «Шторм начал интенсивно затихать». Какая это поэзия!

Чиновники не умеют просто и понятно говорить, считает литератор. Так, вместо того, чтобы сказать «я понимаю», они непременно скажут «есть понимание». А когда поэт пригласил приятного человека на выступление, тот ему в свойственной манере, благосклонно улыбаясь, сказал так: «Да-да, я за то, чтобы поддерживать такого рода контакты».

— Вспоминаю, как несколько лет, говоря о заморозке накопительной части пенсий, министр социального развития сказал: «Мораторий на денежные накопления не означает дефицита пенсионной реформы, но направлен на усилие её солидарного характера». Я подумал, вот как дома жене нужно объяснять, где ты был!

Проклятие дивана

Владимир Вишневский известен как автор метких, забавных и парадоксальных одностиший. Кстати, некоторые из них могут оценить только в нашей стране. «Давно я не лежал в колонном зале», «Любимая, да ты и собеседник!», «Стереть с лица земли хотя бы слёзы…»

— «Нет времени на медленные танцы» – какой плотности может достигнуть русский язык! «Тут я заснул, но было уже поздно», – процитировал Вишневский. – Я должен подойти к вынужденному моменту. К сожалению или счастью, самое моё популярное одностишие – «О, как внезапно кончился диван!». Выучить никто не может, его все перевирают, даже сегодня на радио победительница конкурса сказала: «О, как неожиданно кончилась кровать». Как-то я шёл по рынку, когда они ещё не ассоциировались с криминалом, приветливое лицо определённо национальности, воскликнуло, увидев меня: «Скажи, о как внезапно кончился кровать!». Я понял, что это встреча с читателем. Этим меня травят…

Эта ситуация, по мнению Вишневского, доказывает, что подобные строчки не пишут чинно-респектабельно. Они пишутся в моменты, в настоящем временем. Но над автором из-за этого нередко иронизируют. Вот и дети, подговорённые взрослыми, на первом юбилее прочитали: «Пусть будет подлиннее ваш диван, / Чтоб вы себя вовек не исчерпали / И чтоб про вас однажды не сказали: / «О, как внезапно кончился Вован!».

— И стали меня пародировать. Я такого джина из бутылки выпустил, что приходится с последователями разбираться. Я даже написал пародию на пародистов, — вспоминал Вишневский. Он признался – без хвастовства – что его книги быстро раскупаются потому, что в них есть строчки на все случаи жизни.

Какие люди без охраны!

— Я написал книгу по оптимизации общения, призванную облегчить общение деловым людям с амбициями. Потому что у нас уникальный актив – русский язык, и с его помощью мы можем ту или иную ситуацию решить в свою пользу, — Владимир Вишневский рассказал о новой книге. – Я уверен, что среди вашего окружения есть люди, которые для 2018 года шутят неуместно. Например, «какие люди без охраны!». Или, когда я сломал ногу, только ленивый не поделился предположением, что это бандитская пуля. А ведь русский язык даёт возможность индивидуально шутить.

Владимир Вишневский утверждает: не нужно говорить ради «участия» неприятные вещи. А что у тебя с глазом? Краше только в гроб кладут. Ты так плохо выглядишь! Лучше говорить только хорошие вещи, и это не краткий курс молодого льстеца.

— Если вы прощаетесь с недоброжелателем, не нужно говорить, что земля круглая. Я хочу предложить завершать конфликтный разговор без угроз и проклятий. «Ну, хорошо. Доверимся жизни». Эту фразу хотя бы не противно говорить. А если вас без видимых причин останавливает ГБДД-шник, хотя сейчас у них намного меньше коррупции, следует сказать: «Я не тот, кто вам нужен. На все ваши законные вопросы у меня нет ни одного плохого ответа».

Open post

Путешествие из Оренбурга в Рим. Наталья Солодилина рассказала о музее-квартире Гоголя в Италии

 

В Италии девять лет назад произошло заметное культурное событие, объединившее Россию и Европу. Тогда впервые в Риме на Вилле Медичи наградили лауреатов Премии имени Гоголя, а в 2013 году открылся Музей-квартира Николая Васильевича. Удивительно, но без Оренбурга здесь не обошлось, ведь директором нового учреждения стала уроженка «сердца Евразии» Наталья Солодилина. Она рассказала RIA56 об этой удивительной связи.

ВЕЛИКОЕ ГОГОЛЕВСКОЕ СЛОВО, ИЛИ ЧЕЛОВЕК, ОКЛИКНУТЫЙ БОГОМ

— Кажется удивительным и невероятным, что, гуляя по солнечному Риму, можно наткнуться на неочевидную частичку Оренбурга… Премия имени Н.В. Гоголя в Италии, Музей-квартира – Наталья Анатольевна, с чего всё начиналось?

-Для меня очень интересен наш разговор с точки зрения выявления уникальных причинно-следственных связей мировой культуры; непредсказуемых механизмов ее развития, создающих модели нашего будущего… Это удивительная история, начавшаяся в Оренбурге много лет назад, способствовала возвращению Гоголя в Рим в III-м тысячелетии. И еще: о Николае Васильевиче невозможно рассказывать языком современной телевизионной хроники, поэтому настроимся на особый языковой регистр и гоголевский интонационно-ритмический рисунок, чтобы автор понимал – это о нём и с любовью …Ну, примерно так:

«Знаете ли вы те оренбургские зимы, когда старые одноэтажные дома, свидетели ещё пугачевских времен, засыпало снегом под самые ставни, а от крыльца до калитки не один час приходилось прорубать широкой лопатой дорожку в снегу? Нет, вы не знаете былых оренбургских зим…»

Но верю, что старожилы помнят эти сказочно-снежные времена. В один из таких зимних вечеров(время – послевоенное, год 1947)в форштадтском домике на улице Красного казачества (ну не Андерсен ли с Гоголем в дуэте?) мальчик лет десяти прильнул к радиоприемнику, где какой-то, судя по всему, замечательный артист читал повесть «Ночь перед Рождеством». А на следующий вечер была радиотрансляция спектакля «Ревизор». В этом месте моего рассказа Гоголь должен был смело позаимствовать знаменитые тютчевские строкии и воскликнуть:

Нам не дано предугадать,

Как слово наше отзовётся

…ибо гоголевская метель в тот вечер соединилась со степной оренбургской, закружила-понесла вдаль и вверх, и великое гоголевское слово, как путеводная звезда, осветила и предопределила жизненный и художественный путь моего отца – впоследствии народного артиста России Анатолия Сергеевича Солодилина. Выпускник знаменитого ГИТИСА, вернувшийся в 1957 году в родной город и поступивший на сцену оренбургского драматического театра, он прожил в профессии, по его собственным словам, «под гоголевским благословением». В тридцать лет сыграл Хлестакова в «Ревизоре», в сорок пять – Чичикова из «Мертвых душ», а в пятьдесят – стал лауреатом Всероссийского конкурса чтецов имени Гоголя в Москве, где блестяще прочитал одну из глав великой поэмы.

…На моем столе – наша с папой фотография, 1967 год. Поздней осенью мы вдвоем пойдем в его театр: я в зрительный зал, он – на сцену.Будет первая в моей жизни «взрослая» премьера–«Ревизор». Отец навсегда станет моим самым любимым артистом. Надо сказать,постановка того года была легендарной: потрясающий сценический ансамбль и выдающиеся актерские индивидуальности. Талант артистов – Михаила Дахцигеля, Бориса Борисова, Розалии Плескачевской, Изольды Лидарской и других – и понимание поэтики Гоголя определили, как минимум, мое будущее. Это чудо, сотворенное ими, спустя полвека даст жизнь другому чуду.

Наталья Солодилина с отцом

Часто в своих снах возвращаюсь к тому премьерному спектаклю, проживаю его заново, и к девочке в зрительном зале — к себе, вглядывающейся во внезапно открывшееся божественное художественное пространство, наблюдающей на сцене своего отца — артиста, совершившего прыжок в небо…

Как-то прочитала у одного католического философа фразу: «Человек,окликнутый Богом». И теперь, когда жизнь уже разлучила нас, я думаю о своем отце именно так. Он мне подарил огромное счастье прожить рядом долгие годы в свете его могучего человеческого и актерского таланта.

Мой отец служил русской драматической сцене, оренбургскому театру более сорока лет. Здесь он прожил совершенно уникальную актерскую судьбу, сыграв вершинные роли мирового репертуара: гоголевских Хлестакова и Чичикова, Царя Федора Иоанновича А.Толстого, Ричарда III Шекспира, чеховского «Дядю Ваню», главных тургеневских героев в пьесах «Холостяк» и «Нахлебник». Был художественным руководителем театра, поставил более десяти спектаклей. Но именно Гоголь был его путеводной звездой, свет которой упал и на мою судьбу – скромного зрителя в театральном зале. По стопам отца я поступила в ГИТИС, уехала учиться в Москву режиссуре и театроведению, и того «оренбургского Гоголя», поразившего меня в детстве, навсегда увезла с собой …

В 2008-м папа умер… Нужно было найти силы жить без него. Во мне поселилась отчаянная потребность «не расплескать» прожитую с ним жизнь – творческую, театральную, придумать некое гоголевское художественное пространство, куда мы могли бы с ним умыкнуться…И я подумала о возможности создать международный культурный проект«Премия им. Н.В.Гоголя в Италии». В память об отце. Этот глубоко личный человеческий мотив привел меня в Рим.

— А как Премия связана с открытием Музея-квартиры Гоголя?

— Связана идеей, попыткой вернуть русскую культуру в Рим на те художественные вершины, на которых она существовала в Вечном городе в XIXвеке.Это было время подлинной славы нашего искусства: Кипренский, Брюллов, Александр Иванов, Сильвестр Щедрин, Иван Тургенев и, конечно же, Николай Гоголь. Но и позже, в начале XX столетия, оставили мощный художественный след поэты, философы, писатели. Не зря же давно сформировано понятие «Русский Рим»…

В моем сознании он требовал возвращения в Вечный город. Нужно было создавать русский Дом. И, конечно, он должен быть гоголевским. И лишь во времени две эти идеи — Премия и Музей – оказались разнесены на четыре года из-за объективных причин. Гоголевская премия, родившаяся в год 200-летия со дня рождения писателя, сразу предъявила миру уникальных лауреатов из Италии и России. Решили проводить торжественные церемонии на знаменитой Вилле Медичи, наверху Испанской лестницы. Здесь, в библиотечных залах Академии Франции когда-то занимался Николай Васильевич, приходил с соседней улицы – STRADA FELICE (нынешняя VIA SISTINA), располагавшейся практически за углом.

Вид из окна гоголевской квартиры

Есть чудесная история о том, как однажды Гоголь на Вилле Медичи брал в аренду …фрак! Николай Васильевич в тот день появился в Риме буквально с корабля на бал: прибыл из Марселя в старинный итальянский порт, затем несколько часов в коляске добирался до города, где в доме на via Sistina его ожидало приглашение на прием к княгине Зинаиде Волконской во Дворец Поли. А в багаже не оказалось фрака. Вот и пошел великий писатель занимать фрак в Академию Франции, куда спустя 167 лет приедут со всего мира выдающиеся деятели культуры и почтут за великую честь принять международную награду его имени.

Ему, страдающему в Риме от безденежья, но бесконечно счастливому, влюбленному в этот потрясающий город, в Италию, не дано было знать своей великой грядущей славы. Иногда я пытаюсь представить, как изменилась бы судьба Николая Васильевича, знай он, что его 200-летний юбилей отпразднует весь цивилизованный мир, в его римском доме откроют Музей-квартиру, а «Мертвые души» переведут на все европейские языки?.. Быть может, и ранняя смерть в сорок три года отступила бы перед славой гения?

После церемонии гоголевской Премии лауреаты (а их на сегодняшний день — сорок персон)часто шли на VIASISTINA 125к гоголевскому дому«на поклон»: побыть рядом, посмотреть на большую мемориальную доску с надписью: «В этом доме с 1837 по 1842 гг. жил великий русский писатель Николай Гоголь. Здесь создал свой шедевр – поэму «Мертвые души».

Задолго до нас к этому дому приходили многие русские… Об этих «стояниях под гоголевскими окнами со слезами на глазах» написано много воспоминаний. Мы тоже – со слезами. Несмотря на многолетние дружеские отношения с Академией Францией и любовь к Вилле Медичи – одной из самых красивых в Вечном городе – мы ощущали определенное сиротство, бесприютность в отсутствии собственного дома… Мне уже приходилось рассказывать в одном интервью: в гоголевском доме очень долго ничего не продавалось. Надежда приобрести квартиру, в которой жил Николай Васильевич, была равна нулю. Но однажды, в компании наших лауреатов – Ирины Александровны Антоновой, Юрия Петровича Любимова, Беллы Ахмадулиной, Бориса Мессерера – я робко сказала: «Однажды он нас сюда позовет». Ведь сказано: достанется каждому по вере его…

Прошли годы, и Гоголь — позвал. Он сам, никто другой.

А ГОГОЛЬ… ВЕРНЁТСЯ? ВЕРНУЛСЯ!

— Наверняка гоголевская квартира далась не так легко, как хотелось бы. Оформление, ремонт, да и – банально! – интерьер. Каковы были Ваши первые шаги?

— Спустя пять лет после открытия Гоголевской квартиры, создания музея, Гостиной уже не хочется вспоминать о тех испытаниях, которые предъявила нам в ту пору не только жизнь, но, как мне кажется, сам писатель. Думаю, это была его проверка на прочность и преданность. Есть такая поговорка: «Если ты хочешь чего-то великого, с тобой вместе этого желает весь мир». Так и было. Цель была велика! Вся VIA SISTINA ждала какого-то чуда. Я на эту историю смотрела, как на великий театр, создавала театральную реальность, а многих этот сюжет всерьез загипнотизировал: что там готовится в этой знаменитой квартире? Словно ждали «Чуда Св. Антония».

И когда однажды на пороге квартиры, в которой на всех парах шел колоссальный ремонт, появилась солидная делегация жителей c вопросом: «Здрасьте… А Гоголь вернется?» – я поняла кое-что. Люди устали от нашего века, от его напряжения, тревог, растущих психологических нагрузок. Хочется игры, театра, праздника. И история с возвращением Николая Васильевича в Рим стала таким обещанием праздника. Гоголь-праздника! Вспоминаю, как я на мгновенье замерла на пороге квартиры, но, осознав смысл ожиданий и самого вопроса, сказала: «Гоголь вернется на свою улицу, в этот дом большим праздником. Мы его сделаем вместе». Все радостно засмеялись…

И мы стали сочинять праздник. Я обратилась к своей актерской семье, сестре Елене Солодилиной и зятю Павлу Кипнису: «Родные, выручайте. Я там в Риме, на via Sistina, задолжала… чудо. Павлуша, если не ты, то кто? Посмотри на свой нос, на профиль и не забудь про свой талант!» Это был аргумент. Семья, как всегда, подключилась и определила успех праздника.

20 марта 2013 года в Риме при немыслимом скоплении народа на via Sistina, со стороны площади Барберини, въехала старинная коляска, с возницей на козлах по имени Селифан.

В коляске сидел он – в узнаваемой накидке, со связкой старых книг, с тростью и цилиндром.

Тротуары и проезжая часть были запружены людьми. Улица кричала от восторга, стонала: «Viva Gogol!» Итальянцы умеют радоваться и соответствовать уровню театра, праздника. Гоголя пытались разобрать на сувениры: невероятное количество камер, телевизионных компаний, сотни мобильных телефонов старались запечатлеть невероятное событие. У подъезда дома №125 автора ждали его персонажи в исторических костюмах – итальянские актеры. Наш прекрасный Гоголь, не зная ни одного итальянского слова, полагаясь только на свой талант, выйдя из коляски, отчаянно ринулся в океан итальянских объятий. Через несколько мгновений он уже появился в распахнутом окне своей квартиры с возгласом: «Viva Roma! Да здравствует Рим! Я вернулся!..»

НЕ МЁРТВЫЙ МУЗЕЙ – ЖИВОЙ ДОМ

— А как сейчас выглядит музей?

— Как выглядит Музей… Однажды это надо увидеть! Гоголевский дом — это прежде всего уникальная художественная атмосфера, которую всегда было трудно описать словами, сделать инвентарный отчет… Мы не ставили задачей воссоздать мемориальную антикварную мебель, а вот сотворить художественную среду и атмосферу – да. Это и было самой сложной задачей и напоминало работу над большим спектаклем: зритель должен войти и… и сдаться в плен пространству, уйти в него, как в волшебное зеркало. Дух Гоголя, его присутствие – вот какие задачи я себе ставила. Это мой авторский проект, во многом театральный: и драматургия дома, и его декорации, и его одухотворение.

Интерьеры разрабатывала сама, но консультировалась с ведущими музейными специалистами Москвы и Петербурга. Работала с итальянскими мебельщиками, дизайнерами. И все-таки вернусь к идее присутствия Гоголя: он вернулся в свой дом, он – здесь, об этом говорят все гости и посетители квартиры. Как это удалось? Отчасти это наша с ним тайна, отчасти – мое доставшееся в наследство чувство театра.

Меня с детства слегка смущало это слово – «музей». Я сейчас говорю именно о типе музея-квартиры, дома-музея, посвященных прославленным людям… Возникал образ комнаты или дома, откуда давно ушла жизнь. Остались мертвые экспонаты – воспоминания, как гоголевские мертвые души, задача которых — заменить нам людей и подлинную жизнь. Заменить смех, слезы, отчаяние, прикосновения, запахи. Я не очень доверяю этим пространствам. Воссоздать человека, его образ с помощью экспонатов, документов в витринах почти никогда не удается. Пафос самой затеи убивает живое. Особенно когда речь идет о гении.

Когда я впервые вошла в пустую гоголевскую квартиру и осталась с ней наедине, подумала: идея музея – в тишине и пустоте этого сакрального для русской культуры пространства. Нет, ни антикварная мебель, собранная по лавкам, ни барахло с блошиного рынка не вернет сюда гоголевский дух. Ну, Дом Гоголя — говори! Говори со мной! Я буду слушать и проникать в тебя, в твою тайну, в твои звуки, в твою сущность. Ты – свидетель его тайных предчувствий, прозрений, мук и сомнений, великих озарений, говори со мной!

И дом прошептал известные слова: «Будьте не мертвые, но живые души…»

После этого идея возвращения пространства к жизни стала понемногу складываться сама собой.

— Наверняка эта музейная тишина и чопорность разрушаются… Что видят стены великой квартиры?

— За прошедшие годы Дом Гоголя, его квартира стали одним из любимым мест в Риме и для итальянцев, и для наших соотечественников, и для поклонников русской культуры со всего мира.

Каждое утро, когда я подхожу к окну, вижу – внизу группы людей с фотоаппаратами, камерами, просто молчаливые пары, сосредоточенно всматривающиеся в окна квартиры. Беспрестанно звонит домофон и телефон: люди записываются на экскурсии…

Если я начну перечислять все события, изменившие, точнее, дополнившие облик квартиры, придется писать книгу… За прошедшие годы мы получили неисчислимое количество подарков, в частности, редкие антикварные книги: оригинальные произведения Гоголя и художественные переводы его работ на многие европейские языки. Ценным подарком явилось собрание сто одной гравюры – иллюстраций к поэме «Мертвые души» художника Агина. Важным событием стало прибытие из Германии уникальной антикварной русской библиотеки, переданной нам в дар вдовой знаменитого немецкого переводчика-слависта Петера Урбана, лауреата премии Гоголя. Уникальные издания по истории Рима. Старинные гравюры и фотографии с видами Вечного города, которыми любовался Гоголь. Выставка иллюстраций знаменитых русских художников к произведениям нашего автора, подаренная московским Домом Гоголя, с которым мы очень дружим. Редкой ручной работы рушник и салфетки, подаренные Домом-музеем Н.В. Гоголя в его родном селе Васильевка на Полтавщине, из родового поместья…

Памятная доска на доме Гоголя

Все эти предметы размещены в Гостиной Гоголя, состоящей из двух комнат – литературной и музыкальной. Хотелось бы напомнить, что в бытность автора через эту квартиру прошел весь цвет русской культуры: Василий Жуковский, Николай Языков, художники Александр Иванов, Федор Моллер, Федор Бруни, литератор Павел Анненков, историк, писатель и журналист Михаил Погодин и многие, многие другие…

Нам хотелось вернуть художественную жизнь в эти стены, наполнить дом молодыми голосами.

Программы Гостиной разнообразные: здесь проходит семинар по Истории русского театра для студентов римских университетов, изучающих русский язык и литературу, презентации русских и итальянских книг, мини-конференции и семинары по проблемам современной литературы, «Гоголевские чтения», театральные встречи, музыкальные

концерты. Полагаю, что нам удалось выстроить модель, которую смело можно назвать — Музей Гоголя, обращенный в будущее!

— Наверняка, дом Гоголя очень популярен в Риме…

— Гоголя, как автора, в Риме знают и любят. Некоторые его произведения есть в школьной программе. Самое популярное из них — повесть «Шинель», что связано с удачным итальянским переводом. В римских университетах на отделениях русской литературы к Гоголю относятся, как к хорошо известному и любимому автору. Много научных исследований, статей написано о Николае Васильевиче в Риме. Профессор римского университета «Сапьенца» Рита Джулиани, ведущий итальянский исследователь его творчества, написала замечательную книгу «Рим в жизни и творчестве Гоголя, или Потерянный рай». Она переведена на русский язык и издана в России. С радостью рекомендую её нашим читателям.

— Всё это определило популярность Гоголевской квартиры. Как я уже обмолвилась, с утра под окнами стоит толпа поклонников и не смолкает телефон с просьбами о записи на экскурсии, расписанные, как правило, на месяц вперед. Конечно, мы разработали эксклюзивные экскурсии в Квартире Гоголя. Несомненно, никакие стояния под окнами не могут передать магии гоголевского дома и его атмосферы.

Кроме того, мы предлагаем нашим гостям еще одну уникальную экскурсию – «Русский Рим». Это увлекательная прогулка и по излюбленным гоголевским маршрутам, и по римским адресам выдающихся представителей русской культуры, в разные времена проживавших в городе – Кипренского, Чайковского, Александра Иванова и Вячеслава Иванова, Тургенева, Станкевича, Моллера, Иордана, княгини Волконской; по местам присутствия русской колонии художников – пансионеров Петербургской Академии художеств, их мастерских…

Что касается квартиры, конечно, лучше ее один раз увидеть… Мне не хотелось бы предвосхищать дополнительными деталями и рассказами то, что возможно пережить только в момент личного присутствия. Музей-квартира работает по нескольким направлениям: отдельные программы для деятелей культуры, для профессионалов в формате культурных диалогов и всего, что я уже рассказала о жизни Гостиной Гоголя. Далее – работа офиса «Премии им. Н.В. Гоголя в Италии», который готовит к сентябрю очередную церемонию награждения лауреатов, и третье направление – экскурсионная деятельность музея – квартиры для наших гостей.

Конечно, в доме на видном месте хранятся портреты моего отца в ролях Хлестакова и Чичикова, и я часто рассказываю нашим гостям о его творчестве и восхитительных иероглифах судьбы, благодаря которым Гоголь вернулся в Рим. Глядя на эти портреты и на свои детские фотографии, сделанные когда-то с любовью папой, я часто думаю о том, что все мы родом из детства. И все наши ранние жизненные впечатления, художественные потрясения не только остаются в душе, но становятся проекцией будущей жизни.

ВАЖНЫЙ ГОРОД

— Вспоминаете ли вы Оренбург, с которого всё начиналось?

— Оренбург, моя родина, в пейзажах моей души занимает очень важное место.

Мне было бы невероятно приятно, если бы наша беседа пробудила у моих земляков, оренбуржцев, желание однажды приехать в Рим, прийти в гоголевский дом, возрожденный в этом столетии оренбургской семьей, в память не только о гениальном писателе, здесь проживавшем, но и о русском артисте Анатолии Солодилине, всю жизнь верой и правдой служившем родному городу и театру. Именно его великая любовь, преданность искусству, талант и вера помогли свершиться этой удивительной истории, которая, я в этом уверена, была продиктована Гоголем с Небес, а я только благодарно и бережно исполнила его волю…

Open post

Оренбуржец рассказал об учёбе в Германии, работе в Парижской опере и тоске по пряникам

В российский прокат вышел документальный фильм «Парижская опера», где одну из главных ролей сыграл 23-летний уроженец Оренбургской области Михаил Тимошенко. Певец родился в селе Камейкино, окончил школу – в том числе, и музыкальную – в Медногорске, получил высшее образование в Германии и дебютировал во Франции.

«Оренбуржец рассказал об учёбе в Германии, работе в Парижской опере и тоске по пряникам»Continue reading

Open post

Охота на покемонов: Оренбург присоединился к игровому безумию

Больше 10 миллионов скачиваний, сотни публикаций со всего мира, новый культовый феномен – а ведь игра POKEMON GO вышла всего две недели назад. Несмотря на то, что в России официального релиза еще не было, фансообщества появляются по всей стране. Оренбург не стал исключением: сотни горожан выходят на улицы, чтобы поймать Пикачу. 

«Охота на покемонов: Оренбург присоединился к игровому безумию»Continue reading

Scroll to top